2009-07-09 17:45:18
ГлавнаяСоциология — Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества



Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества


В этой модели видно, что трансформации могут охватывать любой уровень - технологический, экономический, культурный. Рассматривая механизм динамики цивилизации, т.е. причины и движущие силы ее изменений, Ю.В. Яковец четко стоит на позиции приоритета человеческого начала: «Первоисточник перемен следует искать в фундаменте пирамиды, в человеке, в динамике его потребностей и способностей, знаний, навыков, интересов». Лишь эта составляющая выводит человека за рамки данных отношений. Однако автор не соотносит рост потребностей с чисто субъективной основой, трансцендентальной установкой человека: «Потребности не растут равномерно, они имеют свою цикличность. В период становления новой цивилизации наблюдает бурный рост, буквально взрыв потребностей всех слоев населения, обусловленный высокими темпами экономического роста и возможностью направлять растущий объем богатства на нужды потребления... Но уже на фазе зрелости обнаруживается недолговечность периода оправдывающих ожиданий. Темпы роста потребления замедляются, а новые поколения, потребности которых были подстегнуты предшествующим бумом, предъявляют растущие требования, которые не могут быть в полном объеме удовлетворены».

Таким образом, подлинной основой трансформаций является циклическая периодичность бытия цивилизаций: подъем, рост, затем надлом и разрушение, деформация. В этом контексте все же субъективная сторона оказывается своеобразным «мотором», источником поиска выхода из наметившегося кризиса. «В поисках выхода из кризиса выдвигается сонм новых идей, концепций, идеалов, многие из которых представляют перепев давно отпетых песен. Однако постепенно... происходит переворот в научном наследии, системе ценностей, выкристаллизовывается новый общественный идеал, который обретает растущее число сторонников и в итоге увлекает за собой активную часть общества... Следовательно, процесс смены цивилизаций начинается с нижнего и верхнего этажей пирамиды, с кризиса потребностей и духовного мира, проистекает из субъективного фактора. Но он не может осуществиться, пока не произойдут радикальные перемены в технологическом и экономическом способах производства, в социально-политическом строе».

Можно согласиться с таким подходом лишь отчасти. Автор прав, когда строит трансформационный процесс на системной основе, включает в него динамику циклизма. Он прав и в том, что настаивает на существовании материально-технологических предпосылок осуществления трансформации, несмотря на то, что его осознание и выдвижение альтернативных идей уже произошло. Но, как мне представляется, здесь недооценка субъектного начала приводит к тому, что, в конечном плане он не оказывается определяющим, а занимает место как бы «первотолчка».

В реальности же субъект в трансформации производит отрицание не только прежних идей, но и самого бытия данного общества или цивилизации как целого. В этом отношении отрицание пронизывает собой не только область духовного «этажа», но и всех других сторон и уровней цивилизационной пирамиды. Другое дело, что начаться трансформация должна где-то в «слабом звене», увлекая за собой остальные уровни. Поэтому перестройка технологий, экономических укладов и др. идет в возникшем общем противоречии между субъектом и его «субстанцией» - системно-овеществленной средой, в которой он действует.

Что касается науки, то здесь субъект служит как бы посредником между духовными и материальными сферами общества. С одной стороны, наука выступает как часть духовной жизни общества: она опирается на идеалы, ценности, мировоззрение, культуру. Но, с другой стороны, наука выражает и производственно-материальные стороны общественного целого, решает противоречия, возникающие в этой сфере. Следовательно, науку следует относить в трансформациях не к началу перемен, а к особой форме их целостной реализации: наука выстраивает, как бы моделирует сам путь социальных трансформаций, а потому не случайно, что ее роль в современном обществе весьма возрастает.

Но наука сама при этом «социализируется», т.е. становится фактором, «оформляющим» социальное поведение, отношение членов общества. Рост воздействия субъектного начала не только в духовном, но и в организационном, производственном, информационном и др. - факт повсеместный. Так, В.Л. Иноземцев полагает, что «на хозяйственный оборот влияют не только и не столько вовлеченные в оборот информация и знания, сколько характер восприятия человеком окружающего мира, его отношение к себе самому и себе подобным. В этом эпохальном изменении скрыта квинтессенция постэкономической трансформации. Если до последнего времени прогресс производства, всегда оставаясь фоном, на котором происходит становление нового человека, был в большей степени причиной социальных трансформаций, нежели их следствием, то сегодня положение начинает радикально меняться... Конец XX столетия ознаменовался рождением и укреплением качественно новой тенденции: и прогресс информационного производства, и характер постиндустриальной хозяйственной системы как таковой оказывается зависимым от потребностей человека в самореализации - как в производстве, так и в потреблении».

Самореализация человека неразрывно связана с научной рационализацией, в соответствии с которой все стороны и отношения действительности, общественной жизни выстраиваются на основе практической деятельности в соответствии с проектами, планами, моделями, в которых обоснована целесообразность и надежность существования новых условий и институтов, форм отношений, средств освоения предметной реальности. Поэтому «развитие проективно-конструктивной функции науки не означает какого-то растворения последней в непосредственной практически-производственной деятельности». «Обновленная наука призвана стать лидером, краеугольным камнем постиндустриальной цивилизации. Повышается наукоемкость не только производства, но и всей жизни общества, его динамики».

Таким образом, социокультурное прояснение понятия и функций современной науки, ее внутренних тенденций уже несет в себе методологические возможности выявить воздействие или хотя бы «присутствие» субъекта в любых системно-организационных, синергетических, циклических или волновых концепций социальной трансформации. Но такая реконструкция предполагает онтологический ракурс рассмотрения, при котором необходимо максимально адекватно раскрывать собственные формы и основания бытия того или иного объекта (включая и субъект как причину, имеющую объектные характеристики - свое «место», способ воздействия, свое пространство-время и др.).

При всех различных модификациях бытия субъекта, направлениях его воздействия на общество - систему (объект), неизменным оказывается то, что само пространство социальных изменений, их масштаб, направленность, динамика, цели и смысл определяются базовыми характеристиками субъектов (или субъекта), в которых проявляется его субъективность. Субъект открывает пространство возможностей, дает предварительные (как бы «эскизные») контуры такого пространства, встраивает в него будущее, прошлое и настоящее, цели, ценностные формы и др. Кроме того, сама отрицательность, которую вырабатывают субъекты в отношении к настоящему при формировании будущего выступает особым воздействием, изменяющим статус различных модусов реальности. Возможное, предпочитаемое, планируемое оказывается более реальным с позиций его воздействия на общество, сознание и поведение людей, чем уже существующие и действующие институты, отношения, тенденции, структуры.

Поэтому воздействие субъекта на социальные трансформации всегда выступает как онтологически первичное, а потому оно представляет собой всеобщее отношение, которое пронизывает любые более частные способы общественной жизнедеятельности, формы поведения и общения людей. Если «снять» такое отношение-бытие субъектов, их общий коллективный субъектный потенциал, то с неизбежностью возникает «частичность» субъектного воздействия, подчинение его системно-организационным, волновым и др. подобным процессам, что искажает и саму природу, сущность социальной трансформации. Следовательно, в изучении этой темы приоритетным выступает онтологическое рассмотрение, на основе которого осуществляется гносеологический анализ.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Некоторые проблемы социального развития российской семьи в 90-е годы
Социокультурный контекст процесса глобализации
Становление экономической социологии в России в ХХ веке
Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества
На каком этапе социализации человек способен воспринимать повседневность
Вернуться к списку публикаций