2009-07-09 17:45:18
ГлавнаяСоциология — Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества



Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества


Театр как субъектно-смысловой вектор социальных трансформаций

Из всех видов искусств наиболее важной чертой театра выступает его «действо», т.е. способность выражать художественные идеи, идеалы, противоречия реальности в живом процессе игры, что выступает основой неповторимости, уникальности каждого представления пьесы для зрителей, втягивание их в открытую и неопределенную ситуацию, в сам процесс катарсиса. Театр создает пространство движения к идеалам через преодоление, выбор вариантов, постоянную возможность «выбрасывания» из сюжета действующих героев через их гибель, разоблачение и т.д. Театр моделирует жизнь, взятую в процессе ее освоения, проектирования, завоевания определенных позиций героями, защиту ими определенных принципов, ценностей, перспектив.

Именно поэтому он стал в истории художественной культуры «началом» каждой эпохи общества, своеобразным «входом» в новые социальные условия. Субъект, порождающий новое как проект живой целостности, в формах театра, конкретизируя исторический процесс трансформации, производит как бы отрицание ряда свойств или черт действительности, так и символические образцы нового. Но все это имеет не реальный, а эстетический статус, поэтому возникает своеобразная «квазиреальность», обладающая силой внушения, убеждения, подчинения себе зрителей потому, что выступает как продолжение их самих в созданных театром ситуациях, сюжетах. Театр - это символически выраженная субъективность, через коллизии которой устанавливается прежде всего согласование смыслов, норм поведения, оценок, мировосприятия, необходимые для последующего освоения реальности индивидами. Здесь это освоение имеет форму инкультурации, которую О. Генисаретский определяет как «вхождение в наличное тело культуры новых ценностно значимых содержаний (образов, персонажей, символических и энергийных комплексов). Эта раскрытость культуры через ценности как органы «внутреннего человека»... означает вхождение в реальность духовной жизни, выраженную в терминах той или иной картины мира. Причем вхождение это происходит в форме виртуальных событий, спонтанно раскрывающих для сознания сокрытие ранее пространства ценностно-подлинного опыта, запечатлевающихся в целостных, симультанных образах возможной жизни, обитания в открывшихся жизненных мирах».

Таким образом, инкультурация включает в себя «перекодирование» эстетического субъекта, который через формирование в новой виртуально-символической реальности создает «модели» (собственно театральные сценарии, пьесы определенного жанра), необходимые для освоения индивидами нормативно-субъектного «качества» новой формирующейся действительности. Данное перекодирование касается прежде всего смыслов, что требует изменения символики, языка, стиля выражения реальности. Н.Б. Бакач справедливо пишет, что «символы несут на себе главные функции культуры, такие как структурирование человеком бытия и самополагание... Смена культурных эпох связана со сменой смысловых установок... Именно смыслом, выражаемым в языке и рассеиваемым по различным сферам культурной деятельности, культурная эпоха собирается в единое целое и обретает собственный целостный образ.».

Этот процесс характеризует собой художественно-эстетическую деятельность, которая, как полагает М.М. Бахтин, «собирает рассеянный в смысле мир и сгущает его в законченный и самодавлеющий образ, находит для преходящего в мире (для его настоящего, прошлого, различности его) эмоциональный эквивалент, оживляющий и оберегающий его; находит ценностную позицию, с которой происходящее обретает ценностный событийный вес, получает значимость и устойчивую определенность. Эстетический акт рождает бытие в новом ценностном плане мира, родится новый человек и новый ценностный контекст - план мышления о человеческом мире».

В этом отношении именно театр является наиболее универсальным видом такой деятельности, поскольку соединяет программу и действие, структуру и процесс. Театр как художественное произведение, втягивающее зрителя в себя именно в момент собственного игрового действия, является посредником, интегрирующем в себе виртуальную реальность - идею, ее смысл, с одной стороны, и ее развертывание в конкретных ситуациях, сюжете, с другой. Все это так или иначе входит в определение театра, его смысловой горизонт.

Так, с точки зрения Б. Брехта, театр - это «воспроизведение в живых картинах действительных или вымышленных событий, в которых развертываются взаимоотношения людей... театр подает как игру картины жизни, предназначенные для того, чтобы влиять на общество». Театр, следовательно, в игре раскрывает нормативность реального. Но эта нормативность двойного плана: она утверждает будущее и снимает, блокирует отжившее настоящее. Это хорошо улавливает Б. Брехт: «Нам нужен такой театр, который не только создает возможность испытывать ощущения и возбуждать стремления, естественные для человеческих отношений, допустимых в данных исторических условиях, но и такой театр, который использует и будит мысли и ощущения, необходимые для изменения этих исторических условий».

