2009-07-09 17:15:18
ГлавнаяСоциология — Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл



Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл


Социальные субъекты - это совокупность индивидов, которые ориентированы в обществе сходным образом, осознавая направленность своих интересов, возможности (наличие определенной собственности, этнической или национальной культуры и др.). Поэтому социальное пространство и время выступает ближайшей внутренней формой интеграции и самоориентации, установок этих индивидов в «составе» социального субъекта. Следовательно, формой субъективности, размытой и неопределенной, выступает социальный субъект, а потому различные субъекты и структурируют многообразие характеристик пространства-времени в обществе.

Социальный субъект в данном контексте - первое ограничение человеческой субъективности на уровне онтологии. Именно таким образом общие свойства субъективности - свобода, трансцендирование, построение отношений с объектами и внешней средой, дистанцирование от любой предметной и ситуативной определенности - приобретают социально-статусные ролевые, функциональные характеристики. В социуме субъективность как бы «специализируется», функционально «распределяется», что позволяет возникнуть и структурироваться самому полю общения, взаимодействия в обществе социальных групп, субъектов, общностей, индивидов. Отсюда неизбежность социальных трансформаций.

Социальные субъекты образуют определенное смысловое, символическое свое пространство-время, в круге (форме) которых и происходит жизнедеятельность входящих в них индивидов, происходит их социализация, накапливается опыт. Поэтому потребности, интересы данных слоев общества вписываются в соответствующие параметры пространства и времени, определяются ими. Потребность в информации, в динамике изменений, в реагировании должным образом на различные непредсказуемые вызовы среды у представителей деловых кругов гораздо выше, например, чем у жителей деревни или у пенсионеров, вообще людей, работающих в постоянных и фиксированных условиях. Это значит, что снижение темпов времени, объема поступающей информации становится для делового слоя населения ограничением, которое он будет преодолевать или обходить: покупать новые компьютеры, создавать банк данных, отслеживать весь массив значимой информации; создавать гибкие организационные структуры, способные реагировать на изменение ситуации, экономить свое время за счет пользования личным или служебным транспортом; создавать пространство общения лишь со своими коллегами, представителями власти, партнерами, но не с населением вообще.

Время переживается социальными субъектами - этими «мерами» освоения реальности для индивидов и бытия в этой реальности - экзистенциально: оно или «пропускает» через себя множество запланированных дел, или тормозит их. Человек успевает или не успевает жить в определенном темпо-ритме; он поэтому тщательно планирует время, выделяя в нем периоды занятий и отдыха, пространства деловых поездок или круизы куда-нибудь в курортно-заповедные места. Но в целом каждый социальный субъект осознает свою роль и место в обществе, формирует свои представления о будущем и настоящем, а потому вступает в это настоящее либо в оппозицию, либо в его поддержку.

Так же переживается и пространство: оно открывает свои измерения - становится близким или далеким, своим или чужим, добрым или злым - в зависимости от центрированности в нем данного субъекта. Характерно, что эти ориентиры субъекты вырабатывают не на производстве, не в своих ролевых позициях, а лишь в контексте целого - культуры данного общества.

Поэтому любое пространственно-временное самоопределение социального субъекта всегда опосредовано этим целым. Социальные слои, маргинальные к своей культуре, выброшенные из него - чаще всего не приобретают своего позитивного самосознания: они всегда «против» данной реальности, но именно поэтому не могут определить свое позитивное, реальное место и роль в обществе, выявить собственные позитивные, конструктивные интересы. Это - социальное выражение дисфункции, а потому и организованы такие маргинальные слои не в культуре, а в субкультуре.

Наиболее важным различием в социальном пространстве, порождаемым различным статусом субъектов, выступает отношение власти, господства и подчинения. Именно такой статус субъектов структурирует социальное пространство, выделяя в нем центры и периферию, определяя политику захвата центров, присвоения тех благ и возможностей, которые с этим связаны. Именно так организовано социальное пространство города, территории, страны в целом, даже мирового пространства: в нем всегда выделяются свои центральные зоны, накапливаются ресурсы и средства воздействия на другие, периферийные части пространства.

Современный французский социолог П. Бурдье не только рассмотрел социальное пространство с позиции власти и присвоения, но и показал, как оно строится через реальную политическую борьбу. Он отмечает: «Способность господствовать в присвоенном пространстве, главным образом за счет присвоения (материально или символически) дефицитных благ, которые в нем распределяются, зависит от наличного капитала. Капитал позволяет держать на расстоянии нежелательных людей и предметы и в то же время сближаться с желательными людьми и предметами, минимизируя таким образом затраты (особенно времени), необходимые для их присвоения. Напротив, тех, кто лишен капитала, держат на расстоянии либо физически, либо символически от более дефицитных в социальном отношении благ и обрекают соприкасаться с людьми или вещами наиболее нежелательными и наименее дефицитными. Отсутствие капитала доводит опыт конечности до крайней степени: оно приковывает к месту. И наоборот, обладание капиталом обеспечивает, помимо физической близости к дефицитным благам (место жительства), присутствие как бы одновременно в нескольких местах благодаря экономическому и символическому господству над средствами транспорта и коммуникации», которые также выступают характеристиками социального пространства - его способами преодоления во времени.

