2009-07-09 17:45:18
ГлавнаяСоциология — Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества



Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества


Социальный субъект в детерминации и осуществлении научных революций

В современной теоретической и учебно-методической литературе наука определяется как особая деятельность, направленная на получение истинного знания и имеющая статус особого социального института. В.А. Канке определяет науку как «высокоспециализированную деятельность человека по выработке, систематизации, проверке знаний с целью их высокоэффективного использования. Наука - это знание, достигшее оптимальности по критериям обоснованности, непротиворечивости, точности и достоверности».

Наука - и это особенно относится к естествознанию - существует как постоянное «втягивание» свойств объективной реальности, природы в логику общественного воспроизводства, решения различных проблем, в создание «ткани» самой общественной жизни. Если человек в любую эпоху воспринимает объективную реальность субъективно, в соответствии с установками и принципами своего времени, то наука максимально объективирует представление о реальности, перенося законы и связи природы в человеческий мир, т.е. соединяя природу с формами общественной жизни, с логикой своей деятельности. Но наука вносит в процесс познания и мировоззрение конкретной эпохи, соглашаясь с его принципами.

Это осознание субъективного, конкретно-исторического «состава» научного знания завершилось лишь в XIX веке, хотя роль трансцендентального субъекта в конституировании априорных синтетических суждений обосновал уже Кант. Отсюда - огромное поле исследований по философии науки, которое в XX веке охватило практически все основные направления западной философии, в том числе и марксизм. Вместе с революцией в физике на рубеже XIX - XX веков происходит радикальное переосмысление естественнонаучной (а позже -и гуманитарной) теории и методологии: специфики математизации естествознания, анализ основной проблемы верификации, построение языка науки, проблемы ненаблюдаемости, роль математической логики и ее аппарата в науке, обосновании теории, переход научного мышления от субстанции к функции, направленность процесса познания и др.

Среди авторов, активно исследующих проблемы философии науки представители неопозитивизма (Л. Витгенштейн, М. Шлик, Р. Карнап и др.), постпозитивизма и критического рационализма (К. Поппер, С. Тулмин, Т. Кун, П. Фейерабенд), феноменологии (М. Фуко, К. Леви-Стросс), структурализма (работы У. Куайна, А. Койре) и др. В отечественной философии науки эта проблематика была исследована в трудах М.Д. Ахундова, В.А. Лекторского, П.П. Гайденко, Б.Г. Кузнецова, М.В. Мостепаненко, Е.П. Никитина, B.C. Степина, B.C. Швырева, Э.М. Чудинова и др.

Абстрагируясь теперь от логики и методологии самой науки, от специфики и оснований построения теории, методов ее формализации и т.п., поставим проблему внутренней связи научных революций с социально-субъектными трансформациями. Вопрос стоит следующим образом: при каких условиях прежний концептуально-мировоззренческий, методологический аппарат науки, прежде всего естествознания, перестает соответствовать изменившемуся обществу? Или, другими словами, что в содержании естественно-научных знаний входит в такое противоречие с его формой построения, что требует изменения самих принципов построения научной теории?

В отличие от общественных и гуманитарных наук, предметом которых выступают факты и закономерности общества, культуры, смысловых и символических отношений между людьми, социальными субъектами (слоями, классами, сообществами и др.), в естествознании предметом является природа, которая объективна по отношению к обществу и, следовательно, противостоит ему, т.е. не выстраивается внутри общества как его особое свойство, но открывается людьми при помощи общества, осваивается в формах общественного сознания (прежде всего, философии и науки) и общественных отношений.

Следовательно, в познании природы формируются два основных уровня ее постижения: во-первых, само общество, которое вовлекает в свои отношения лишь определенные свойства и «фрагменты» природы; во-вторых, наука, которая выстраивает модели, концепции, методы, соответствующие этим потребностям данного общества. Концепции естествознания - это не только открываемые свойства природы, воплощенные в понятиях, но это и средство согласования этих свойств природы с обществом, его уровнем через вырабатываемые модели.

