2009-07-09 17:15:18
ГлавнаяСоциология — Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл



Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл


Таким образом, смерть субъекта связана с «перехватом» его функций языковыми и другими структурами, которые теперь сами организуют поведение и мышление индивидов: последние лишь могут комбинировать набор дискурсивных практик, выделяя для себя значимые «ситуации». Но этот подход подменяет причину и следствие: социальная знаковая структура - это всегда результат активной деятельности субъектов, функционально определенная как способ их коммуникации. Это форма и условие общения, которая сама возникает в силу общественной необходимости и потребности взаимодействия, взаимопонимания людей.

Близким к этому является «растворение» субъекта в социуме (В.С. Барулин, В.Е. Кемеров и др.). Социум не отличается по своим свойствам от самой среды бытия субъектов, а потому как бы замещает это бытие в интегрированном виде. B.C. Барулин подчеркивает, что «бытие человека в качестве всеобщего объективно-абстрактного макросубъекта проявляется не только в прямом созидании различных граней социомикромира, но и в своеобразной опосредованной форме, когда жизнедеятельность людей как бы обеспечивает функционирование институтов социомакромира... макросубъектность человека определяется не внутренними потенциями человека, тем, что общество - страна, социомакромир - это целостно-системный организм, и каждый человечек в своей жизнедеятельности - хочет он этого или не хочет - объективно вплетается в эту целостность.».

Во-вторых, социальные субъекты определяются через их место и роль в обществе. Тем самым и общество проявляет свои характеристики в выделенных свойствах субъекта. Так, Н.И. Яблокова отмечает, что социальный субъект представляет собой «социальное образование, детерминированное системой каузальных, системно-структурных и динамических связей и обеспечивающих равновесие и поступательное развитие общественной системы в целом и отдельных ее частей. Социальный субъект «встроен» в общественную систему как ее элемент и носитель, занимающий в ней определенное место, и выполняет в соответствии с ним те или иные функции. Вместе с тем он строит эту систему, обеспечивая своей деятельностью ее функционирование и развитие.».

Именно такой подход к социальному субъекту получил наибольшую разработанность, особенно в отечественной литературе. С позиций социальной и исторической активности социальный субъект исследовался в работах Г.А. Арефьевой, К.Х. Момджана, Л.В. Скворцова; смысложизненных ориентации как свойства социального субъекта - в работах Л.Н. Когана и В.Г. Федотовой, Л.Н. Сержантова; социальных отношений и общения в характеристиках субъекта выявляли В.Ж. Келле, М.Я. Ковальзон, В.П. Киселев, Л.Н. Москвичев, Ю.К. Плетников. С позиций общественного воспроизводства социальных субъектов исследовали B.C. Барулин, В.М. Межуев, В.И. Толстых. Много работ было посвящено также анализу социальных пространства и времени как форм бытия и жизнедеятельности социальных субъектов.

Тем не менее, в этом подходе слабо выраженной оказывалась именно субъективность как собственное, субстанциональное проявление этих субъектов. Постулировалось, что субъекты имеют такие-то свойства, но последние не выводились из самой природы бытия субъектов, особенности их укорененности в обществе.

Поэтому важным поворотом в анализе субъектов, который произошел в философии XX века, можно считать феноменологический «срез» или подход, в котором субъекты стали рассматриваться через смысл. Их объектным «определением» теперь становится не предмет, не природа или вещь, но формы культурной коммуникации: язык, символы, смыслы. Суть такого поворота удачно раскрывает Т.А. Кузьмина, которая пишет, что в новых направлениях философии XX века «сохраняется сам принцип активности и автономности человеческой субъективности, но акцент при этом делается не на внешней предметной деятельности, не на овладении внешним миром и его подчинении человеческим целям, а на построении и утверждении собственно человеческого мира... Человек... не просто часть космоса или природы; в отличие от других живых существ он один имеет свой мир и живет... в своем особом экзистенциальном пространстве. Непроясненность этого человеческого «мира», неосознанность его природы и его специфических измерений и приводит к искажению свойственных лишь человеку способов жизнедеятельности, а соответственно и к утверждению неподлинных ценностей, установок и идеалов... В конечном итоге в центре внимания оказывается именно субъективное бытие человека или природа человеческой субъективности как таковой, взятая как бы в ее истоках и рассматриваемая как особый вид реальности».

Ошибка представителей феноменологического подхода была в замыкании смыслового человеческого мира на самом себе: ведь подлинность или неподлинность бытия человека определяется лишь через его полное определение, через «свое иное», которым выступает не только постижение смыслов, но и множество других свойств и характеристик человеческой субъективности - трансцендирование, установление отношений, определение реальности, определение будущего и обеспечение его воздействия на настоящее, реализация возможного и др. Поэтому феноменологически определяемый субъект так или иначе сводится к сознанию: он лишен таких социальных определений, как установление настоящего, меры освоения данной реальности и др.

