2009-07-09 17:15:18
ГлавнаяСоциология — Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл



Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл


Функцию субъекта выполняет культура, которая представляет собой «определение человека, взятого с точки зрения его всеобщности, важнейшая сторона воспроизводственной деятельности, общества, человеческой истории. Культура - концентрированный, организованный опыт человечества, основа понимания, объяснения, осмысления, принятие решений, рефлексия всякого творчества... Осваивая культуру, человек приобщается к исторически сложившимся целям, ценностям, к конструктивной напряженности, лежащей в основе способности человека воссоздавать общество, все типы человеческих отношений, формировать смыслы... Культура... содержит в себе больше вариантов возможностей (потенциально бесконечных) формирования социальных отношений», чем их может «вместить» данное общество.

В противоположность культуре, социум, по Ахиезеру - консервативный, устойчивый порядок общества. Здесь имеются всегда лишь ограниченные возможности принять культурные инновации, освоить их, так как основным здесь становится не просто усвоение нового, но забота о сохранении устойчивости общества, переход его на новые формы бытия, которые всегда должны быть одобрены массами населения. Однако это вызывает коллизии, дисфункции, борьбу сил внутри самого общества.

Применяя отношение «культура-общество» к истории России, А.С. Ахиезер фактически раскрывает механизм социокультурных трансформаций, благодаря которому российское общество оказывалось способным адаптироваться к культурным нововведениям и тем самым пройти очередной этап своей истории. При этом автор отрицает, что эта история содержит в себе какое-либо развитие: она складывается из ряда последовательных этапов, в которых господствует определенный идеал (соборный, авторитарный, либеральный и др.), а также преобладает инверсионное сознание - переоценка ценностей через смену в них значения на противоположное (хорошее - плохое, полезное - бесполезное и т.д.) и др.

В истории Ахиезер усматривает определенный «маятник», в котором идет смена идеала - психологической установки, позволяющей населению принять определенные изменения, более или менее комфортно сжиться с ними - от соборного, означающего господство общества, самоуправления, общинности - к авторитарному, в котором государство приобретает максимум полномочий и диктует обществу свои программы модернизации, лишая его какой-либо самостоятельности. Затем через промежуточные этапы общество постепенно возвращается к соборному идеалу. В России, согласно Ахиезеру, прошло полных два цикла изменений (трансформаций): первый - от Киевской Руси через авторитарное правление Ивана Грозного, Петра I к либерализму Екатерины и Александра I, затем постепенно - через смену монархических режимов XIX - начала XX веков - к господству соборного идеала в февральской революции. Конец этого цикла превращений - в отказе общества от монархической формы правления, от этой формы государственности.

Второй цикл охватывает период от Октябрьской революции до перестройки, которая началась в 1985 году, где также произошел отказ от принципов социализма и методов государственного управления советского типа. Здесь повторились те же этапы смены идеалов, что и в первом цикле, но гораздо быстрее: смена периода занимала не сотни, а десятки лет и даже меньше. Здесь также идет процесс от соборного идеала первых лет революции к росту государственных начал, которые достигают своего предела в эпоху сталинизма, затем постепенно трансформируются в идеалы либерализма (Хрущев, Брежнев, Горбачев), в конце концов отрицают само существование социализма, советскую систему ценностей.

Сама трансформация социума под воздействием культуры раскрыта Ахиезером достаточно конкретно. В силу своего динамичного самообновления культура выходит за рамки данного состояния общества (социума) и ставит его устойчивость, существование под вопрос. В обществе (российском) в ответ на это возникает раскол: одна его прогрессивная часть населения принимает новации культуры, другая -отвергает. В ее глазах носители нового становятся выразителями зла, они демонизируются и отношение к ним и тем ценностям, которые они предлагают - негативное.

Для того, чтобы утвердиться в обществе, эти новации должны восприниматься в новом контексте, т.е. выражать новые идеалы, под которыми автор понимает изменение нравственной позиции общества.

