2010-06-23 21:25:56
ГлавнаяСоциология — Психосоциальные аспекты работы психолога с родителями детей и подростков, демонстрирующих симптомы посттравматического стрессового расстройства



Психосоциальные аспекты работы психолога с родителями детей и подростков, демонстрирующих симптомы посттравматического стрессового расстройства


В истории человечества было немало случаев, когда люди страдали от ужасающих последствий природных катаклизмов: землетрясений, торнадо, селей и т.п. С развитием цивилизации люди научились предвидеть и противостоять некоторым из них. Однако современное общество породило новые, не менее трагичные по своим последствиям катастрофы (взрыв на атомном реакторе в Чернобыле, крушения поездов и т.д.) и социальные потрясения (войны, национальные конфликты, похищения, теракты, насилие и т.п.), способны вызвать психологическую травму.

Что происходит, во время травмы? Помимо получения физических, нервных и эмоциональных страданий, угрозе подвергается наше право на жизнь, на личное благополучие и, кроме того, возникает ощущение, что мир (включая людей) не оказывает значительной поддержки человеческой жизни в целом. Разрушается само наше представление о существовании. Существование в этом смысле включает все значимые структуры, которые свидетельствуют о том, что мы являемся ценной и жизнеспособной частью материи жизни.

Психологические последствия воздействия травматического события на психику человека зависит от его возраста, особенностей его нервной системы, предшествующего жизненного опыта. Особенно остро реагирует на травматическое событие психика ребенка и подростка.

Все пережившие психологическую травму приобретают статус пострадавших, что обеспечивает особый социальный статус и поддержку окружения. При этом психической травматизации особенно сильно подвержены беженцы из «горячих точек» (Н.В.Тарабрина, В.А.Агарков, М.Г.Хаскельберг).

Эффективность психологической реабилитации людей, оказывающихся в стрессовой ситуации (военные действия, террористический акт, захват заложников), может быть обеспечена только при своевременном и адекватном использовании активных форм психологической помощи.

Вместе с тем оказание активной помощи часто затруднено неразработанностью в научно-практической психологии специальных мероприятий, методических «руководств» действиями в экстремальных ситуациях, особенно в отношении детей и подростков.

В этой статье мы хотим представить опыт психологической помощи семьям, имеющим детей, демонстрирующих симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Для того, чтобы лучше понять, каким семьям оказывалась психологическая помощь, остановимся на некоторых теоретических аспектах последствий воздействия травматического события на детскую психику.

После психологической травмы, вызванной событием, выходящим за рамки человеческого опыта, у ребенка может развиться характерный симптомокомплекс, называемый посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). Событиями, выходящими за рамки обычного человеческого опыта, могут быть: угроза жизни, ущерб самому человеку или его семье, внезапное разрушение (потеря) дома или семьи, чья-то насильственная смерть или ранение.

Симптомы ПТСР можно разделить на три группы: симптомы повторного переживания, симптомы избегания и симптомы повышенной возбудимости.

Симптомы повторного переживания включают ночные кошмары, флэш-бэки (внезапные поступки и чувства, как будто событие происходит сейчас), повторяющиеся игры, сильный дистресс, воспоминания о травматическом событии и навязчивые мысли.

Симптомы избегания включают уход от мыслей и чувств, связанных с событием; избегание всего, что напоминает о событии; теснение из памяти деталей травмы; чувство отчуждения; обеднение эмоций.

Симптомы повышенной возбудимости характеризуются нарушением сна, раздражительностью, затруднением концентрации внимания, психологической чувствительностью к стимулам, связанным с травмой.

Описывая состояние ПТСР у детей, Фредерик выделяет следующие характеристики:

- нарушение сна в течение довольно длительного времени со сновидениями, связанными или не связанными с травматизмом;

- тревожное расставание или «хватательное» поведение (например, отказ идти в школу);

- фобии, вызванные стрессовыми стимулами, напоминающими о травматическом событии (телевизор, сцена, человек);

- нарушение поведения в школе, семье, связанное с беспокойством, фрустрацией;

- сомнение по поводу себя, неопределенность образа тела, склонность к уединению.