Следовательно, театр переводит настоящее в будущее, связывает эти формы бытия человека и общества. Жизнь моделируется в формах игры, а это значит, что в театре проектирование, творчество и представление этого существуют одновременно, в общем синтезе. Онтологический, объективный статус этого процесса хорошо раскрывает Д. Гачев. Но в плане оценки эта объективность принимает характер чего-то священного, т.е. именно как освященное действие театр может воздействовать на зрителей и открывать свой символический мир. «Театр - литургия, разыгрываемая человечеством, народами и поколениями, более прочная, чем обряды религии. Из религиозной литургии театр рождается. От нее он заимствует устойчивость своего ритуала: что за чем должно следовать... Театр тоже религия, т.е. восстановленная связь, воссоединение. Чего? Всего: бытия и человека, общества и личности, разрозненного и случайного, много и разного - в целостность».

Известный американский драматург Олби, который начал свое творчество на рубеже 50-60 годов XX века, рассматривает театр как «общественное явление, отражающее духовно-нравственное состояние общества».

Характерной особенностью театра всегда выступало то, что он находил средства и формы «опережающего» исследования реальности через изменение своего языка, структуры, технологий, художественных приемов. Тем самым театр постоянно находит свое выражение будущего, в том числе и через развитие в нем многочисленных школ, методов, тематики и жанрового многообразия.

Однако, несмотря на все это богатство форм выражения, основой театра всегда оставалась игра - способ воплощения не только сюжета и сценария, не только метода реализма и символизма, но встраивания в контекст общества на уровне должного, нормативного, хотя и выраженного виртуально-эстетически. Игра - это способ прохождения смыслового пространства ее участниками при фиксированных правилах (ролях, статусах), но неопределенности результата (хотя сюжет или сценарий уже завершены -реальные результаты игрового действия, их воздействие на общество, на сознание индивидов - открыты и не определены заранее). Именно потому, что игра - это прохождение пространства через время и правила действия, а не производство какого-то определенного результата, театр и выступает в качестве единства трансформации, проектирования и творчества: это способ определения будущего и одновременно его «опытное», ситуативно-игровое освоение в театральных сценариях, постановках.

Игра выявляет и показывает то, что вне ее - иным способом - не может быть вообще представлено: она выявляет структуры становящегося целого. И. Хейзинга замечает: «Игра... не есть нечто материальное... с точки зрения детерминированного мыслимого мира, мира сплошного взаимодействия сил, игра в самом полном смысле слова есть «избыток». Игра-это организация смыслового пространства, выражающего целостность субъекта, который конструирует новую реальность, восстанавливая свое соответствие с ней. Именно поэтому игра как бы «прорисовывает» это пространство, заполняет его структуры и таким образом подготавливает формирование объектного содержания, которое выражает не само себя, но ту меру своего изменения, в которой и выражается изменение субъекта. Игра, воплощенная в театральное действие - это выражение «продукта» и результата трансформации, воплотившейся в культуре, в изменениях социально-смысловых условий бытия индивидов. Поэтому новые театральные постановки скорее представляют изменяющееся в социальном бытии, чем всю его целостность, взятую вместе с изменениями. В этой связи театр всегда решает в первую очередь те или иные социокультурные, человеческие проблемы, а не просто выявляет новые состояния социально-человеческого бытия.

Проектный смысл и форму игра имеет потому, что имеет внутренний порядок, структуру и раскрывается по особой «программе», представленной сюжетом. При этом цель такого проекта не выражена конкретно - в виде определенного результата игры-действия, но в большей мере содержит совокупность средств обоснования той нормативности, того должного, которое и развертывается в театральном действии, одновременно и определяя в определенном контексте, и снимая настоящее.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы
Психосоциальные аспекты работы психолога с родителями детей и подростков, демонстрирующих симптомы посттравматического стрессового расстройства
«Интеллектуальная биография Т. Парсонса» как средство теоретического анализа
Психосоциальный портрет несовершеннолетней матери
Гендер как инструмент политологического анализа
Вернуться к списку публикаций