Таким образом, свойства социального субъекта во многом определяют особенности социальной трансформации. Если в нашей литературе они прямо не указаны (как его «присутствие»), то абстрагироваться от них в ее анализе не удается: ведь всегда остается та инстанция, для которой трансформация узнается и определяется как таковая, служит определенным средством в контексте (пространстве) поставленных целей. Социальная трансформация - это прямое следствие различий социальных субъектов, их статусов и «энергетического потенциала», поэтому трансформация выступает как постоянная «корректировка» реального положения этих субъектов, уточнение их положения через изменение социальных структур и отношений. Социальная трансформация - средство и результат тех субъектных различий, которые связаны с неодинаковым положением субъектов в обществе, их различными функциями. Именно поэтому такая трансформация не происходит непрерывно. Она выражает качественные превращения в обществе, при посредстве которых восстанавливает определенное соответствие социальных структур и субъектных взаимодействий (различий).

Современные концепции социальной трансформации, в целом, находятся в соответствии с этими основами, однако переносят источники трансформаций в другой контекст. Так, Т.И. Заславская исследует социальные трансформации через проблему свободы, выделяя здесь свободу действия, свободу воли и свободу выбора. При этом она полагает, что «экономический подход позволяет «заземлить» проблему свободы и проникнуть в механизмы реализации свободы конкретным социальным субъектом, имеющим определенные жизненные ценности, цели и возможности их достижения».

Заславской удается сконструировать, точнее - прояснить тенденции и изменение роли свободы через ряд важнейших социальных параметров -институционально-правовой, ценностно-деятельностный и стратификационный. При этом «институционально-правовая ось «задает» новые правила игры, закрепленные в новых правах внешние рамки индивидуальной свободы и допускаемые способы ее увеличения (сохранения). Ценностно-деятельностная ось «отфильтровывает» из этих изменений в социентальной свободе только актуальные для индивида изменения (те изменения, которые в данный момент значимым образом сказываются на уровне индивидуальной свободы) и «сигнализируют» о готовности индивида действовать в данном направлении. Наконец, стратификационная ось объединяет индивидов в группы, различающиеся реализуемыми возможностями повысить (сохранить) индивидуальную свободу (как они ее сами понимают) при данных изменениях в социентальной свободе».

Свобода - один из основных путей самопроектирования субъектами своей сущности, места в социальном пространстве. В специфике ее понимания и способности реализации - важный показатель возможного лидерства тех или иных социальных субъектов, их готовности и потребности участвовать в социальных преобразованиях. Но важно и то, что субъекты приобретают свои потребности в свободе и свое понимание последней именно в общественной среде, ее пространстве.

Можно согласиться с Т.И. Заславской в том, что «сами жизненные цели и ценности, а также возможности их достижения в значительной мере определяются особенностями социализации, характером социальных институтов и ограничений, местом, занимаемым индивидом (группой) на шкале социальных неравенств в прошлом и настоящем и др. Общественная система не только ограничивает, но одновременно формирует личность, подавляя одни и развивая другие социальные качества. Поэтому вряд ли стоило ожидать, что зажатая в «жесткие рамки административно-командной системы» инициатива и энергия индивидов выплеснется наружу и станет движущей силой общественных преобразований, как только эти рамки будут разрушены.».

Близким к выявленному нами субъектному основанию социальных трансформаций является социокультурный подход, предложенный Н.И. Лапиным, здесь интегрируются три измерения человеческого бытия: тип соотношения человека и общества, характер культуры, тип социальности как фундаментальные. Каждое из них не сводится к другим и не выводимо из них. Но при этом они взаимосвязаны и влияют друг на друга как важнейшие составляющие человеческих общностей - тех самых социальных субъектов.

Н.И. Лапин выделяет ряд принципов, раскрывающих основы субъект-объектного взаимодействия. Это:

- принцип человека активного (многомерность человека как био-социо-культурного существа и личность как субъект действия, активного взаимодействия с другими людьми;

- принцип взаимопроникновения культуры и социальности; -принцип антропосоциентального соответствия (совместимость

личностно-поведенческих характеристик человека как члена данного общества и социентальных характеристик этого общества);

- принцип социокультурного баланса (равновесие между культурными и социальными компонентами как условие устойчивости общества);

- принцип симметрии и взаимообратимости социентальных процессов (каждому процессу, воплощающему динамику общества как целостной системы и имеющему определенную направленность, соответствует противоположно направленный процесс. При переходе процесса из одной стадии в другую он может превращаться в свою противоположность).

Эти принципы в целом выделяют условия трансформации на основе активности социальных субъектов. В целом ведущей линией в анализе социальных преобразований можно считать ту, которая связывает прежде всего их не с системными, организационными и другими факторами, а именно с бытием социальных субъектов, которые в силу собственного различия, своего внутреннего пространства-времени конституируют реальность. Эта деятельность происходит постоянно, однако статус трансформаций она приобретает тогда, когда требуется согласование общественного содержания - науки, экономики, политических отношений и др. - с изменившимися характеристиками наиболее активных и «перспективных» социальных субъектов. Тогда меняется состав государственной власти и государственной политики, экономические формы деятельности, расширяется или сужается воздействие культуры на общество и личность т.д. В целом этот процесс связан с революциями, но он может выражаться и в форме реформ, предполагающих модернизацию общества, его определенных компонентов.

Любой субъект всегда действует в рамках методов, схем своего опыта, технологий. Имеются ли общие механизмы социальных трансформаций, выражающие эти технологии? Попробуем ответить на этот вопрос.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Гендер как инструмент политологического анализа
Предпосылки становления российской социологии семьи
Становление и развитие советской и российской социологии семьи
Категория гендер в изучении истории русской литературы
Формирование социологических взглядов Г. Спенсера.
Вернуться к списку публикаций