2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяСоциология — Об интеллигенции в целом



Об интеллигенции в целом


Ответ, пожалуй, до обидного прост: таким стержнем, ядром, реальностью является... функция, социальная функция, которая у каждого – своя, своя она и у интеллигенции. И без ее выполнения – не будет общества. Если прибегнуть, несколько вульгарно, к экономическим сравнениям, то «спрос рождает предложение». Общество нуждается в определенного рода работе и в ответ на этот запрос появляются слуги-исполнители. В сфере материальных потребностей – появляются ремесленники и технологи, организаторы производства и распределения материальных благ. В сфере духовных потребностей – появляется интеллигент, Творец и Хранитель «духовных благ», ценностей, святынь (высших ценностей), идеалов. И в этом главная, двуединая, противоречивая функция Интеллигенции: Хранить (старое) и Творить (новое). Диалектически противоречивая функция – это реальность. Если не доводить до крайности, то идет процесс органического развития общества, но если преобладает что-то одно – то неизбежны личные и социальные трагедии. Приверженность к старине в пределе вырождается в догматизм, косность и ведет к потере жизнеспособности. Чрезмерная творческая активность в пределе ведет к насилию над жизнью, реальностью под благовидным лозунгом «Долой отжившее» и также ведет к утрате жизнеспособности, поскольку разрывает традицию, отрывает будущее от корней прошлого.

Как Хранитель – Интеллигенция выполняет функцию Образца, матрицы культуры. Как Творец – Интеллигенция выполняет функции критики (анализа), генератора идей и стратегического духовного управления обществом.

Социальное бытие нуждается в самовоспроизводстве и самосохранении. Это предполагает как духовную, так и материальную работу. Все, что связано с духовной работой и является функцией Интеллигенции. Это и определяет ее онтологический статус...

«К чему вся эта песня?», – спросит утомленный философской заумью читатель. А я отвечу: интеллигенция не выдумка. Ее нельзя придумать или отменить. Она реальность, с которой необходимо считаться. И совсем не потому, что она того требует, а потому, что общество для своего существования нуждается в носителе-исполнителе вышеназванных функций. Отсюда выводы:

Интеллигенция – это не «прослойка» интеллектуальных рекетиров;

Интеллигенция – не пиявка, которая ищет где присосаться, лишь бы не работать;

Интеллигенция – не попрошайка, люмпен-интеллектуал, также не желающий работать;

Интеллигенция – не открыватели космоса и глубин микромира;

Интеллигенция – не эстрадный артист, веселящий праздную публику;

Интеллигенция – Творец и Хранитель святынь.

Все попытки манипулировать интеллигенцией обречены на провал: и ядиком угощали, как Сократа и Горького, и головки рубили, как Боэцию и Мору, и на кострах сжигали, как Гуса и Бруно, и в тюрьмах гноили, как Р. Бэкона, Н. Морозова, Т. Кампанеллу, и в ссылку отправляли, как Чернышевского и Герцена, Овидия и Маркса, Аристотеля и Везалия, и взятки предлагали, как Диогену Собаке и Спинозе, и сумасшедшими объявляли, как Чаадаева. Интеллигенцию нельзя уничтожить, ибо исчезнет носитель-исполнитель социальной функции. Интеллигенцию нельзя купить – по той же причине: она утратит свою сущность, перестанет быть носителем-исполнителем социальной функции («кто платит, тот и заказывает музыку»). Всегда необходимы адекватные и корректные меры. Покупать интеллигенцию нельзя, а кормить – необходимо. Интеллигенция нуждается в том, чтобы ей не мешали работать, при соблюдении одного безоговорочного условия, которое она должна выполнять: не верещать! Она обязана говорить правду, но не закатывать истерику. А на Власти лежит ответственность – слушать или не слушать, принимать или не принимать плоды духовных исканий интеллигенции.

Чтобы накормить Интеллигента – его нужно... поймать. А чтобы поймать – нужно уметь отличать от неинтеллигента, т.е. нужно знать отличительные признаки, повадки, места обитания (да простят меня интеллигенты за юмор, ведь над кем смеюсь...). Отличить интеллигента по формальным признакам невозможно: ни род занятий (умственный труд), ни уровень образования (высшее), ни социальный статус («прослойка», простите) не гарантируют интеллигентности. Интеллигент – это носитель интеллигентности, ее раб. А интеллигентность – это набор личностных качеств, как говорят философы, таких как: чуткость, любознательность, ответственность, скромность, критичность, самостоятельность мысли, мудрость...

