2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяСоциология — Мужчины и женщины - стереотипы в современном обществе



Мужчины и женщины - стереотипы в современном обществе


Введение

В современной жизни почти повсеместно люди сталкиваются с ситуациями, когда необходимо принимать решения или совершать поступки в соответствии с определенными стереотипами, свойственными человеческой природе. Стереотипы часто используются для достижения индивидами их целей, принимаются во внимание при анализе успешности какой-либо деятельности, оценке собственного и чужого поведения и т.д. Деятельность индивидов и групп во многом определяется теми социальными стереотипами, которые существуют в общественной жизни. При этом очень важным становится временной аспект рассмотрения данной проблемы – стереотипы по своей природе весьма устойчивые образования, ментальности определенных групп, слоев и тем более всего общества. Но стереотипы могут принимать и различные изменчивые формы, присущие тем или иным индивидам и группам, воздействуя при этом на их деятельность. Поскольку деятельность и определяется в сущности, социальную реальность, то можно сказать, что социальная реальность в известной степени определяется стереотипами данного общества, в том числе и полоролевыми стереотипами.

Тот факт, что взаимоотношениями мужчин и женщин пронизана вся повседневная жизнь общества, по всей видимости, не вызовет у кого-либо серьезных возражений. Сейчас практические не существует сфер общественной жизни, где бы этими взаимоотношениями не порождались вопросы и проблемы, решить которые человечество пытается со времен своего возникновения. С другой стороны, индивиды как субъекты этого взаимодействия способны формировать новые стереотипы, изменять или отвергать старые. В этом смысле интересны как историко-культурные, так и социально-психологические исследования того как общество отвечает на вопросы: что такое женщина и что такое мужчина, какие роли им приписываются, какое поведение от них ожидается?

В данной работе предпринята попытка ответить на эти вопросы на основании некоторых результатов исследований полоролевых стереотипов в современном обществе. По целям и задачам, которые ставили исследователи, по структуре и методике производившихся обследований в основном это работы социально-психологического характера. Однако с точки зрения социологии, проблема состоит в определении роли данных стереотипов в социальной жизни, выявлении социального смысла и значения полоролевых стереотипов в социальной реальности.

Полоролевые стереотипы в широком социальном контексте.

Социальные исследования в области полоролевых стереотипов, претендующие на научность, появились сравнительно недавно – в конце 40 – начале 50-х годов ХХ века. Эти исследования были связаны с попыткой вычленить типичные различия, относящиеся к представлениям мужчин друг о друге и себе. На уровне здравого смысла существует много изречений, афоризмов, мудростей, но лишь в ХХ веке наука попыталась объективно определить различия в поведении и стереотипах мужчин и женщин. Подведя своеобразный итог этих первых исследований, МакКи и Шоррифс заключились, что типично мужской образ – это образ, связанный с социально не ограничивающим стилем поведения, компетенцией, рациональными способностями, активностью и эффективностью. Типично женский образ включает ряд черт, связанных с коммуникативными способностями, теплотой и эмоциональной поддержкой. Однако в целом женщинами приписывалось больше отрицательных черт, таких как формализм, пассивность, излишняя эмоциональность, чем мужчинам. Типично отрицательными качествами мужчин признавались грубость, авторитарность, излишний рационализм [1]. Авторами было также отмечено, что мужчины проявляли гораздо большую солидарность в отношении типично мужских качеств, чем женщины в отношении женских.

