2009-07-09 17:15:18
ГлавнаяСоциология — Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл



Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл


Методологический аспект субъектной детерминации в исследовании механизма социальной трансформации

Многообразие субъектов, осуществляющих социальные преобразования, с неизбежностью порождает и различные способы их осуществления. Это связано также с масштабами охватываемых преобразований, их целями, а также сферами общественной жизни, в которых они происходят. Но в любом случае понятие «механизм» включает в себя средства или направления преобразования, в которых выделены этапы, формы воздействия, обоснованы своеобразные «технологические цепочки», в которых фиксирован этот процесс. Механизм означает некий инструмент, орудие, с помощью которого достигается поставленная цель. Это означает, что он выражает некоторую формализованную схему выделенных процедур, в которой результат как бы «запрограммирован» через соответствующую последовательность действий.

Механизм выражает формализацию субъектного воздействия на социум, благодаря чему гарантированы социальные изменения не просто компонентов, но самой структуры. Механизм отчужден от собственно субъектного «присутствия», он выполняет функцию «заданного перехода» к новому. Механизм действует постоянно, если только возникают соответствующие условия - данный субъект и масштабы проблемы социальных изменений.

Но если мы принимаем, что механизм - всего лишь отработанная форма (схема) реализации субъектного воздействия на социум, (а это значит, что вне зависимости от понимания такого субъекта или признания возможности трансформаций без субъекта -в системно-организационных процессах), то отсюда следует, что такой механизм выражает специфику субъекта социальных преобразований, взятую в том или ином концептуальном ракурсе.

Этот процесс весьма сложен. Он должен «произвести» такие преобразования, благодаря которым внутренне состояние субъекта становится образом нового общества, его субъектной проекцией. Здесь выражено единство адаптации и преобразования, зависимость как от среды, так и от самого субъекта.

Механизм трансформации осуществляется на основе нескольких принципов. Во-первых, это принцип историзма. Он выражается в том, что основные культурно-мировоззренческие установки данной эпохи в целевом и ценностном аспектах обязательно создают общие условия осуществления социальных трансформаций, выражающих позиции социальных субъектов. Так, рационализм выявил свои особенности в этом процессе, оставляя в тени личность и абсолютизируя общие формы мышления, заданные общностью субъекта. Совершенно иначе представлены особенности трансформации в эпоху романтизма, иррационализма: здесь именно личностные характеристики и экзистенциальные «модусы» определяют должное и сущее.

Именно поэтому выглядят абстрактными те импульсы изменений, которые связывают, например, потребление с производством, или подражанием как способом усвоения нового индивидами и поколениями (Г. Тард), или вообще приписывание таких функций некоторым «точкам роста» и т.д. Так, К. Маркс отмечал: «... потребление создает потребность в новом производстве, стало быть, идеальный, внутренне побуждающий мотив производства, являющийся его предпосылкой; потребление создает влечение к производству; оно создает также и тот предмет, который в качестве цели определяющим образом действует в процессе производства. И если ясно, что производство доставляет потреблению предмет в его внешней форме, то столь же ясно, что потребление полагает предмет производства идеально, как внутренний образ, как потребность, как влечение и как цель. Оно создает предметы производства в их еще субъективной форме».

Современный автор, В.И. Пантин связывает механизм преобразований с активностью среды, в которой новации распространяются в виде колебаний или волн: «В активной среде импульс генерируется каждой ее точкой, в результате чего возникают автоволновые процессы. При этом разные точки и участки активной среды при одних условиях могут генерировать одинаковые синхронные колебания, а при других - синхронизация автоколебаний может нарушаться, и разные участки среды могут генерировать различные автоколебания». Нарушение такой синхронизации выступает как основание трансформационных процессов. В.И. Пантин рассматривает общественное изменение как процесс взаимодействия синхронизации и ее нарушения. Он отмечает, что «циклически-волновой подход к исследованию движения общественных систем исходит из понимания их эволюции как волнового процесса со множеством переходов и критических «точек бифуркации», в которых исход событий заранее не предрешен, со сменой фаз внутри циклов (витков) исторического развития, с воспроизводством на новом витке, в новых условиях подобных, в чем-то сходных явлений и ситуаций. Этот подход исходит из того, что конец предшествующего витка, предшествующей волны исторического развития - это начало нового витка, новой волны, причем прошлая эпоха не исчезает бесследно... она позволяет жить в новой эпохе в виде техники и технологии, культуры, мировоззрения людей, в виде сделанного в прошлом выбора, который определил дальнейшее движение общества».

