2009-07-09 17:45:18
ГлавнаяСоциология — Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества



Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества


Переход общества от его традиционных форм, в которых преобладало замкнутое циклическое время, а будущее коренилось в прошлом, к обществу современному, основанному на линейном, поступательном ходе времени от прошлого к будущему, стал той общей основой, которая осваивалась философией и культурой, начиная с XVII века. Здесь были раскрыты смысл и регулятивная роль таких форм будущего, как цели и ценности, показана необходимость и механизмы развития общества, начиная с формирования прибавочной стоимости и кончая феноменом трансцендирования субъекта -его постоянным выходом за границы данности в своих потребностях, воображении, выдвижении идеалов и т.д., в разрешении различных противоречий.

Однако до сих пор нет согласованного подхода к решению проблемы порождения будущего в обществе, а также тех форм, в которых это будущее открывается и воспроизводится как условие воспроизводства и самого общества. Действительно, если сам процесс смены поколений еще не создает будущее как нечто открытое (поскольку его механизм задан и не меняется), а также заданы условия производства в его конкретной форме и потому «человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить» (К. Маркс), то остается проблемой, что же, собственно, сохраняет «открытость» будущего, его свойство качественно отделяться от настоящего, и почему будущее нельзя построить через простой перенос специфики содержания настоящего, через традиции и преемственность.

Неразрешенность этого вопроса до сих пор порождает альтернативные модели развития общества, в которых будущее не открыто, но задано, например, культурной спецификой, которая объективно «прорастает» в той или иной цивилизации и определяет ее судьбу. Так, О. Шпенглер писал: «Вместо монотонной картины линеобразной всемирной истории... я вижу феномен множества мощных культур, с первобытной силой вырастающих из недр породившей их страны...». Границами и внутренним ритмом каждой культуры является жизнь организма, а потому будущее в таких культурах предопределено заранее как некая судьба, как самораскрытие парафеномена, в котором уже заложена символика данной культуры, ее язык, пространство и время. Поэтому «возможность проследить в его основных чертах в будущем то всемирное историческое развитие, в котором мы участвуем и которое мы до сего времени научились созерцать в прошлом, как некоторое органическое целое, означает собой значительное углубление присущей и необходимой нам картины мира. О подобном мог до сих пор мечтать физик при своих вычислениях... Впредь обязанностью каждого будет узнать относительно будущего, что может произойти и, следовательно, произойдет с неуклонной необходимостью судьбы вне всякой зависимости от наших личных идеалов или идеалов нашего времени. Пользуясь опасным словом «свобода», мы уже не свободны осуществить то или иное, но только - или необходимое, или ничто.».

Таким образом, будущее закрыто потому, что задано процессом роста самой культуры, той программой, которая здесь заложена.

В другой концепции - синергетической - будущее открыто лишь в момент бифуркации - выбора в складывающемся порядке параметров устойчивости, их системного выражения. Здесь открытость будущего результата многовариантности направлений, которые открываются в превращении неравновесной среды в устойчивую систему, но никакого отношения к субъективному не имеющие. Кроме того, средством преодоления открытости будущего выступает случайность, которая может и не выражать закономерности развития. Таким образом, развитие общества, в котором важным условием выступает трансформация, требует объяснения внутренней связи между развитием, социальной трансформацией и открытостью будущего его способностью фиксировать качественные преобразования в обществе, рождение и закрепление в нем нового. Остановимся на этом.

Трансформация, творчество, проектирование как источники развития общества

Субъектная основа социальной трансформации предполагает в качестве изначального условия отрицание, преодоление данного состояния общества, точнее - отрицание тождества в данном обществе его субъектной и объектной сторон. Здесь возникает различие, которое открывает простор конструктивным действиям субъектов. В философии были выработаны два основных подхода в развитии этой проблемы: один, связанный с негативной диалектикой, предполагающей (особенно четко - в работах Ж.-П. Сартра, Т. Адорно), что субъект (сознание) в принципе не может стать тождественным своему объекту, а потому его существование выражается в постоянном отрицании того позитивного содержания, которое раскрывается через бытие социальных субъектов; второй - с разработкой позитивной диалектики, в которой синтез тезиса и антитезиса предполагает интеграцию, единство противоположностей, в том числе - и субъекта с объектом.