Но это вовсе не значит, что общество при этом «закрывает» свойства природы. Конкретно соответствие между ними происходит прежде всего по линии совмещения логики практической и теоретической: собственные формы знания о природе совмещены с формами ее практического преобразования. Так, знания о природе в Древней Греции не выходили за рамки геометрии Евклида и механики Архимеда, соответствующего уровня астрономии, зоологии, ботаники. Здесь были выделены родовидовые характеристики организмов (их классификация), а также свойства формы и механического воздействия (рычаги и т.д.). Понятие скорости, времени, массы, ускорения и т.д. не рассматривалось. При этом формальная логика объективно стала той «метамоделью», или метаформой, в которую без остатка укладывалось содержание мышления. Все это соответствовало особенностям материальной практики этого времени, основу которой составляла обработка основных природных материалов (металлы, дерево, глина, минералы и др.). Создание необходимой формы предмета было почти всегда основной целью самого производства: его модификации как особого процесса в данный период не улавливались. Поэтому, в частности, античность не знала феномена субъективности: человек подчинялся судьбе, року, даже если чувствовал себя свободным; он соизмерял себя с вещами, с рабством, т.е. с овеществленным миром, несмотря на первые проблески личности в позднем эллинизме.

Совсем другим становится естествознание в новое время. Самый важный поворот - оно моделируется здесь в соответствии с особым пространством субъекта, принимавшим вид мыслящего разума. Как замечает В.В. Лазарев, «новая эпоха научного и философского мышления начинается с Декарта. Он выдвинул новое понимание научности, что и составило переворот, именуемый картезианской революцией. В его произведениях наука и философия обрели сознание собственного метода. Метод картезианского философского построения уясняется из его принципа cogito и состоит в систематическом развертывании истин, с необходимостью вытекающих из этого принципа».

Таким образом, в новое время сформировался принципиально другой субъект, вступивший в новые отношения с природой именно потому, что в нем образовались объективные, созданные всеобщностью капиталистического рыночного производства и обмена, формы социокультурного, мировоззренческого, экономического пространства. Основой этих новых отношений стала идея господства человека над природой, субъективного противопоставления ей, понимание знания как инструмента такого господства: знание теперь трактуется как «сила» (Ф. Бэкон).

В этих условиях потребовались новые формы теории, новые способы организации знания, проведения исследований. Важнейшим направлением этих трансформаций стала математизация естествознания: именно математика стала способом моделирования предметно-концептуального мира, создаваемого наукой. В целом революция естествознания и происходила как переворот в организации науки, изменение ее социального статуса и функций, вызванный радикальным изменением свойств социального субъекта, в пространстве которого и организуются теперь новые смыслы и формы осуществления научного исследования. Но - как покажет время - в XX веке такая математизация уже не узнается как выражение субъекта: в феноменологии Гуссерля пересматривается декартовский метод сомнения и основой знания объявляется уже «жизненный мир»-совокупность непосредственно данной индивидам и смыслово определенной реальности, из которой в последующем «тематизируется» мир науки, математически организованная предметность.

В философии науки XX века тема научных революций стала актуальной в связи с наступлением научно-технической революции, резко переместившей соотношение знания и производства: бывшее прежде в пространстве «околопроизводственном», научное знание теперь становится внутренней составляющей материального производства, его ведущей конструктивной основой. Отсюда - создание моделей, описывающих структуры и специфику научных революций. Среди них одной из наиболее известных стала концепция научных революций Т. Куна.

Этот автор различает эволюционное и революционное развитие науки. Здесь ключевую роль играет понятие «парадигма» - некоторая общепринятая в данном научном сообществе мировоззренческая и процессуальная схема, в соответствии с которой осуществляется исследование в рамках «нормальной науки». Т. Кун отмечает: «Под парадигмами я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений».

Комментируя концепцию Т. Куна, А.В. Андрианов и А.И. Ракитов отмечают, что Кун указывает два основных значения этого понятия. «Первое из них - совокупность некоторых установок, убеждений, приемов и знаний, которыми руководствуется научное сообщество. Второе - это важнейший элемент указанной совокупности, образец решения задач, исследуемых сообществом в нормальный период».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


На каком этапе социализации человек способен воспринимать повседневность
Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл
Философский аспект раскрытия сущности социализации личности
Категория гендер в изучении истории русской литературы
Научные взгляды Питирима Александровича Сорокина
Вернуться к списку публикаций