В феноменологии основным свойством субъекта-сознания является интенциональность - нацеленность на внешний мир и активность - конституирование действительности через формы внутреннего времени сознания. Гуссерль пишет: «Если мы рассматриваем основную форму синтеза, а именно форму отождествления, то он прежде всего выступает перед нами как всеобъемлющий пассивный синтез в форме непрерывного сознания внутреннего времени. Каждое переживание обладает своей собственной временностью. В случае осознанного переживания, в котором в качестве cogitatum явлен некий объект мира (как это происходит при восприятии игральной кости) мы должны объективную, выступающую в явлении временность, например, временность этой кости, отличать от внутренней временности явления, например, от временности восприятия кости. Последнее протекает в своих временных отрезках и фазах, которые, в свою очередь, представляют собой непрерывно изменяющиеся явления одной и той же кости. Их единство есть единство синтеза; это не просто непрерывная связанность coginaniones, но их связанность в одно сознание, в котором конституируется единство интенциональной предметности, как предметности многообразных способов явления».

Таким образом, сознание-субъект обладает способностью конституировать некоторый смысловой горизонт - пространство, в котором возникает единство многообразных проявлений данного воспринимаемого объекта. Это сознание интегрирует реальность в некий заданный смыслом порядок во многом потому, что его собственное время восприятия отличается от времени бытия объектов. Но схватывающее порядок мира сознание у Гуссерля схватывает и некоторые внутренние цели мира, т.е. его собственную «направленность к...», в которой и открываются смысловые характеристики конституируемых сознанием реалий.

Характеризуя свойства трансцендентальной субъективности, которые раскрывает Э. Гуссерль, П.П. Гайденко подчеркивает: «Определяя структуру трансцендентальной субъективности как интенциональную, Гуссерль тем самым приписывает ей два свойства: она оказывается телеологической, во-первых, и деятельной, во-вторых».

Эти свойства субъективности, абстрактные в философии Гуссерля, становятся значимыми, если их спроецировать на деятельность субъекта социальной трансформации. Действительно, такой субъект выстраивает свои миры, которые всегда не совпадают с данной реальностью: они вскрывают все следствия тех некоторых основных тенденций, которые схватывает такой социальный субъект (субъекты), выстраивая модели должного. Здесь реальность оказывается не данной, а заданной, причем на основе того, что собственное время бытия данного социального субъекта оказывается «опережающим» время бытия социума, изменения его структур и жизнедеятельности других субъектов: именно поэтому он способен как бы «взять их в скобки» и построить свое определение (модель) мира, как бы указывая будущее и другим социальным субъектам, всему обществу. Однако это требует прояснения.

Конечно, между внутренним временем сознания индивидов, принятых в феноменологии, и временем бытия социального субъекта нет прямого сходства, т.к. социальное время надличностно, многовекторно и его собственное измерение не сводимо к данным восприятия. Время - особое внутреннее пространство развития человека и общества. Именно поэтому его характеристики могут быть фиксированы в пространственных изменениях, как и наоборот - пространство социума, осваиваемое данными субъектами, выражается через время. Как подчеркивает В.Г. Виноградский, «феномен социального пространства возникает как результат глубокой внутренней взаимосвязи пространства и времени и выступает в виде необходимой формы общественного развития - формы, в которой различные модусы социального времени связаны отношениями сосуществования, находятся в своего рода «синхронном» взаимодействии. Это сосуществование социальных времен в настоящем образует более или менее обширное «поле» практически-преобразующей деятельности общественного субъекта.».

Взаимодействие пространства и времени создают среду изменений, в которой одни тенденции стимулируются, а другие, в которых нет адекватной для них пространственной и временной формы - как бы тормозятся. Это происходит потому, что каждый модус социального времени - прошлое, настоящее и будущее - имеет свой «удельный вес» в бытии того или иного социального субъекта. Так, восходящие классы или социальные слои в большей мере ориентированы на будущее, чем уже «состоявшиеся» социальные субъекты (общности), которые заинтересованы в сохранении данного положения вещей - т.е. больше привержены настоящему.

Само «наполнение» социального пространства модусами времени, их сочетанием определяет общую форму деятельности, которая простирается в прошлое и будущее. Поэтому социальные трансформации раскрывают онтологически различное место и положение социальных субъектов в обществе. Социально время в социальном пространстве существует одновременно как «прошлое (коллективный опыт, отстоявшийся в системе знаний, умений, навыков, материально-вещественных элементов, образцов и традиций деятельности, поведения), настоящее (коллективный труд как использование этого опыта и процесс творчества новых форм, образцов и результатов деятельности, и будущее (общественно необходимые реальные возможности, планы, проекты, а также намерения, надежды, мечты вместе с намечающимися или пока еще неизвестными путями и средствами их осуществления). Сосуществование модусов социального времени представляет собой определенный, более или менее широкий («пространственный») круг вещей, событий, действий, ожиданий и предвосхищений, который задает общественному субъекту способы и масштабы его деятельности и в то же время он сам задается характером этой деятельности - ее масштабностью, ориентированностью и дальновидностью».



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Гендерные исследования как парадигма научного сообщества
Становление экономической социологии в России в ХХ веке
Психосоциальная помощь в адаптации лицеистов к условиям вузовского обучения
Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества
Об общих тенденциях и российских особенностеях изменения института семьи
Вернуться к списку публикаций