Так, Сартр полагает, что именно отрицание, выступающее основным отличием сознания («для-себя») от бытия, лежит в качестве условия как собственного бытия сознания, так и появления определенного бытия, с которым данное сознание соотносится. Он пишет: «... фундаментальное отношение, посредством которого для-себя имеется в бытии в качестве не являющегося этим отдельным бытием, по отношению к которому оно присутствует, есть основа всякого познания этого бытия... Отрицаемые свойства являются как раз тем, к чему ближе всего для-себя; именно из них оно черпает свою отрицательную силу и постоянно ее обновляет. В этом случае их нужно видеть в качестве конструктивного фактора его бытия, так как оно должно быть там вне себя в них; оно должно быть ими, чтобы отрицать, что оно ими является. Одним словом, начальная граница внутреннего отрицания и есть в-себе (т.е. бытие) вещь, которая находится здесь; вне ее нет ничего, кроме пустоты, ничто, которое отличается от вещи только чистым отрицанием, которому эта вещь дает само содержание».

Таким образом, само существование сознания, по Сартру, является его «бегством» от слияния с бытием. Это осуществляется лишь в прошлом, тогда как в настоящем сознание через «ничто» отделяется от бытия и в своем временном скольжении проектирует способ своего пребывания в будущем. В этой концепции будущее открыто, поскольку в бытии сознания имеются бесконечные способы и направления самопроектирования себя в качестве новых возможностей.

Однако здесь собственное бытие вещей как бы «заморожено», сведено к их абсолютному тождеству с собой: бытие-в-себе есть то, что оно есть. Поэтому свободой, временем и пространством, активностью и т.п. обладает лишь сознание как ничто по отношению к бытию, как его фундаментальное отрицание. Но если синтез сознания и бытия может быть лишь в снятом виде, в прошлом, - как полное исчерпание возможностей быть в отношении к бытию «тем-то», то и в настоящем или будущем бытие, проецированное через сознание, выступает лишь в качестве феномена. Но тогда возникает вопрос о возможностях коллективных действий людей, вообще получения объективных знаний, которые востребованы практикой и ею подтверждаются. Следовательно, отрицание любых вариантов соответствия субъективного и объективного в обществе абсолютизируют активность сознания (т.е. даже не деятельности, а образов реальности, выстраиваемых самим сознанием) и консервируют материальный мир, лишая его динамики.

В концепции негативной диалектики Т. Адорно исходные принципы - отрицание тождества, господства целого над частным или единичным, нацеленность на то, что находится в контексте, не схватывается понятийно. Поэтому негативная диалектика как бы «раскрепощает» реальность от схем, которые ей навязываются разумом. «Вещь, лишенная тождественности, которую ей навязывает мышление, противоречива и не допускает однозначного толкования. Именно она... побуждает к созданию негативной диалектики. Такая диалектика - это способ действий, обусловленных стремлением мыслить с помощью противоречий ради тех противоречий, которые были обнаружены у вещи на опыте. Логика негативной диалектики - это логика распада, причем распадается приспособленная для определенных целей и опредмеченная форма понятия, которую познающий субъект якобы сперва непосредственно имеет перед собой...».

Как такового всеобщего трансцендентального субъекта, согласно Адорно, не существует: здесь в форме труда появляется совместная деятельность отдельных индивидов. Поэтому в деятельности индивидов господствует объектность, вещное начало. «Всеобщность трансцендентального субъекта - полагает Т. Адорно, - является функциональной связью общества - целого, которое складывается из отдельных спонтанностей и качеств, ограниченных как нивелирующим принципом обмена, так и виртуально - они бессильны перед лицом целого. Универсальное господство меновой стоимости над людьми априори запрещающее субъектам быть субъектами и принижающее субъективность до уровня объекта, отодвигает на задний план, превращает в неистину принцип всеобщности, согласно которому сам этот принцип и создает изначальное господство и доминанту субъекта».

Таким образом, в контексте негативной диалектики субъект либо обособляется от бытия свойством «ничто», либо размывается в объективированных процессах бытия общества. Выраженный лишь функционально, он не может удержать распадающийся в нем сконструированный в понятиях и схемах мир, а потому и не может его трансформировать. Но, тем не менее, негативная диалектика обращает внимание на длительность, время бытия (социальной) реальности, с которым должен соотноситься субъект и в которой выражен он сам. Этой длительности, внутренней непрерывной процессуальности нет в моделях позитивной диалектики, основанной рациональности и логике взаимоперехода понятий.

