2011-06-09 09:00:38
ГлавнаяСоциология — Антиглобализм как социокультурный феномен



Антиглобализм как социокультурный феномен


Глобализация - сложное, многоуровневое явление, касающееся будущего экономики, политики, технологии, финансовой и образовательной системы, культуры и функционирующих в современном мире многих социальных институтов. Это явление опирается на новейшие достижения компьютерной технологии, которое не только облегчает проведение политики глобализации, но и служит инструментом реализации нового проекта мировой истории.

Вот почему не стоит упрощать данный процесс и сводит его только к экономической или информационной составляющей при всей их значимости. Важно считаться также с теми сдвигами, которые происходят в области ценностей, философии, мировоззренческих установок, идеологических предпочтений. В условиях углубляющегося системного кризиса все основополагающие смыслы, нашедшие отражение в понятиях религия, искусство, философия, наука и т.д. радикально меняют свое содержание, место в пространстве культуры, предназначение. Так, религия в ведущих странах индустриального и постиндустриального мира во многом превратилась в ритуал, который сопровождает социально-значимые события, но оказывается внутренне невостребованным. Философия, начиная с О. Конта, стала все больше ориентироваться на науку, которая обслуживает нужды техногенной цивилизации. Подобно этому «искусство перестало творить идеальные образы, выражающие идеалы красоты. Оно всегда с чем-то соотносилось: с «самими вещами» или с вечными ценностями. Во всяком случае, оно отличалось от повседневности и уводило в мир прекрасного. ...Современное искусство формировалось как протест против резкого разделения прекрасного и безобразного, культурного и некультурного». Тем самым начинается «усреднение», массовизация, снижение «планки», борьба с идеалом. Подобное движение привело к эстетизации повседневности, благодаря которой «вещи виртуализируются и обретают знаково-символическую форму». Тем самым искусство радикально меняет свое предназначение, смысловые координаты. Происходит встречный процесс растворения вещей в искусстве, с одной стороны, и растворения искусства в вещах, - с другой. В результате этого «эстетическое теперь уже ничего не выражает ни вне человека, ни внутри его. Оно соотносится само с собой и тоже становится похожим на работающий в разнос механизм». Все великое, глубинное теряет свое значение. Мир расщепляется на отдельные блоки, подсистемы, малозначимые для общей тенденции элементы. Искусство в подобной ситуации не выполняет присущие ему в недавнем прошлом мировоззренческие функции. Оно не зовет к новым вершинам. Оно скорее само приспосабливается к миру, нежели ориентирует мир определенным образом. Более того, подобная ориентирующая, направляющая мировоззренческая функция оказывается ненужной, невостребованной. Как отметил Жан Бодрийар «Циркуляция стилей и форм, смена моды заменяют проблему оправдания и обоснования, которая раньше соотносила изменения в искусстве с изменениями социально-культурных парадигм, логикой мировоззрения и самопонимания человека». Наступает время, когда сменяющиеся стили и формы в искусстве живут своей жизнью, они стремятся скорее развлечь человека, заставить забыть о глубинных проблемах жизни, нежели познать и повлиять на их восприятие и протекание.