В последнее время как в западных исследования, так и в российских, объектом анализа становятся не только сами Полоролевые стереотипы, но и их функции – регулятивные, трансляционные, объяснительные и т.д. В частности, исследователи трансляционной функции стереотипов стремились выяснить, какие образом различные социальные стереотипы формируются и распространяются посредством социальных институтов, литературы, искусства, средств массовой информации. Например, в работе Мэнстэд и МакКалоч изучались образы мужчин и женщин в рекламных программах британского телевидения. Авторы установили, что суть различий в изображении мужчин и женщин совпадают с традиционными представлениями полов. Мужчины изображались как рассуждающие и оценивающие товар, занимающие автономные роли, понимающие толк в выборе товаров и в возможности их практического использования. [2, C.185]. Женщины изображались как движимые субъективными причинами в приобретении товаров (эмоциями и желаниями) или занимающие, в отличие от мужчин, зависимые дополнительные роли (жены, любовницы и т.д.), ориентируясь на престиж и символическое потребление товаров. Однако, как справедливо замечает В.С. Агеев, в данном исследовании трудно определить, что является причиной, а что следствием: средства массовой информации черпают свои образы из стереотипов, а стереотипы в свою очередь подкрепляются и распространяются средствами массовой информации [1, c. 186].

Многие исследователи часто апеллируют к прошлому, пытаясь определить истоки существования стереотипов. Так например, Хантер (1976 г.), проанализировав образ женщины в истории, пришла к выводу, что в целом – это образ неполноценности, а процессы женской эмансипации с глубокой античности однозначно и прямо связывались с деструктивными социальными процессами, распадом морали и разрушением семьи. Например, одна из главных причин падения Римской империи связывалась с далеко зашедшим процессом женской эмансипации (1, С. 187). Хантер также полагает, что большое влияние на содержание современных полоролевых стереотипов оказала христианская традиция, рассматривающая женщину как существо несовершенное и неполноценное, постоянно становящееся инструментом в руках дьявола. Поэтому женщине приписывалась роль источника зла. Неслучайно именно они составили основной контингент жертв инквизиции. Полоролевые стереотипы призваны оправдать так называемую «бессознательную идеологию о естественном месте женщины в обществе», а также существующую на Западе практику «держать женщин на их месте» и различные латентные тонкие формы неравенства и эмансипации. Эти историко-культурные факторы во многом определяют смысловое и оценочное содержание полоролевых стереотипов в современном обществе. Примером еще одного стереотипа, берущего начало в глубокой античности, служит убеждение, что женщина должна быть красивой, а если не красивой, то хотя бы привлекательной. Этот пример примечателен тем, что данный полоролевой стереотип продуцирует ожидаемое поведение. Женщины поддаются тому, что внушает им общество, отдавая значительную часть времени и сил заботам о своей внешности. Общество очень часто внушает также женщинам, что это их главное достоинство. Так обстоит дело в большинстве известных нам культур [3, c. 91]. По всей видимости, это связано с тем, что красота женщины является желательным или обязательным качеством для исполнения ее социальной роли: роли возлюбленной во всех вариантах – жены, подруги, любовницы. Пожалуй, без эстетического оформления, без получения искомого и желанного феномена красоты использование этой роли невозможно. Истории известны факты, когда девушки знатных фамилий, не имея достаточно привлекательной внешности, становились монахинями. [3, c. 91-92]. Однако обладание этим качество налагает на женщин значительную долю ответственности: ответственности за измены, ответственности за изнасилование. Мужчины склонны приписывать женщинам, обладающим красотой, вину осужденного за изнасилование, снимая с него ответственность, а также подразумевать большую ответственность за совершение измены [2, C. 184], хотя фактор физической привлекательности далеко не однозначен (Калхаун, 1978).

Полоролевые стереотипы в области семейной жизни.

