2009-07-09 17:15:18
ГлавнаяСоциология — Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл



Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл


Следовательно, с позиций диалектического материализма социальные трансформации являются результатом единства количественных и качественных изменений, а не просто разрешением противоречий, в которых участвуют объективная и субъективная стороны. В этом подходе, несомненно, есть научное обоснование; однако, поскольку, кроме экономических факторов, на развитие и преобразование общества воздействуют и ряд других сил, тенденций, трансформации общества происходят не только через социальные революции, но и через культурные, информационные, технологические, экологические и другие воздействия.

Эта проблема стала стержнем дискуссии о «составе» движущих сил развития общества, которая развернулась в середине XX века и выявила самые разные подходы. Так, Д. Белл в работе «Культурные противоречия капитализма» выделяет три «оси» развития: технико-экономическую, которая развивается по закону эффективности; отношения собственности и ось политического и культурного развития. Он полагает, что все эти «оси» независимы, но могут влиять друг на друга».

Здесь лишь указаны социально развивающие детерминанты, но конкретно их отношение, приводящее к трансформации общества, не раскрыто. Другой современный социолог, Д. Ленски, убежден, что «в основе всех или большинства тенденций (развития общества) лежит одна, объединяющая остальные. Эта тенденция - рост объема информации, которой располагает человечество, особенно той, которая необходима ему для воздействия на материальный мир, т.е. технологии. Суть технологического развития сводится к изменению диапазона и качества информации, пригодной для управления окружающим миром». Моделью, раскрывающей этот информационный детерминизм, стала концепция «информационного общества», которую развивали Д. Белл, А. Этциони, У. Дайзард, Т. Стоунер и др.

Проблема социальных трансформаций рассматривается и в современной западной социологии - в контексте интеграции системных и экзистенциально-смысловых характеристик (свойств) общества (Э. Гидценс, Ю. Хабермас и др.), а также через анализ механизма развития социума. Это направление наиболее последовательно выражено в рамках социологии развития.

Так, П. Штомпка полагает, что факторами социального развития выступают «четыре вида ткани (или сети), возникающие в обществе: сплетение идей, правил, действий и интересов. Взаимосвязанная сеть (верований, доказательств, дефиниций) составляет идеальное измерение поля, его «социальные конструкции». И идеал, и нормативное измерение вносят свой вклад в то, что традиционно рассматривается как культура. Взаимосвязанные сети действий составляют интеракционное измерение поля, его «социальную организацию», а в сети интересов (жизненные шансы, возможности, доступ к ресурсам) - измерение поля по шкале возможностей, его «социальную иерархию». И интеракционное, и возможностное измерения вплетаются в то, что в прямом смысле можно назвать социальной тканью».

Общество, отмечает Штомпка, принципиально динамично. Это значит, что «на каждом из четырех уровней социокультурное поле непрерывно подвергается изменениям. Мы постоянно наблюдаем: 1) артикуляцию, легитимизацию или переформулирование идей, возникновение или исчезновение идеологий, убеждений, доктрин и теорий; 2) институционирование, пересмотр норм, ценностей, правил или отказ от них; возникновение и исчезновение этических кодов, правовых систем; 3) выработку, дифференциацию и переформулирование каналов взаимодействия, организационных или групповых связей; возникновение или исчезновение групп, кругов общения и личностных сетей; 4) кристаллизацию, утверждение и перегруппировку возможностей, интересов, жизненных перспектив, подъем и падение статусов, распределение и упорядочивание социальной иерархии».

Это многообразие изменений, фиксируемое Штомпкой, свидетельствует о различных по глубине трансформационных процессах, которые возникают через сочетание вышеуказанных компонентов социального поля. Тем не менее, здесь механизм этой трансформации еще не выявлен. Первое приближение к нему мы находим у данного автора через разграничение понятий «изменение» и «трансформация». «Если простое репродуцирование сохраняет все неизменным, то расширенное означает количественное увеличение без фундаментальных качественных изменений... Когда помимо количественных наблюдаются и базовые качественные изменения, тогда мы можем говорить скорее о трансформации, нежели о репродукции... Такие сдвиги затрагивают основу социальной реальности, поскольку их отзвуки обычно чувствуются во всех сферах социальной жизни, трансформируют ее важнейшее сущностное качество.».