Таковы и многие положения, ставшие императивами эпохи. Эти императивы требуют умения больше действовать, нежели задумываться, актуализируя вопрос об умении адаптироваться к изменяющимся условиям. При этом адаптироваться должны не только конкретные люди, но и все культуры и страны. Адаптироваться к новой реальности сегодня означает не столько знание сути этой реальности, глубинных законов ее функционирования, сколько умения выживать в конкурентной борьбе, приспосабливаться к требованиям рынка, поскольку начинает в глобальном масштабе действовать дарвинский принцип выживает только сильнейший, а остальные должны погибнуть. Между тем, развитие цивилизации требует принципиально иного подхода к сложившейся ситуации в мире, а именно умения согласованно действовать по предотвращению возможной глобальной катастрофы. Для этого требуется взаимодействие всех подсистем современной цивилизации: Запада и Востока, Севера и Юга, индустриально-развитых стран мира и остальной его части, влиятельных мировых религий и образовательных систем. Последняя должна одновременно учить двум разнонаправленным «вещам»: с одной стороны, сохранению уникальных, самобытных национальных культурных традиций, бережному отношению к неповторимым чертам национального самосознания, а, с другой стороны, помочь понять взаимосвязь, взаимозависимость различных социокультурных традиций. Более систематический анализ динамики цивилизаций показывает, что эти две задачи не так противостоят друг другу, как представляется на первый взгляд. Каждая самобытная национальная культура может осознавать свои достижения и проблемы только потому, что существуют другие культурные традиции, не полностью похожие на нее. Только в диалоге с другой культурой, отражаясь от нее, культура осознает свою суть, свое предназначение, свое место в мире. Подобно тому, как народы расширяют свое культурное пространство взаимодействия с другими народами, так и культуры живут, развиваются, познавая других. Более того, не будет преувеличением утверждение, что, познавая другие социокультурные традиции, каждая культура получает новую дополнительную возможность познать себя лучше, поскольку познание других культур выступает источником самопознания каждой национальной культуры.

Формирующееся общество не только информационное, но и медиократическое. Газеты, радио, электронные средства массовой информации, компьютеры, Интернет - важная составляющая современной цивилизации. Без них современную цивилизацию невозможно себе представить. При этом указанные средства массовой информации не только передают, хранят информацию, но и участвуют в формировании ценностного мира современного общества. Они не просто источники информации, но и системообразующие элементы динамически трансформирующегося общества. СМИ интерпретируют разнородные процессы, которые происходят в обществе, и тем самым принимают непосредственное участие в формировании его смыслового ядра. Средства массовой информации, конечно, являются не единственными формирующими структурами, влияющими на сознание индивида и общества, их целевые установки. За средствами массовой информации стоят такие детерминанты общественного развития, как экономика и политика. Но в информационном обществе все ведущие сферы бытия общества тесно взаимодействуют, взаимодополняют друг друга, а потому и экономика и политика «существуют», «функционируют», «воспринимаются» обществом через средства массовой информации, зависят от уровня их развития. Поэтому глобализация информационной сферы выступает необходимым элементом общего процесса глобализации.

Глобальный мир - это, в первую очередь, мировое информационное пространство, которое функционирует по своим законам, способствуя глобализации в области экономики, финансов, политики, культуры, образования и т.д. Как было отмечено, новые средства массовой информации - компьютеры, Интернет, - становятся необходимой и естественной частью мирового процесса, которые принимают непосредственное участие в изменении сложившихся стереотипов, образа жизни и даже образа мысли. Без глобализации инфосферы невозможна постановка вопроса о формировании общепланетарной модели сознания, глобализации общественного сознания и сознания составляющих его индивидов. В наши дни уже на уровне ООН обсуждается вопрос о создании глобальной этики человечества. И это не случайно в силу принципиальной значимости нравственно-этической проблематики в период системного кризиса современной цивилизации. Сама постановка проблемы отражает осознание пагубности недооценки моральных, духовных факторов в развитии человечества. Мировое сообщество должно остановить моральную деградацию общества, которая является следствием экономико-центризма и технократизма индустриальной цивилизации.

Инструментами реализации этой сверхзадачи - формировании глобальных целей, общепланетарных ценностей, без которых нельзя решить глобальные проблемы, - выступают развитие глобальной системы коммуникации, переход на электронно-цифровые технологии. Развитие новых средств информационных коммуникаций поэтому выступает важнейшим фактором формирования человека, чувствующего себя не только представителем отдельной страны, региона, нации, религии, но и представителем планеты «Земля». Включенность в мировое информационное пространство позволяет чувствовать себя гражданином мира, теоретически влиять на процессы, происходящие в мире, получать, хранить, перерабатывать и пользоваться значительно большим массивом информации, чем имеет место сейчас. В связи с формированием глобальной системы информационно-телекоммуникационных сетей возрастает роль сфер производства, которые разрабатывают программы для новых информационных технологий. Последнее приводит к возрастанию роли науки и технологии в повышении информационной культуры общества.