Традиционном в большинстве известных человечеству культур семья носила функцию поддержания материального благополучия своих членов, функцию трансляции норм и ценностей одновременно с функцией контроля. В современных обществах при ослаблении жесткой иерархии в семье, власти одних ее членов над другими [4, c.134] и в то же время ослабления материальной зависимости женщины от мужчины наблюдается переход к созданию гармоничных отношений в семье с целью получения взаимного удовлетворения. Как отмечает А.Г. Волков, «центр тяжести смещается от экономических, материальных, хозяйственных функций к функциям обеспечивающим прежде всего личные отношения, связи внутри семьи, что соответствует идеалу семейных отношений, свободных от корысти и материального расчета» [5, c.243]. Женщины так же получают большую свободу в связи с устройством на работу. Замечено, что женщины, на которых лежит бремя обязанностей на работе и домашние хлопоты, получают больше удовлетворения от жизни [1, c.79]. Это подтверждается и эмпирическими исследования: по данным института Гэллапа, доля женщин, имеющих детей и желающих работать, возросла до 25% (1982 г.), в то время как доля женщин, имеющих детей и желающих стать домохозяйкой, снизилась до 37% от общего числа опрошенных женщин [1, c. 79]. Кроме того, необходимо отметить, что не все неработающие женщины являются домохозяйками. Эта группа женщин включает в себя активно участвующих в различного рода общественных и политических организациях, мероприятиях, осуществляющих уход за престарелыми и одинокими людьми, родственниками, занимающихся карьерой мужа (редактирование текстов, канцелярская работа, выполнение ряда служебных обязанностей, публичные выступления в защиту места, важности, профессиональных навыков мужа). Последнее является как раз тем, что Папанек назвал в 1973 году «карьерой на двоих» [1, c.81]. Важно еще и то, что члены семьи включены в различные несемейные институты, существенно влияющие на их поведение, усвоение социальных норм и формирование системы ценностей [5, c. 245]. В связи с этим члены семьи могут выполнять различные функции независимо от того, как эти функции традиционно разделялись. Важно лишь их гармоничное распределение. Многие исследователи отмечают, что большинство разводов в современном обществе происходит из-за неспособности супругов равномерно распределить семейные обязанности и роста неудовлетворенности семейной жизнью.

Еще в 1955 году Т. Парсонс и Р. Бейлз определили позитивную функцию дифференциация сексуальных ролей. В современной семье, замечали они, супруги должны выполнять две различные социальные роли: инструментальная (связи с внешним миром – в основном обеспечение семьи деньгами) и экспрессивная (регулирование взаимоотношений в семье – забота о детях и улаживание споров). Способность женщины к деторождению порождает ее экспрессивную роль в то время как мужчина (в силу причин биологического характера не обладающий такой способностью) приобретает инструментальную роль – финансовое обеспечение семьи [1, c. 82]. Это подход функционализма к интерпретации ролей поведения мужа и жены в семье. Многие исследователи считают, что это сильное упрощение сложного механизма гендерных ролей в наше время.

По-другому подходит к решению этих вопросов теория конфликта, в частности, ее сторонник Р. Коллинз (1975 г. считает, что существует сексуальное неравенство, обусловленное конфликтов между господствующей группой (мужчины) и зависимой группой (женщины)). «Мужская культура» произвела узаконивание доступа мужчин к женщинам и дала право «сексуальной собственности» [1, c. 84]. Он говорит, что существует своего рода «сексуальный рынок», где мужчины и женщины торгуются между собой, стремясь выбрать для себя наиболее выгодного сексуального партнера. Мера зависимости женщины от мужчины определяется: 1) материальной зависимостью, 2) ценностью женщины как собственности, подлежащей обмену. Возрастающая экономическая независимость женщин от мужчин приводит к тому, что после непродолжительных переговоров мужчина и женщина заключают соглашение, по которому извлекают выгоду благодаря своим способностям развлечь партнера и удовлетворить его потребности в общении, получая взамен сексуальное удовлетворение.