Леноре Торр в свою очередь выделяет следующие характеристики состояния ПТСР у детей:

- неожиданно возникающие воспоминания, часто повторяющиеся и зрительно воспринятые. Появляются и в игре (у самых маленьких);

- повторяющиеся поступки: например, игры на травматические темы или позы тела (ощущения, связанные с травматическим событием);

- специфические страхи;

- изменение жизненных позиций по отношению к другим и ощущение бесперспективности будущего.

Для диагностики ПТСР у ребенка или подростка помимо вышеперечисленных характеристик важно так же следующее: ребенок должен быть участником, свидетелем, либо столкнуться с событием (событиями), которые включают смерть, угрозу смерти или угрозу физической целостности других людей (либо собственной); реакция ребенка должна включать также страх, беспомощность, ужас или же эта реакция может быть замещена ажитирующим или дезорганизированным поведением. Помимо этого, длительность протекания расстройства должна быть более 2 месяцев, так как первые 2 месяца психика ребенка пытается самостоятельно справиться с пережитым травматическим опытом. Диагностика ПТСР у детей и подростков довольно сложна, поэтому на практике психологи чаще пользуются формулировкой «демонстрирует симптомы ПТСР».

Часто при оценке степени травматизации ребенка учитывается реакция на травматические события людей, окружающих ребенка.

Еще в 1943 г. А.Фрейд и др. определили, что дети лучше противостоят травме, когда с ними рядом находятся их родители, которые спокойно и стойко переносят ситуацию. И хотя вскоре (1951 г.) эти исследователи пришли к выводу, что травма, хорошо переносимая благодаря окружению, не предотвращает отставленное расстройство (т.е. ПТСР), роль поддержки родителей или других ближайших родственников ребенку, пережившему психологическую травму, трудно переоценить.

Конкретными задачами психологической помощи детям и подросткам, демонстрирующим симптомы ПТСР, являются снятие стресса, максимальное вытеснение из памяти детей стрессогенного фактора, а также привитие навыков самоуправления, аутогенной тренировки, повышение принятия своей личности, формирование нового смысла существования. Для осуществления такой программы используется метод психологической работы с переживаниями детей.

Работа с переживаниями детей требует осуществления сугубо индивидуального подхода к ним с учетом специфики возраста, а также особенностей воспитания детей в семье. Хорошего эффекта на этапе собственно психологической реабилитации невозможно добиться без привлечения к работе родителей или лиц, их заменяющих, т.е. ближайшего окружения ребенка.

Внутренние взаимодействия и, в частности, взаимодействия в подсистеме «родитель-ребенок», очень интенсивны, и в силу этой интенсивности психологу бывает сложно работать (независимо от проблематики) с ребенком отдельно от родителей. Семейная среда очень быстро снимает следы специального воздействия, если родители не участвуют в коррекционной работе.

С.К.Масгутова, представляя свой опыт психологической помощи детям, пострадавшим в железнодорожной аварии на участке «Уфа-Челябинск» в июне 1989 г., описывает ряд случаев, когда близкие взрослые в силу собственных переживаний, непонимания психологических проблем ребенка создавали новые стрессогенные факторы, отягощали его состояние.

Российский психолог Ф.Коньков среди ценностей армянской семьи, культуры и т.п., влияющих на стрессовые реакции ереванских детей после землетрясения 1988 г., выделил следующее:

- преобладание ценностей внешнего благополучия семьи над внутренним психологическим комфортом;

- чрезмерную фиксацию взрослых на состоянии своих детей как защиту от своих собственных чувств и как неконструктивную демонстрацию альтруизма;

- нежелание сообщать детям о смерти близких из-за страха вызвать враждебное отношение ребенка к себе; это приводит к тому, что дети остаются наедине с неотреагированным стрессом, притом что они интуитивно чувствуют эту потерю, и не могут разделить её со взрослым в открытом общении по поводу переживаемого горя.

