2009-07-09 17:15:18
ГлавнаяСоциология — Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл



Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл


Социальная трансформация - это движение в пространстве скачка; здесь накапливаются элементы и последовательности, которые сам скачок переводят из возможности в действительность. Можно, следовательно, утверждать, что скачок как перерыв постепенности не является чисто иррациональным, эмерджментным процессом, не имеющим своей базовой подготовки, но выступает особым видом социального развития, которое вплетается в эволюционные изменения и обеспечивает освоение обществом новых возможностей, «ниш», позволяет подключаться к реальности, которая не была освоена в прошлом и даже не существовала в практике, в культуре данного общества.

Поэтому социальные трансформации обеспечивают:

- формирование социальных миров, альтернативных данному;

- определение отношений между настоящим и будущим;

- выявление противоречивости этих отношений и нахождения способов их разрешения;

- смену ценностных и мировоззренческих ориентации членов данного общества;

- ускорение темпов преобразований по отношению к обычному бытию общества, а также разработку источников продолжения трансформационного процесса;

- сохранение ряда констант или глубинных связей с традициями, несмотря на видимый разрыв с предшествующим порядком общества. Среди таких констант - тенденции роста свободы, экономии времени, возрастание производительности труда, уплотнение социального пространства и ускорение исторического процесса, возрастание сложности и многомерности общества - повышение уровня плюрализма и смену символов (образов) выражения единства и целостности общества;

- сохранение самоидентичности субъектов, основным свойством которых выступает нацеленность на внешний мир, установление отношений с вещами и объектами, трансцендирование - постоянный выход за рамки данного в соответствии с подчинением целям различного уровня.

В этом отношении социальные трансформации не тождественны социальным революциям, которые являются лишь одним из видов глубинных преобразований общества. Однако социальные революции наиболее исследованы в концептуально-структурном плане, а потому до сих пор принимаются за основную форму социальных трансформаций. Но можно указывать и на важность таких форм социальных преобразований, как информационная революция в управлении, научно-техническая революция, революция в образовании, в стиле жизни и т.д. Здесь везде действует сходный механизм, в котором выстраивается субъектно-культурная «проекция», снимающая прежние формы и средства легитимности соответствующих инфраструктур и организаций (систем), и мобилизующая общество в направлении указанных вариантов изменений.

Огромным потенциалом социальных трансформаций обладает современный процесс глобализации, в котором вырастает новое пространство и правила международных отношений, появляются новые стандарты и стиль жизни, массовые культурные и субкультурные артефакты, нормы потребления и др. До сих пор в процессе глобализации технические формы значительно обгоняют свою социально-культурную основу, а потому глобализация оборачивается процессом дегуманизации, отчуждения, закабаления человека компьютером и другими средствами техники.

Неразвитость субъекта как основания, соответствующего масштабам социальной трансформации в планетарном масштабе приводит к небывалой для общества угрозе, которую М.А. Чешков назвал «фундаментальным сбоем универсальной эволюции, сбоем, угрожающим бытию человечества как целого». Этот фундаментальный мета-кризис возник потому, что в отсутствии общего единого субъекта социальной трансформации современное мировое развитие в его планетарном масштабе не может выработать здесь «меру человеческого», способную определить реальную суть перемен и понять их смысл для человека. Поэтому не выстраивается здесь то пространство дистанцирования человека от вещей, которое позволяет людям сохранять автономность и подчинять себе логику вещей.

Эта субъектно-заданная «изнанка» вещей все больше становится актуальной философской проблемой. В.М. Розин отмечает: «Техника предстает перед исследователем как глубинный и глобальный аспект всякой человеческой деятельности и культуры, а не как нечто субстанциальное. В связи с этим возникает дилемма: является ли техника самостоятельной реальностью, именно техникой, а не инобытием чего-то другого, или же техника - всего лишь аспект человеческой деятельности и культуры. Изучение техники предполагает признание неблагополучия, кризис культуры и требование понять технику как момент этого неблагополучия. В этом плане техника является неотъемлемой стороной современной культуры и цивилизации, органически связана с их ценностями, идеалами, традициями, противоречиями... изучение техники должно помочь в разрешении кризиса нашей культуры».