Социальная трансформация, следовательно, выступает наиболее глубоким типом изменений общества, затрагивая все его стороны и связи, преобразуя его сущностные качества. Но здесь важно понять детерминанты трансформации. Ведь если четыре компонента социальной сети (поля) изменяются сравнительно автономно, то какие именно общие основания здесь должны проявляться и действовать, чтобы все это было упорядочено и согласовано ритмически, циклически и смысловым образом?

Можно сказать, что общим связующим компонентом здесь выступает социальный субъект, который синхронизирует все эти процессы через собственное трансцендирование, выход за границы данного, и тем самым воспроизводит общество. Но и общество как бы моделирует в себе эту способность субъекта, а с другой стороны, побуждает и реальных субъектов к активной созидательной деятельности. Таким образом, социальная трансформация выступает как процесс перевода общественного содержания в субъективность, а затем - снова восстановление (наращивание, созидание) этого содержания через встроенный в него субъективный (субъектный) «проект».

«Наиболее важной чертой (общества) является тенденция к самотрансценденции - способности выходить за собственные пределы, «переступать границу»... Самотрансцендентность общества, будучи конечной причинной силой, действует, в свою очередь, на субъекта, преобразуясь в его собственную самотрансцендентность».

В соответствии с этим подходом Штомпка признает социальные революции формой наиболее глубоких социальных изменений: «В момент революции общество достигает пика активности; происходит взрыв его потенциала самотрансформации. На волне революций общества как бы рождаются заново». Эта роль революций в социальных изменениях определяется тем, что они:

1) затрагивают все уровни и сферы общества: экономику, политику, культуру, социальную организацию, повседневную жизнь индивидов;

2) во всех этих сферах революционные изменения имеют радикальный, фундаментальный характер, пронизывают основы социального устройства и функционирования общества;

3) изменения, вызываемые революциями, исключительно быстры...;

4) революции вызывают необычные реакции у тех, кто в них участвовал или был их свидетелем. Это взрыв массовой активности, это энтузиазм, возбуждение, подъем настроения, радость, оптимизм, надежда; ощущение силы и могущества, сбывшихся надежд; обретения смысла жизни и утопические видения ближайшего будущего».

Важным, таким образом, в современных подходах к социальной трансформации является признание активной роли субъекта (кроме синергетического подхода). Однако проблемой остается анализ самого механизма трансформаций, поскольку здесь нет единодушия и достаточно конкретной проработки. Также достаточно неясным остается и признание масштаба преобразований, их глубины, чтобы отнести этот процесс к типу социальных трансформаций.

С этим связаны те различия в понимании социальной трансформации, ее природы, которые имеются в современной - прежде всего отечественной - литературе. В этих подходах по-разному оценивается роль субъектной и объектной сторон в процессе трансформации, в одних случаях она учитывается, а в других - нет, разный смысл имеют также конкретные исторические условия и свойства данного общества, обуславливающие приоритетность выделенных факторов и «агентов» социальных преобразований.

Так, В.Л. Иноземцев рассматривает социальную трансформацию через контекст (воздействие) целостности общества, наличие его общего интегрального качества. Он пишет: «Хотя объективная и субъективная стороны постэкономической трансформации взаимообусловлены, главный источник прогресса постэкономического общества кроется, на наш взгляд, в его субъектных факторах, в характеристиках составляющих его индивидов... основные тенденции, определяющие развитие постэкономических начал, имеют в конечном счете субъективистскую природу, в то время как в ходе собственно постиндустриальной трансформации факторы субъективного порядка играют второстепенную роль... В постэкономическом обществе переосмысливаются и переоцениваются мотивы и стимулы деятельности, которая по своей форме и по своим вещественным результатам может оставаться практически неизменной... в постэкономическом обществе развитие личности становится главной целью человека, а деятельность, не мотивированная утилитарными потребностями, изменяет социальную структуру в гораздо большей мере, чем десятилетия бурных, но поверхностных потрясений».

Социальная трансформация в таком подходе выражает процесс создания пространства и условий, в которых бы закреплялась и получала свое развитие именно эта деятельность, направленная на развитие личности. Здесь трансформация реально выражает развитие общества, выделяя его основные параметры.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.
Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл
Национальная катастрофа в оценке Питирима Александровича Сорокина
Научные взгляды Питирима Александровича Сорокина
Психосоциальная помощь в адаптации лицеистов к условиям вузовского обучения
Вернуться к списку публикаций