Ф.Коньков описывает психотерапевтическое вмешательство психологов в целях снижения воздействия этих факторов, т.к. без этого стресс ребенка продолжается.

Работа с родителями, родственниками пострадавших детей является одним из наиболее сложных аспектов психологической помощи детям. Она сводится к объяснению сущности психологических проблем детей и привлечению родителей к совместной работе по восстановлению душевного равновесия детей. Решение этих задач в ходе реализации программы реабилитации детей часто отягощается стрессовым состоянием самих родственников, поэтому психологу приходится решать и их проблемы.

Изучение опыта психологов по реабилитации детей после травматического стресса позволило нам определить одним из важнейших направлений в работе с подростками, пережившими террористические акты в зоне локальных военных конфликтов (Чечня, Таджикистан). В настоящее время дети проживают в г.Воркуте и имеют статус беженцев, работу с ближайшим социальным окружением детей - родителями, родственниками.

Работа включала индивидуальную психологическую диагностику особенностей семейного воспитания ребенка, а также личностных особенностей родителей, имеющих возможность оказать влияние на взаимоотношения с ребенком; индивидуальное консультирование родителей (как психолого-педагогическое, так и личностно ориентированное); помимо этого велась групповая работа по программе «Эффективное взаимодействие с детьми» - психологический тренинг с элементами группы личностного роста и, при необходимости, элементами психотерапевтической группы.

Работа начиналась с информирования родителей о некоторых теоретических вопросах лечения психологической травмы у их детей; о практических методах оказания психологической помощи; о конкретных затруднениях подростков и возможности их поддержки. Затем родителей просили дать ответы по опроснику «Анализ семейного воспитания» и по Карте - опроснику для родителей «Мой ребенок».

На этом этапе помимо получения диагностической информации, позволившей разработать программу занятий для конкретной группы родителей, решалась задача мотивирования родителей на дальнейшую совместную с психологом работу; заключался так называемый «устный контракт» на работу.

В качестве основной диагностической психологической методики в работе с родителями нами использовался опросник «Анализ семейного воспитания» (Э.Г.Эйдемиллер). По результатам заполнения опросника можно было получить информацию о том, какими способами родитель воспитывает ребенка (тип воспитания). В случае, если этот тип способствовал возникновению психотравмы для ребенка в общении с родителем, или сохранял (поддерживал) психологическую травму, полученную ребенком в ситуации вне семьи, результаты опросника могли дать информацию о причинах, вызывающих данный тип воспитания.

В диагностическом исследовании особенностей семейного воспитания приняли участие 14 родителей (матери) подростков (11 юношей и 13 девушек); возраст испытуемых - 16-20 лет. Подростки являлись участниками реабилитационных групп и отбирались следующим образом. Все подростки, являвшиеся участниками или свидетелями событий террористического акта, захвата заложников, были обследованы на предмет выявления высокого уровня личностной тревожности, агрессивности, а также проблем эмоционально-аффективной среды (страхи). Использовались констатирующий и сравнительный методы исследования. В качестве эмпирического метода использована методика «Личностный дифференциал». Методика представляет собой адаптацию "Семантического дифференциала", которая была произведена в Психоневрологическом институте им.Бехтерева. Она содержит соответственно три шкалы: оценки, силы и активности, и структурированное клиническое интервью (СКИД) (Structured Clinical Interview for DSM-III-R00) для клинической диагностики уровня выраженности симптоматики ПТСР и частоты ее проявления. С теми, кто продемонстрировал высокие показатели тревожности и агрессивности, было проведено клиническое интервью на предмет выявления симптомов ПТСР. Принципы диагностики ПТСР (а следовательно, и отбора детей в реабилитационные группы), которыми мы руководствовались, частично предоставлены выше. И после формирования реабилитационных групп психологом проводилась работа с родителями с целью закрепления эффекта от воздействия на ребенка.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Гендерные исследования как парадигма научного сообщества
Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.
Социология и метафизика в творчестве Достоевского
«Интеллектуальная биография Т. Парсонса» как средство теоретического анализа
Об интеллигенции в целом
Вернуться к списку публикаций