2009-07-09 17:15:18
ГлавнаяСоциология — Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл



Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл


Л.В. Никифоров в качестве основания и движущей силы социальных трансформаций выделяет рост значимости социальных связей, коммуникационных процессов, которые определяют новые, современные формы бытия экономических процессов и структур. Он отмечает: «В последней трети этого века (XX века) начался... и будет углубляться в XXI веке глобальный процесс трансформации типа общественного развития. Вместо сменявших друг друга на протяжении веков стадий развития в одной социально-экономической формации - капитализма, сегодня на наших глазах развертывается процесс становления и развития посткапиталистических обществ. Вектор этого процесса определяется первостепенным возрастанием роли эволюционно-трансформационных способов осуществления перемен, социальных соглашений и социального взаимодействия как движущей силы развития».

Подтверждение воздействия этой новой детерминанты на экономические формы, автором усматривается в изменении самой структуры собственности. Он отмечает, что «наиболее существенным, обобщающим и определяющим направлением трансформации отношений собственности на рубеже веков стало их постепенное, эволюционное превращение в отношения социально-экономических систем нового смешанного (точнее, интеграционного) типа... Первый признак вновь возникающих систем - их смешанный характер. Они являются смешанными потому, что содержат как разные взаимодействующие общественные начала и отношения, так и переходные состояния, возможности трансформации одних начал в другие. Воспроизводство устойчивости и динамичности таких систем обеспечивается интеграционной направленностью взаимосвязей в рамках отношений собственности, социальной структуры, общественных укладов, рыночных и нерыночных начал в экономическом обороте.».

Смешанный характер собственности - результат усиления активности различных социальных групп, сообществ, слоев. Это обеспечивает как рост количества и многообразия самих собственников, так расширение, усложнение пространства взаимодействия между ними - вышеуказанных форм согласований, совместных решений и т.д. Здесь, таким образом, подтверждается роль субъектного фактора в реализации социальных преобразований.

С несколько иных позиций трактует социальность как детерминанту трансформационных процессов в обществе А.С. Сенявский, который считает, что именно социокультурные условия, традиции, качество населения, доминирующие ценности, в том числе - и в сфере отношений собственности - выступают главным источником трансформации.

Становится ясным, что среди многих черт, свойств, источников социальной трансформации, раскрытых в современной литературе, основными или сквозными ее условиями признаются, во-первых, активизация субъектной стороны, которая определяет направленность и формы социальных преобразований, а во-вторых - внутренняя связь трансформации с самоорганизацией: последняя выступает конечным результатом и средством бытия трансформационных преобразований, их предметно-социальной формой.

Но этих результатов пока еще не достаточно для определения категории «социальная трансформация», выявления ее сущности и свойств. В этом плане важно понять связь этой категории с категориями «социальное развитие», «социальный прогресс», «социальные изменения», найти собственное «место» социальной трансформации среди других характеристик изменяющегося общества, выделить ее особую функцию и роль в исследовании этого процесса. Действительно, если социальная трансформация связывает субъектные стороны социального развития, то в чем ее отличие от этого последнего, если эти стороны «присутствуют» и здесь? Ведь люди всегда изменяют общество благодаря своей деятельности, активности, целеполаганию, построению собственных форм организации современного бытия и общения. Рассмотрим эти аспекты более конкретно.

Любая философская категория всегда существует в системе других категорий и определяется либо через генетическую, смысловую связь с ними, либо через связь с собственной противоположностью (движение-покой, форма - содержание, сущность - явление и т.д.). В данном случае социальная трансформация соотносима с категорией «социальное развитие» через более общую для них обоих категорию «социальные изменения», в которой не выражена направленность этих изменений, но фиксировано само их проявление.

В «Новой философской энциклопедии» развитие определяется как «высший тип движения и изменения в природе и обществе, связанный с переходом от одного качества, состояния к другому, от старого к новому. Всякое развитие характеризуется специфическими чертами: структурой (механизмом), источником, формами и направленностью... Развитие представляет собой качественное изменение в структуре объекта... В отличие от движения, изменения, которые могут вызываться действием и внешних по отношению к движущемуся объекту сил, развитие представляет собой самодвижение объекта - имманентный процесс, источник которого заключен в самом развивающемся объекте».