Поэтому социальная трансформация должна включать в себя процессуальность, выражающую бытие самого субъекта, но одновременно обосновывать и процессуальность, динамику общественного содержания, с позиций их синтеза, что, собственно, и выражено в этом исходном понятии. Здесь происходит отрыв субъекта от реальности в ее настоящем, выраженный в изменении целей, ориентиров субъекта, в критическом отрицании существующей реальности через осмысление или предвосхищение того, что ему недостает. Время бытия субъекта начинает расходиться со временем бытия современного ему общества не только в темпах, но и в формулировке исходного пункта: настоящим для такого субъекта становятся выдвинутые им цели, а настоящее общества - снимаемым прошедшим.

Связи между субъектом и обществом (объектом) - единственное условие реального развития общества, а потому разрыв этих сторон вызывает распад общества, его деформацию. Но в процессе социальной трансформации общество приобретает пространство своего измерения, заданное или открытое социальным субъектом. Именно потому, что общество-объект не может в принципе совместиться с параметрами субъектно выраженного пространства или путями изменений, начертанных субъектом, возникает неопределенность, открытость того содержания, которое будет сформировано в будущем. Социальное будущее открыто как результат «диалога», взаимодействия двух логик: субъективного освоения реальности через ее проектирование, идеальное и другое моделирование, распредмечивание сложившихся условий и инфраструктур, с одной стороны, и тех возможных путей изменения, преобразования, которые коренятся в системно-организационной, овеществленной среде, выражающей опредмечивание, материализацию всего субъективного.

Однако в этом процессе субъект должен обязательно «опережать» объектно выраженные условия изменений. Воплощенный во множестве социальных субъектов, реализующих свои цели, этот общий субъектный источник активности, порождения форм, символики, текстов, смысла должен предоставить объективной реальности различные варианты перспектив, в которых она способна развернуться, получить новые условия функционирования, т.е. «встроиться» в процесс общих изменений. Однако среди этого многообразия не все, конечно, станет востребованным и воплотится в жизнь общества.

Отсюда возникает функция поиска и отбора наиболее важного и значимого в субъектно-социальной трансформации. Направленность такого поиска и сам его процесс открывают особую предметную деятельность конкретных субъектов в контексте социальной трансформации: получаемые «продукты» такой деятельности не могут служить непосредственному потреблению; представленные как отдельные образцы, они, тем не менее, всегда ориентируются на целостность трансформации, охватывают все основные стороны представленных здесь изменений. Следовательно, в этих «продуктах» заложена или смоделирована программа становления общего. Смысл их построения - проработка путей изменения объектов в различных сферах общества. В той мере, в какой они выражают преобладание объектного содержания в контексте изменений субъектной установки - их можно назвать проектами, а деятельность по их созданию - проектированием. Поскольку речь идет о социальной трансформации, то наиболее адекватной здесь будет деятельность, связанная с социальным проектированием.

Любой проект - это всегда форма смены субъектного основания, т.е. «определение» предмета, который может быть теперь соотнесен с таким изменившимся основанием (т.е. самим субъектом). Это означает, что в основе проектирования, бесспорно, лежит творчество: достраивание в реальности всего того, что способно обеспечить на новом этапе предметное и средовое соответствие с изменившимися субъектами. Творчество, следовательно, это не просто форма создания нового, но это мера такой корректировки содержания (социальных) проектов, при которой проекты действительно могут обеспечить как связь изменившихся субъектов с предметной средой их существования, так и характеристики изменения объектов. Кроме того, в проекте заложена программа, технология получения предполагаемого результата, что также является важной формой связи между субъектной трансформацией и изменением предметно-овеществленной среды, в которой существует общество.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


М.Вебер и проблема интерпретации рациональности
Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества
Психосоциальный портрет несовершеннолетней матери
Психосоциальная помощь в адаптации лицеистов к условиям вузовского обучения
Об общих тенденциях и российских особенностеях изменения института семьи
Вернуться к списку публикаций