2009-07-09 17:15:18
ГлавнаяСоциология — Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл



Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл


С нового времени впервые предметом философии становится метод познания как условия субъектного определения и конструирования реальности. В работах Р. Декарта, построившего свой метод сомнения, в котором раскрылся основополагающий смысл принципа «cogito, ergo sum», Т. Гоббса, впервые описавшего государство - «Левиафан» как огромное искусственное тело, это знание-конструирование приобрело свои системные свойства. Но в полной мере этот трансформационный переворот выявился в «коперниковском перевороте» в философии, осуществленном И. Кантом. Этот философ не только обосновал активность и конструктивную способность рассудка (разума), выраженную в трансцендентальном субъекте, но и открыл саму противоречивость открываемого разумом мира, его антиномичность. Кант показал, что за пределами опыта реальность становится неопределимой и непознаваемой, так как распадается на противоречащие друг другу и, тем не менее, верные характеристики, суждения.

Отсюда неизбежным и безальтернативным становится признание единственной реальностью нашего познания и опыта - мир феноменов, явлений, открываемых для человека именно в силу конструктивной активности его сознания, общей формой и механизмом которой и выступает трансцендентальный субъект. Мир «вещей в себе», ноуменов, открывается лишь в моральных суждениях и свободе.

В предисловии ко второму изданию «Критики чистого разума» Кант обосновывал возможность построения теории лишь на основе активности сознания исследователя. Он отмечал: «...свет открылся тому, кто впервые доказал теорему о равнобедренном треугольнике: он впервые понял, что его задача состоит не в исследовании того, что он усматривал в фигуре или в одном лишь ее понятии, как бы прочитывая в ней ее свойства, а в том, чтобы создать фигуру посредством того, что она a priori, сообразно понятиям мысленно вложил в нее и показал (путем построения). Он понял, что иметь о чем-то верное априорное знание он может лишь в том случае, если приписывает вещи только то, что необходимо следует из вложенного в нее самим сообразно его понятию... естествоиспытатели поняли, что разум видит только то, что сам создает по собственному плану, что он с принципами своих суждений должен идти вперед согласно постоянным законам и заставлять природу отвечать на его вопросы, а не тащиться у нее словно на поводу, так как в противном случае наблюдения, произведенные случайно, без заранее составленного плана, не будут связаны необходимым законом, между тем как разум ищет такой закон и нуждается в нем».

Это суждение Канта очень показательно. Оно выявляет отношение человека к миру не действительному, но возможному, к миру, который не воспринимается чувственно, но существует лишь через проекцию. Фактически Кант отрывается от реальности, которая схватывается в созерцании, и выходит на реальность, которая определяется сверхприродным бытием - целями, деятельностью, свободой. Но именно такая реальность и открывается субъектом в социальном трансформировании, когда смысл прежнего мира сам по себе возникнуть не может: ведь «разум видит только то, что сам создает по собственному плану».

Изменение, развитие общества И. Кантом признается, однако в связи с открываемыми трансцендентными целями, а не как процесс саморазвития реальности «самой по себе». Кант лишь наметил диалектические формы развития реальности. Конкретнее их раскрыли И. Фихте, Ф. Шеллинг, но наиболее систематично - Г.В.Ф. Гегель. Именно в его философии, может быть впервые, развитие и трансформация выявляют свои различия, хотя сам Гегель это специально не подчеркивает.

Это различие заключено уже в изначальном принципе его философии - рассматривать реальность как единство субстанции и субъекта. В самом абстрактном виде здесь онтологически выражено различие и связь между процессом порождения и его результатом. Порождение осуществляется не в результате мышления или целеполагания, а в силу самого бытия субъекта, негативного по отношению к субстанции (объекту).

Субъект - противоположность субстанции, но он выступает способом ее определения, порождения как в логическом, так и в онтологическом (историческом) ракурсе. Следовательно, субстанция-продукт активности субъекта, но он способен отчуждаться от нее, сохраняться, выражая этапы своего собственного саморазвертывания. Гегель писал: «Живая субстанция... есть бытие, которое поистине есть субъект или, что то же самое, которое есть действительное бытие лишь поскольку, поскольку она есть движение самоутверждения, или поскольку она есть опосредованное становление себя иною. Субстанция как субъект есть чистая простая негативность, и именно поэтому она есть раздвоение простого, или противополагающее удвоение, которое опять-таки есть негация этого равнодушного различия в его противоположности; только это восстанавливающееся равенство или рефлексия в себя самое в инобытии, а не некоторое первоначальное единство как таковое... - есть то, что истинно».

