2009-07-09 17:45:18
ГлавнаяСоциология — Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества



Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества


В последующем театр продолжает охватывать различные тенденции все более сложного общества, распадаясь на новые направления, стили, художественные методы. Так, комедия нравов, развернувшаяся в Западноевропейском театре в XVIII веке, «наследуя и развивая традиции классической комедии, преобразовывала характер зрительских эмоций, создавая некую внутреннюю оппозицию сцены и зрительного зала... сцена отделилась от зрителей барьером рампы». В последующем - уже в XIX веке - трансформации театра были продолжены, выражая проектную функцию освоения меняющегося общества. Так возник романтизм, символизм, натурализм и другие стили театрального представления.

«Опыт символизма был воспринят различными, подчас полярными художественными направлениями драматургии и театра XX века. Мистификация реальности, интуитивизм и иррационализм были подхвачены экспрессионизмом и сюрреализмом. В творчестве крупнейших драматургов эпохи - Ибсена, Шоу, Гауптмана, Роллана, в исканиях сценического реализма своеобразно преломилось стремление символизма открыть новые способы поэтической интерпретации действительности, новые средства художественной выразительности, способные обобщить материал жизни до ярких сценических образов».

Театр конца XIX-XX века - это сфера деятельности великих режиссеров. Именно здесь, на этом уровне могла быть продолжена основная художественно-проектная функция театра, поскольку великие режиссеры видели мир как целое, схватывая интуитивно возникающие в нем коллизии вместе с их причинами и формами художественного воплощения. Театр Станиславского, Мейерхольда, народный театр Роллана, театр Беккета и многих других выражал различные стороны бытия человека, пропущенные через «срез» как национальной, так и международной проблематики, вызревшей в контексте современной эпохи.

Так, драматургия Б. Брехта разрабатывает эпическую тему, рассматривая ключевые проблемы времени, что дает возможность «глубоко воспринять и парадоксально выразить современные политические идеи, их борьбу». Основная овация Б. Брехта была связана с включением принципа социальной причинности в логику развертывания событий. Именно такая причинность переплавляет в его пьесах войну, информацию и другие проявления общественной жизни в социальные законы, управляющие поведением человека. Отсюда - высокая проблемность его пьес, их актуальность. Здесь, как и античном театре, зрители вовлечены в решение выставляемых в постановке проблем: зрители знают действительность, а потому не только могут переживать, но и думать, рассуждать.

Увидеть новый смысл явлений, окружающих людей в повседневной жизни - это и означало вскрыть их собственную логику, зачастую враждебную человеку и вместе с тем увидеть, что порождение такой логики - безответственность самих людей. Театр Брехта многослоен, в нем сочетаются полифония текстов и общая позиция объективного процесса, причем все это раскрывается через смысл. Таким образом, Брехт в театральном социальном проекте соединяет то общее и специфическое, которое еще оставалось разъединенным в XVIII веке, и даже в XIX не было органически связано. Поэтому закономерно, что «изображая личность, индивидуальность, Брехт... подчеркивал то, что было в ней исторически и социально обусловленным».

В данной закономерности - проектирование театром перспективных социальных отношений с позиций решения проблемы человека - важным становится и анализ возможностей и путей развития российского общества через его собственный театр. Здесь важно то, что такие проекты общества касаются именно человечески-экзистенциальной, смысловой стороны. Однако они объективны, поскольку само театральное искусство встроено в механизм социальной трансформации как особая функция, регулирующая степень соответствия субъектной и объектной сторон общества.

Сегодня общепризнанно, что Россия переживает глубокий системный кризис, проявления которого многообразны. Но для данной темы важно, что страна не имеет обоснованных целей и путей развития, стремления к будущему, переживает глубокий социальный раскол; резко ослаблены нормы культурно-нравственного регулирования общества и личности; вместо традиционного коллективизма и взаимопомощи господствует индивидуализм и корпоративно организованные интересы.

Проблемой выступает то, что в нашем обществе не сложилась единая субъектная основа трансформации. Поэтому, как уже отмечалось, ее понимают как системное, организационное или другое основание изменений, но не как изменение субъектного видения реальности. Поэтому возникает вопрос: можно ли вне этой сложившейся основы рассматривать театр в контексте социального проектирования? Выражают ли тенденции российского современного театрального искусства объективные тенденции, которые должны развернуть наше общество в соответствующем направлении, либо это всего лишь субъективные «построения» современных новаторов от театра?

Чтобы точно ответить на данный вопрос, нужно знать критерий или показатель того, что театр продолжает моделировать объективные процессы в обществе. Если исходить из исторической традиции, таким критерием является та целостность, в рамках которой театр в состоянии определить современное общество и найти в нем вызревающие перспективы.