Таких примеров абстрактной, неисторической трансформации множество. Действительно, во все эпохи потребление стимулирует производство как «идеальный образ, побуждение и цель, и также верно, что колебания различных событий и процессов могут быть синхронными или асинхронными. Первая проблема возникает здесь в том, куда отнести эти общие механизмы социальных изменений: брать ли их «за скобки» либо включать в состав, контекст более конкретных трансформационных преобразований общества. Скорее всего, здесь нужно исходить из диалектики общего и частного, абстрактного и конкретного. Эти общие механизмы встраиваются в более конкретные процессы, становясь их собственными моментами. Поэтому в эпоху рационализма они одни, в эпоху постмодерна - другие, хотя их общая природа и сохраняется.

Реально трансформации происходят в некотором субъектно-культурном континууме, в котором строится и данная «модель» мира - совокупность и связь наиболее важных категорий, востребованных данной эпохой и выражающих в ней порядок, цели, способы ее освоения, преодоления прошлого. Характерные черты в этом плане имела модель рационализма, возникшая в конце Позднего Возрождения и оформившаяся в новое время в Западной Европе. Его основной принцип - «порядок и связь идей то же самое, что порядок и связь вещей» (Б. Спиноза). Поэтому логические формы познания предполагаются полностью соответствующими «порядку вещей», а, следовательно, основным становится логическое выведение - дедуктивное - одних положений из других.

Даже эмпиризм, который в лице Ф. Бэкона занимается индуктивной логикой, не сомневается в однозначной связи между логическими формами и «природами» - модусами существования материи. Поэтому сама критика схоластики, которую осуществляет этот философ, состоит в доказательстве того, что за формами мышления, использования языка в схоластике «ничего нет» в смысле априорного основания: они всего лишь выражают слухи, непроверенные суждения, пристрастия людей к тому, что бы им хотелось, но не саму истину. Так, выделяя такую форму заблуждений познания, как идолы рода, Ф. Бэкон полагает, что они «находят основание в самой природе человека, в племени или самом роде людей, ибо ложно утверждать, что чувства человека есть мера вещей. Наоборот, все восприятия как чувства, так и ума покоятся на аналогии человека, а не на аналогии мира. Ум человека уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде».

Рационализм не выделяет субъективное в созерцании (то, что отметил Маркс в своих «Тезисах о Феербахе»): лишь Кант и последующие философы реализовали критику чистого разума, критику метафизики, выделив деятельность как особую форму бытия субъективности, что привело уже в форме рационализма к исследованиям не только структур, но и процессов, вывело на анализ истории общества, истории государства, права, искусства.

Следовательно, вторым важным принципом механизма трансформации выступает критика данной реальности: это и есть то первое отрицание, в котором открывается сама дистанция данного субъекта от его среды бытия. Но критика всегда означает также связь с прошлым, «удержание положительного», так как исходные условия нового этапа всегда выступают как переосмысленные и преобразованные результаты уходящей эпохи. Марксизм именно в единстве такой связи и преобразования усматривает связь поколений, а фактически - и связь эпох, что определяет и сам ход исторического изменения, развития общества. «...Каждая ступень истории застает в наличии определенный материальный результат, определенную сумму производительных сил, исторически создавшееся отношение людей к природе и друг к другу, застает передаваемую каждому последующему поколению предшествующим ему поколением массу производительных сил, капиталов и обстоятельств, которые, хотя, с одной стороны, и видоизменяются новым поколением, но, с другой стороны, предписывают ему его собственные условия жизни и придают ему определенное развитие, особый характер. Эта концепция показывает, что обстоятельства в такой же мере творят людей, в какой люди творят обстоятельства».

Новое время вырабатывает не только рационализм, концепцию деятельности как основу субъективности и диалектику движения понятий: здесь важное значение имеет целевая направленность общественного развития, прогресс как непрестанное совершенствование общества. Это эпоха модерна, в котором социальные трансформации с неизбежностью оцениваются как прогрессивные или реакционные, и соответственно, поддерживаются или тормозятся определенными общественными силами, классами, субъектами. Это - характерная черта культуры нового времени, в котором основное значение - в соответствии с механизмом капиталистического расширенного воспроизводства - приобретает обновленное, открытое будущее, растет ценность времени, общественная потребность в его экономии, сбережении. Эта установка пронизывает и механизмы социальных трансформаций, в которых потребность разрешения противоречий настоящего выступает импульсом инноваций, создания нового.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Философский аспект раскрытия сущности социализации личности
Социальные нормы и отклонения от них.
Органическая концепция социальной эволюции Г. Спенсера и современность
Формирование социологических взглядов Г. Спенсера.
Разработка Г. Спенсером эволюционной концепции социального прогресса и её основные положения.
Вернуться к списку публикаций