Трансформация - это момент отрицания, а затем восстанавливающееся равенство, т.е. движение в «триаде» - тезис, антитезис, синтез. Это диалектический механизм развития, связанный с выявлением противоположного в исходном тождестве, а затем включением этих различий в единство нового, более высокого уровня. Развитие же - это «линия узловых мер» (Гегель), т.е. сама последовательность этих трансформаций-синтезов, в которых открывается процесс, путь развития объекта; он «другой», чем триадически выраженные синтезы, но именно последние обеспечивают его продолжение. Сумма этих синтезов не создает содержания и направленности развития, так как возникает новое качество, которое прямо не выводится из наличного существования вещей. Развитие - это «сам себя конструирующий путь». Гегель подчеркивает, что «суть дела исчерпывается не своей целью, а своим осуществлением, и не результат есть действительное целое, а результат вместе со своим становлением».

В философии Гегеля возникает и общая форма развития - система, в которой процесс, проходя различные формы, возвращается к своему началу. Это чисто спекулятивный момент (которых у Гегеля немало), но Гегель вполне прав, когда в основу качественных превращений он полагает диалектическое распадение тождества на противоположности, их углубление до различий и противоречий, а затем их синтез в новое единство. Этот синтез - общая спекулятивная форма трансформаций, т.е. перехода от одного уровня (или качества) реальности к другому, более высокому. Благодаря этой методологии Гегель исследует этапы исторического развития общества, а также семьи, гражданского общества и государства. На стадии абсолютного духа философ прослеживает формы развертывания искусства, религии и философии.

Важным моментом методологии трансформаций здесь является теоретическое преодоление самого разрыва между старым и новым, т.е. как бы «заполнение» качественного скачка. Противоположность - это и есть первый «образ» трансформации. Он появляется в философии Гегеля неосознанно, как простая альтернатива данному. Но вместе с этим подготавливается и связь со старым, которая выступает основой его переработки - трансформации в новом синтезе, который одновременно «пропускает» через себя и процесс развития.

Диалектико-рациональный метод Гегеля был материалистически продолжен, в основном, в марксизме. Здесь были уточнены те субъектные источники изменений, которые в философии Гегеля выражали инобытие субъекта по отношению к субстанции - его отрицательность. Это - рост потребностей индивидов, выявление прогрессивных классов, интересы которых совпадают с изменениями общества; это направленность разрешения противоречий, связанная с изменением тех оснований, которые их порождают; это, наконец, само общее направление общественно-исторического процесса, который реализуется в поступательной смене общественно-экономических формаций.

Марксистская методология, включающая трансформацию общества, выстраивает картину общественного прогресса, который выявляется в движении общества ко все более универсальному проявлению родовой человеческой сущности, к совпадению сущности и существования человека через развитие производительных сил общества и создание мировых хозяйственно-культурных связей, «форм общения».

В последующем, несмотря на разрушение классической парадигмы рационализма, в философии и социологии сохраняется установка на выявление целостности общества, которое становится многомерным, теряет свою общую линейную направленность развития: его целостность уже не определяется прогрессивными изменениями. На рубеже XIX - XX веков целостность общества стала восприниматься как его системная организация, а сохранение устойчивости общества становится более важной теоретической задачей, чем его развитие и революционное преобразование для большинства социологических и философских концепций.

Именно в этом контексте бытие общества стало определяться различного рода волновыми, ритмическими процессами. Основным стало понимание движения общества не только как развития, столько как нарушения равновесия, отклонение от норм, от устойчивости. Преимущественно в этом плане трактуются и проблемы социальной динамики, социальных изменений. Трансформация здесь понимается как внутренние преобразования в социальных системах, которые направлены на адаптацию системы к новым условиям ее устойчивости и упорядоченности. Следовательно, здесь возникает методологическое соотношение, связывающее трансформацию не с развитием, а с бытием, устойчивостью и упорядоченностью системы. Поскольку общество не имеет каких-либо трансцендентально выражаемых целей, то исчезает и критерий поступательности, прогресса, а развитие выражается в решениях возникающих проблем и затруднений. Наиболее общим и абстрактным выражением этого толкования изменений выступает бихевиоризм, в учении которого организм приспосабливается к среде через появление в ней различного рода «стимулов» к его преобразованию. Организм здесь не изменяется, но его поведение определяется постоянной выработкой новых методов адаптации к изменению среды и тем самым - к ее освоению.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


О специфике универсального конфликтологического подхода к анализу социального пространства
М.Вебер и проблема интерпретации рациональности
Учет психосоциальных особенностей неработающих женщин пенсионного возраста в подготовке специалистов по социальной работе
Категория гендер в изучении истории русской литературы
Причинные теории девиации и девиантности.
Вернуться к списку публикаций