Какие же черты современного российского театра могут указывать на сохранение им или же прекращение выполнения данной проектной функции? На первый взгляд, сегодняшний российский театр также раскололся, как и само общество. Действительно, одна часть режиссеров и коллективов экспериментирует, порою выходя вообще за рамки искусства; другая - ищет поддержки, реализуя постановки русской классики; третья откровенно занимается коммерцией. В этой ситуации можно отметить, что театр не выходит за рамки социального настоящего, т.е. не функционирует в контексте предполагаемого идеала, будущего: театр существует «здесь и теперь».

Именно поэтому первая черта, на которую указывают театральные критики и специалисты: упадок качества театрального искусства. «...Более необязательного, неопределенного, чем то, что существует сегодня молодое поколение (актеров), трудно придумать - пишет Е. Сизенко. Игра «в полноги», ненаправленность темперамента, неумение слушать на сцене, оценивать, держать сверхзадачу роли - это еще то немногое, за что привычно «зацепляешься глазом», не только в провинциальных, но и в большинстве столичных театров». Во многом поэтому - с позиций лишь сегодняшнего дня - «кич, эклектика - вот наиболее почитаемые «жанры» для режиссеров, пытающихся изо всех сил самовыразиться в театре, а значит - увеличить свою «себестоимость» - отмечает Л.Лебедина... Потеряв идеал, они стали блуждать на свободной территории пустого пространства».

В этой связи и обращение к классике можно оценить как стремление возвыситься над реальностью, найти утерянную целостность. Однако при этом проективная функция театра не может восстановиться с необходимостью, т.к. непонятна сама современность - те ее ценностные и другие смыслы, через которую можно интерпретировать классику. В театральных коллективах, ориентированных на классику, «и актеры, и зрители собираются вместе по вечерам только для того, - подчеркивает главный режиссер Белгородского драматического театра А. Морозов, чтобы помочь друг другу совместно обрести веру в существующие такие нравственные ценности, не растоптанные временем и разрушителями».

Но сами режиссеры отмечают, что сегодня у наших современников сохраняется вера в театр: в условиях дефицита социальности, нравственных норм и их смысла зрители хотят восполнить все это хотя бы в классике. Следовательно, сегодня совершенно очевиден социальный заказ на возрождение подлинного театра, в котором может быть представлена альтернатива современной бездуховности и упадку, но не с позиций прошлого, а именно будущего. Это определяет и миссию театра: удержать достоинство человека, сохранить его веру в будущее, в самого себя, в общество.

Но сегодня, в постиндустриальном обществе вектор должного смещается с будущего на настоящее: выживание и адаптация постепенно завоевывают статус целей и идеалов. Не случайно, что в отборе зрителями театрального «материала» преобладает так называемый «обнаженный человек», существующий на грани жизни и смерти, психологической нормы и сумасшествия. Подсознательное, виртуальное становится таким же важным феноменом жизни человека, как разум, чувства, эмоции.

Следовательно, проектирование будущего должно идти сегодня от всего того, что способно защитить человека, причем не только от физического (природно-экологического), но прежде всего от духовного распада и деформаций. В этой ситуации театр (как и вся духовная культура, искусство), обретя свое самосознание, способен возвыситься и реализовать свою функцию определения человека самостоятельно, не дожидаясь формирования общесубъектной позиции. Сегодня она сформировалась как установка на доверие к обществу и его институтам, доверие к культуре. Это значит, что театр должен снова дистанцироваться от настоящего. Преодолевая натурализм, фрейдизм, телесность и т.п. реалии, театр может выстроить тот символический мир целого, в рамках которого в России реально начнется социально-трансформационный процесс, главной целью которого будет не экономика, политика, общее состояние общества (его порядок, управляемость, устойчивость), но именно человек, соответствующий новому миру - постиндустриальному или информационному обществу.

Но для этого необходимо исходить из того, что субъективно выраженная социальная трансформация - это важнейшая детерминанта общественного развития, которая выражает меру воздействия субъекта на объект и поэтому постоянно восстанавливает это воздействие, регулируя соответствие субъективного и объективного в общественно-историческом процессе. Социальный субъект - это не только сознание, цели, стремления. Это особое состояние общества, столь же объективное, как и законы экономики или экологии. Поэтому вся творческая, проектная деятельность -сознательная или бессознательная - так или иначе реализует это согласование, в котором формируется социальное настоящее, непосредственно связанное с будущим и выражающее саму специфику бытия субъекта - его трансцендирование, полагание отношений, выход за границы данного. Именно в этом отношении трансформация и выступает как объективная форма (пространство) субъектного бытия как самореализации.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Методологическая особенность становления социологии управления
Формирование социологических взглядов Г. Спенсера.
Развитие понятийного аппарата социологии управления
Мужчины и женщины - стереотипы в современном обществе
Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы
Вернуться к списку публикаций