Ясно, что такой источник - его структура и способ воздействия - зависит от формы движения: в неорганическом мире он всегда проще, чем в органическом и, конечно, в социальном мире он обязательно включает в себя и субъективное начало. Современная ситуация показывает, что для устойчивого бытия общества крайне важно адекватно понять основные составляющие его развития, вскрыть механизм их взаимодействия. Отставание в решении этой теоретической и мировоззренческой проблемы ведет к диктату системно-овеществленных процессов, к утрате или размыванию самой социальности: ведь логика технических изменений не «реагирует» на моральные и другие духовно-смысловые нормы бытия человека, а потому закономерно, что «все возрастающие темпа производства никак не соотносятся с высшими ценностями и смыслом человеческого существования... все в большей мере вступают в противоречие в ними и грозят человечеству необратимыми последствиями».

Следовательно, концептуально обоснованная модель социального развития сегодня становится важной «жизненной формой» все более усложняющегося общества, приобретает стратегическое значение. В этой форме все более значимым становится место человека, субъекта. Как подчеркивает В.Е. Кемеров, «логика вещей перестает диктовать работнику условия реализации его усилий, формы приложения его способностей. Напротив, он определяет последовательность и координацию средств, выбор схемы, дающей оптимальный результат... в сложном переплетении деятельностей, составляющих производственный процесс, ведущая тема от логики вещей переходит к логике живой человеческой деятельности, выстраиваемой согласно общему смыслу работы и ориентированной на сложные качества и формы создаваемой продукции».

Следовательно, основанием социального развития становится субъектное начало, детерминирующее сам ход изменения вещей через создание соответствующего для этого организационно-смыслового пространства. Отличие этого действующего субъектного основания от марксистского понимания субъективности как процесса труда в том, что если в последнем случае человек лишь выбирает направления, заданные общим ходом производственного процесса, то современный контекст участия субъекта в развитии общества указывает на проектную, целевую роль субъекта, который теперь создает организационные и другие условия для движения вещей. Если в концепции марксизма человек встроен в производство, что определяет и общую неопределенность ожидаемых результатов социальных изменений, которые можно лишь прогнозировать, так как объективное «сплетение» различных факторов оказывается неосознанным и препятствует возможностям человека регулировать этот процесс, то сегодня субъекты укрепляют свое воздействие на социальные изменения через системное регулирование, информационные и другие технологии, создание различных моделей изменений, расширение возможностей социального менеджмента.

Эта новая роль субъекта уже начала осмысливаться в современной социологической теории. В.Г. Кузнецов и его соавторы подчеркивают, что «именно сознание, (по Сорокину), есть определяющий фактор генезиса любых социальных систем (т.е. социального развития), становление которых... происходит три взаимосвязанных этапа. Первый представляет собой фазу логического синтеза, когда в сознании творцов зарождаются замыслы неких новых социальных явлений, каковыми являются не только вещи (средства труда и предметы потребления), но и организационные формы общественной жизни... Такой идеальный проект Сорокин считает «базисом» любых общественных явлений... Второй этап становления социальной системы связан с объективацией идей, их переходом в предметную форму существования путем соединения с некоторыми материальными проводниками. В результате система идеальных смыслов превращается в совокупность реальных символических объектов - рукописей, книг и пр., благодаря которым возможна передача смыслов от человека к человеку... третья фаза становления систем взаимодействия - это фаза социализации, когда идеи начинают распространяться в обществе, ибо находятся люди, берущие их на вооружение, строящие свое поведение в соответствии с ними. Идеи превращаются в надиндивидуальные программы поведения, способствуя возникновению социальной реальности в узком смысле слова, как организационные формы коллективной деятельности».



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы
Жизненное определение выпускников интернатных учреждений как психосоциальная проблема
Исследование ценностных ориентации современных студентов
Становление экономической социологии в России в ХХ веке
На каком этапе социализации человек способен воспринимать повседневность
Вернуться к списку публикаций