Информация может быть социально значимой, но неэффективной, если социальная среда не готова ее понять и использовать. С этим связана взаимозависимость уровня развития новой информационной технологии и функционирующих образовательных систем.

Чем информация более социально значима, тем сильнее зависимость человека от тех структур, которые владеют нужной информацией. Отсюда стремление всеми средствами получить нужную информацию, обладать ею, производить, хранить и транслировать ее. С этим фактором связана политизация и идеологизация информационной среды. По мнению И.А. Василенко «для современной эпохи характерна трагическая раздвоенность политической культуры: в погоне за эффективностью и рациональностью она не научилась надежно защищать хрупкий мир ценностей. В результате тревога по поводу разрушения ценностной сферы выливается в лишенный деятельностного, созидательно-мобилизующего потенциала».

Ситуация осложняется тем, что в силу недооценки философско-методологических проблем мало исследованы взаимосвязь между знанием и информацией, информацией и принятием решений, информацией и продуктивной деятельностью в самых разных сферах. Человек сперва получает информацию, которая затем становится знанием и находит практическое применение. В этих условиях актуализируются идеи античности о роли знания вообще и мысль Гераклита о том, что «многознание уму не научает», в особенности. Она и в начале третьего тысячелетия также верна, как и во времена первого греческого диалектика. Прошедшие более чем две с половиной тысячи лет показали не только истинность, но и актуальность мысли великого мыслителя, подчеркнувшего своим тезисом принципиальную значимость рефлексующего мышления, опасность игнорирования мудрости, глубинных истин, которые не даются человеку на основе непосредственного опыта.

Сегодня, когда происходит интенсивный процесс информатизации трактуется только операционально-прагматически, когда анализ преобладает над синтезом, и получило широкое распространение предубеждение против философии, как абстрактной игры ума, все более актуальной становится необходимость нового прочтения старых, исходных истин, изучение факторов, приведших к упрощенному истолкованию классических философских текстов. В той ситуации выбора, в котором оказалось человечество в начале третьего тысячелетия, особую актуальность приобретают философские размышления о человеке, обществе, будущем. И это естественно, поскольку сегодня время, о котором однажды Гераклит сказал: «Когда рушится все, наступает час философии».

В условиях радикального переосмысления идей прогресса, рациональности, сути человека востребованными оказываются представления великих философов прошлого и настоящего, Востока и Запада о человеке и природе, бытии и сознании, рациональном и иррациональном, истине и ценностях. В подобной кризисной ситуации нельзя надеяться на то, что информатизация и глобализация неолиберальных представлений сами по себе разрешать фундаментальные антропологические проблемы, с которыми встретилась современная цивилизация. Учитывая уроки истории, необходимо помнить о противоречивости техники, на которую сегодня возлагаются большие надежды. Еще в 30-е гг. XX в. Н.В. Устрялов в работе «Проблема прогресса» справедливо отметил «тревожную двусмысленность» технического прогресса: «он служит одинаково созиданию и разрушению, - добру и злу постыдно равнодушный, не ведая ни жалости, ни гнева. Он творит чудеса, покоряет человеку природу, но в то же время вносит нередко несравненные опустошения и в человеческие общества, и в человеческие души». При этом легкомысленно думать, что столь сложные проблемы, как экологическая, энергетическая, демографическая, и, что особенно важно, ­антропологическая, - будут автоматически сняты в результате начавшейся глобализации. Глобализация нуждается в новом идеале, и современная цивилизация неосознанно ищет новые модели развития, способные справиться с глобальными проблемами и уменьшить международную напряженность. Все это актуализирует вопрос о месте философии в современной культуре, поскольку именно философия помогает сформировать новые идеалы.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Философский аспект раскрытия сущности социализации личности
Психологические механизмы обратной перспективы
Теоретико-методологические основания общей девиантологической теории.
Гендер как инструмент политологического анализа
Социальные нормы и отклонения от них.
Вернуться к списку публикаций