Чаще всего интеллигентный человек занят интеллектуальным трудом, имеет высокий уровень образования... Ой-йой-ой! К чему так нудно стал писать? Да к тому, что уже давно, и тем более сегодня это далеко не так. Вспомните презрительное БИЧ – «бывший интеллигентный человек». В бичи шли не только те, кто сломался, но очень часто те, кто нашел в себе силы и не побоялся сломать социальный шаблон и поменять «белый воротничок» на «синий», перо на мастерок ради того, чтобы сохранить свободу и самостоятельность мысли, а как на хлеб зарабатывать – так это как придется. Сегодня отличительными признаками интеллигента являются потрепанные манжеты, стоптанная обувь, штопаный свитер и... неугасающая искорка в глазах. Я так подробно описываю, будто «новые украинцы» уже с ног сбились в поисках интеллигента, дабы помочь ему выжить, а заодно и самим себе...


Эссе о гуманизме

Евгений СМОТРИЦКИЙ


Гуманизм – величайшая ценность, которая возникает как духовный пророческий прорыв в момент осознания кризиса традиционной культуры. Это крик о возврате к Человеку в будущем, начиная с сегодняшнего дня, с момента осознания, но которому так и не дано реализоваться в его истинном, великом, жизнеутверждающем и человеколюбивом смысле. Ситуация распада, рассыпания социального хронотопа с человекосоразмерным социумом на биологические хронотопы человеческих особей, лишенных комфортной социальной ниши, порождает тоску-мечту о Гуманизме, которая быстро деградирует и диалектически вырождается в антропоцентризм в идеологии, а на практике – в антропоэгоизм, закрепленный в системе буржуазных ценностей: Жизнь, Свобода, Собственность, Равенство, приукрашенные эмоциональным «Братством».

Неужели гуманисты, мечтая о гармоничном развитии человека, его духовном и физическом совершенстве, реализации его творческих сил, о достижении Человеком соразмерности с Богом, неужели они желали человеку полного удовлетворения алчности, равенства в гонке престижа, гонке за обладание ложными ценностями? Неужели они желали свободы совести как свободы от совести? Неужели желали свободы как осознанной необходимости, свободы как всеобщего безразличия, ибо свобода каждого от всех обернулась свободой всех от каждого. Если мне никто не нужен, никто мне не указ, что ж удивляться, что и я никому не нужен, кроме абстрактно-холодных Закона и Государства? Мечта о братстве, когда в трудную, да и радостную минуту всегда окажется рядом плечо товарища, обернулась реальностью, но несколько другой – каждый постоянно чувствует локоть конкурента в животе или на зубах. Человек человеку...

Гуманизм выродился и в ХХ веке приобрел чудовищные формы. Разве не во имя Человека в фашистских концлагерях ставили опыты на Человеке? А ради Кого шли войны? А в угоду Кому изуродована Голубая планета?

Гуманизм требует меры. Как и все. В противном случае он вырождается в тоталитаризм, который есть его (да, да – Гуманизма) логическое завершение. Тоталитаризм – это доведенный до абсурда Гуманизм.

Гуманизм возникает как призыв к реализации духовных творческих потенций человека, задавленных жесткими нормами христианской культуры и общинно-цеховой формой организации жизни, а реализуется как «борьба всех против всех» в стяжании и потреблении материальных благ. Духовная самореализация требует Жертвенности, в то время как материальная – требует Жертвы. Истинный Гуманизм только тогда возможен, когда каждый готов жертвовать за любого другого и за всех вместе. В противном случае -«теория общественного договора»: давайте будем убивать «МЫ» «ИХ», чтобы не убивать друг друга. Так из псевдогуманистов возникает дегуманизированное «МЫ», прикрывающееся ширмой Гуманизма во имя коллективного эгоизма. А кто не с нами, тот против нас...

Гуманизм требует меры: меры-предела и меры-критерия. И определить их не так уж сложно. Предел Гуманизма проходит там, где Человек начинает вредить обществу (целому) и природе, а тем самым и самому себе. Критерий Гуманизма – жертвенность. Мы все нуждаемся в выработке новой системы контроля Общества над Человеком при соблюдении (без иронии) Чести и Достоинства Человека.

Имеющий уши – да слышит!


Виктор КИРСАНОВ



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Предпосылки становления российской социологии семьи
М.Вебер и проблема интерпретации рациональности
Предмет и метод экономической социологии
Органическая концепция социальной эволюции Г. Спенсера и современность
Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.
Вернуться к списку публикаций