Здесь прямо здесь речь идет о том, что техника, как и любое другое овеществленное образование, должна восприниматься в субъектно-смысловой проекции. Только тогда через технику можно выйти на внутренние противоречия и кризис культуры, а через это - уже на «корректировку» общественной значимости, статуса и функций самой техники. Отсутствие подобного подхода к пониманию и анализу техники приводят к ее спонтанному развитию, экспансии, что порождает «три основные кризиса: разрушение и изменение природы (экологический кризис), изменение и разрушение человека (антропологический кризис) и неконтролируемые изменения второй и третьей природы - деятельности, организации, социальных инфраструктур (кризис развития)».

Пример с техникой показывает, что социальная трансформация должна стать не только регулируемой практикой, но и особым методом познания социальных явлений, сформироваться в особую установку, в особое мировоззрение, в котором основным становится проектирование вариантов развития общества, создание новых метапространств, способных стать основой построения социальных инфраструктур, адекватных новому уровню свободы и субъективности общества переходного периода.

О том, что без особого социально-трансформационного мировоззрения невозможно адекватно оценить само социальное развитие, сделать его совместимым с перспективами развития человека, показывает концепция «устойчивого развития», в котором система «природа-общество» предстает единым целым. Н.М. Руткевич отмечает, что устойчивое развитие - это «такой тип развития сложной, состоящей из двух компонентов системы (человеческое общество - окружающая его природная среда на нашей планете), который предполагает не только поддержание системы в состоянии динамического равновесия, но также ее целенаправленное изменение на основе применения достижений науки и техники в направлении, обеспечивающем более успешное ее функционирование в интересах нынешнего и будущих поколений людей».

Это значит, что взаимодействие между обществом и природой должны постоянно регулироваться на основе единства развития и трансформации. Развитие обеспечивает все более глубокое проникновение общества в природу, все большее знание ее закономерностей и привлечение ресурсов природы для решения проблем общества. Трансформация же означает, что природа постоянно сохраняется в ее «человеческом измерении», что предотвращает ее опустошение и развитие экологического кризиса. Именно такое единство существует в ноосферной концепции В.И. Вернадского.

Но из этого следует, что любые социальные процессы должны исследоваться в единстве социального развития и социальных трансформаций. Реконструкция этой темы раскрывает определенные методологические традиции, которые еще не осмыслены именно в контексте данного единства, но которые позволили получить определенные результаты в философии, социологии, социодинамике культуры, в политологии, экономике, истории. Остановимся здесь на некоторых направлениях методологии анализа трансформаций в изучении общественных и культурных процессов.

Выделение структурных преобразований в отдельное направление социального развития ставит проблему самообоснования социальных трансформаций, т.е. их «привязки» к процессу социальных изменений, роли в осуществлении последних. Эта проблема приобретает методологический смысл, поскольку поворачивает исследование социальных закономерностей и связей в плоскость постижения ресурсов самого социального развития - выявления тех процедур, которые обеспечивают качественные изменения в социуме.

Такой подход открывает новый ракурс в анализе социального развития как и мировоззренческие аспекты самого развития, изменения. Оказывается, что в каждую эпоху возникают свои основы и средства реализации качественных изменений. В эпоху Просвещения, в частности -немецкого - такой основой становится диалектика; в философии Гегеля этот метод приобретает свою систематизацию и свои обоснования. Трансформированный в марксизме, этот метод выходит на идею контроля за общественным развитием, подчинения его родовым субстанциальным свойствам человека с точки зрения полного развития, реализации этих свойств. Отсюда - концепция социальной революции как формы качественного изменения общества и средства разрешения его коренных противоречий.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


На каком этапе социализации человек способен воспринимать повседневность
Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы
Гендерные исследования как парадигма научного сообщества
Некоторые проблемы социального развития российской семьи в 90-е годы
Гендерные аспекты безработицы
Вернуться к списку публикаций