Рост новаций воспринимается через нравственный идеал как оппозиция «комфортное-дискомфортное», что определяет его поддержку или осуждение обществом. Однако сама эта оценка определяется соответствующей цивилизацией, в которой живет данное общество: «традиционная цивилизация всеми средствами нацеливает человека на то, чтобы удержать новшество в строго определенных пределах, которые не изменяли бы ранее сложившегося порядка. В либеральной цивилизации существует острая потребность в расширении масштабов новшества, в их углублении, в постоянном преодолении ограниченности порогов для повышения эффективности всех форм деятельности человека. В промежуточной цивилизации, отягченной расколом, обе тенденции... переплетаются, идет борьба за преодоление ранее сформировавшегося порога допустимых новаций».

Следовательно, сам идеал выражает в целом нормы допустимого отношения, усложнения культурных изменений, новаций. Воспринимая их через изменение установки (идеала), общество тем самым может продвинуться на определенные ступени своего развития.

В концепции А.С. Ахиезера, как и П.А. Сорокина, реального развития общества как постоянного перехода к новому и общественного процесса к открытому будущему не существует, так как сохраняется одно неизменное условие: общество развивается (изменяется) ровно настолько, насколько это позволяет способность населения воспринять новации. Субъективность, таким образом, становится внутренней границей социальных изменений. Но субъективность моделируется в формах цивилизации, в стереотипах поведения и вырабатываемых нравственных идеалах.

В целом, методологические возможности (функции) этой концепции состоят в следующем. Во-первых, обеспечивается четкое прогнозирование наступления следующего этапа социальных изменений, который - если совпадение двух циклов российской истории верно по существу - должен с необходимостью сменить данный этап. Во-вторых, четко очерчены формы и «субъекты» социокультурной трансформации, а, следовательно, обозначен и тот круговорот событий, который означает ее проведение и завершение: социокультурная трансформация означает очередной этап освоения обществом социокультурных новаций, который осуществляется через изменение нравственного идеала, завершение инверсионного процесса, возможное формирование консенсуса.

Однако, как и в концепции П.А. Сорокина, социальная трансформация оказывается оторванной от социального развития, а потому фиксирует лишь новые комбинации одних и тех же компонентов. В данном случае упускается качественное преобразование общества, которое всегда непредсказуемо и заключает в себе неопределенность и многомерность открывающегося мира.

Отсюда - несколько общих выводов. Во-первых, социальные трансформации выступают внутренним моментом социального развития, а не просто рядом циклических социальных изменений, которые повторяются в своей последовательности. Встроенные в модель круговорота, трансформации означают всего лишь повторение одного и того же механизма (процесса) изменений, в котором участвуют одни и те же факторы (агенты). Но общество преобразуется в историческом процессе качественно: оно не только растет в своем объеме, не только усложняется, но и приобретает совершенно новые свойства, которые логически не вытекают из его прошлого: общество детерминировано в большей мере будущим, чем прошлым или настоящим. Следовательно, оно вряд ли способно сохранять без изменений и сам механизм его преобразований. Именно здесь «работает» фактор свободы, который представляет собой особую детерминанту изменений.

Но как раз поэтому можно прийти к выводу, который уже был отмечен в нашей литературе: процесс социальных трансформаций сам является развивающимся, меняющим свои формы и «технологии» вместе с развитием общества. Если в эпоху рационализма, развернутого в эпоху Просвещения, это были рационально-аналитические аспекты, диалектически выстроенные в систему, то уже в XIX, а тем более - XX веке формируются новые аспекты трансформации, раскрывающие многомерность общества его адаптацию к меняющейся среде - внутренней и внешней, размытость и неопределенность целей его развития. В этом аспекте важнейшей основой множества форм трансформации можно считать изменения образа и статуса субъекта, выступающего основным источником, движущей силой и формой социальных трансформаций.

В XX веке, развернувшем множество измерений и моделей общества, многомерным становится и сам субъект. Он исследуется в моделях неомарксизма, в феноменологии, структурализме, в герменевтике и философской антропологии, в социологии знания и философии Франкфуртской школы. Во всех этих подходах он выявляет свои различные стороны и свойства. Тем не менее, инвариантным остается его свойство служить основой социальных перемен, давать новые модели общества, формировать новые мировоззренческие «модели мира».

Посмотрим теперь на социальную трансформацию с позиций онтологии, конкретно рассматривая ее субъектное основание и механизмы осуществления.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы
Исследование ценностных ориентации современных студентов
Мужчины и женщины - стереотипы в современном обществе
Антиглобализм как социокультурный феномен
Гендерные аспекты безработицы
Вернуться к списку публикаций