Полоролевые стереотипы, возникающие при социализации и получении образования

Значительная часть полоролевых стереотипов возникает в процессе социализации и в образовании. С самого детства послушание и соответствие девочек социальным и культурным нормам поощряется, вознаграждаются, в то время как непослушание и несоответствие осуждается и наказывается. Мальчиков тоже наказывают за нарушение различных социальных и воспитательных норм, однако послушание мальчиков не вознаграждается. Это объясняется тем, что в юношеском возрасте полное послушание и соответствие нормам расходятся с мужскими чертами, обладание которыми ожидается от мальчиков. У девушек в этот период тоже возникают определенные сложности: женский идеал находится в противоречии с устремлением к достижениям. [1, c.80] Мартина Хорнер в 1969 году провела эмпирическое исследование с целью выяснить, насколько это действительно так. Результаты показали, что большинство опрошенных отмечали падение престижа и сложности в личной жизни девушек при значительном повышении их успеваемости и конкурентоспособности. М. Хорнер назвала «боязнью успеха» женщин в традиционально мужских областях деятельности. Неудивительно, что именно в этот период резко падает успеваемость у всех или у подавляющего большинства девушек. У мужчин также существует своеобразная «боязнь успеха», однако ее причиной является боязнь неспособности мужчин в случае успеха уделять время другим сторонам своей жизни. Важно отметить, что хотя продолжается рост числа поступающих в вузы девушек на традиционно мужские специальности, существуют специальности, в которых заняты почти исключительно женщины: педагогика, медицина, библиотечное дело и т.д. Кроме того, внутри многих профессий существует внутренняя иерархия специальностей по престижу, причем женщины обычно занимают специальности с низким престижем (педиатрия, психиатрия) в отличие от мужчин (хирургия).

По-видимому, мужчины действительно обладают большими способностями конкуренции, что весьма немаловажно в образовании, хотя диспропорции в числе обучающихся на некоторых специальностях постепенно выравниваются.

Полоролевые аспекты в сфере профессиональной деятельности

Различия в стереотипах в данной сфере довольно заметны. Факт разницы, например, в оплате труда говорит сам за себя: в 1980 году средняя зарплата мужчин в США – 372 долл., женщины – 204 долл. [1, c. 82] В этой сфере до сих пор традиционном сильны стереотипы мужчины-кормильца: смысл его жизни заключается в работе, карьере, в то время как работа жены может противоречить мужским идеалам. Начиная с 60-х годов большую популярность приобрели исследования стереотипов о компетенции мужчин и женщин в различных сферах деятельности, причинах их профессиональных успехов. Было обнаружено, что студентки колледжей оценивают статьи, написанные мужчинами выше, чем статьи, написанные женщинами. Опрашиваемые отметили также, что больше ценят работы мужчин в живописи, нежели работы женщин, однако строгие эмпирические исследования в этой области опровергли первоначальные гипотезы. Кроме того, как отмечает Доу [2, c. 180], у спехи мужчин в профессиональной сфере чаще оцениваются и объясняются их способностями, в то время как успехи женщин – случайностями и другими «нестабильными» причинами. Широко распространен также стереотип, что женщины стараются заниматься работой, не требующей интеллектуальных усилий, например, канцелярской работой.

Было замечено, что женщины меньше ориентированы на продвижение по служебной лестнице в связи с отсутствием установки на конкурентоспособность в профессиональной сфере, и приобретение престижа женщиной в этом случае осуществляется через получение престижа ее боссом [1, c. 82-83]. Интересно отметить, что женщины-начальницы имеют в коллективе гораздо меньше уважения, авторитета и т.д., чем мужчины-начальники. Консервативно настроенные мужчины считают, что женщина вообще не может и не должна в чем-либо превосходить мужчину. Кроме того, в чисто личностном плане ее компетентность и продвижение по служебной лестнице оказывается для женщин скорее отрицательным, чем положительным фактором: это убедительно показали Хаген и Канн в 1975 году [1, c. 180-181]. По результатам их исследований и мужчины и женщины стремились исключить из своей группы и своего общения высококомпетентных женщин, не признавая в них лидеров. Мужчины с более либеральными взглядами допускали свое взаимодействие с такими женщинами, не выказывая, однако, к ним никакого расположения. [1, c. 182]


Итак, результаты социальных исследований показывают, что, возможно, основные черты полоролевых стереотипов и поведения мужчин и женщин в современном обществе состоят в следующем:

1. Женщины в основном разделяют с мужчинами тенденцию переоценивать мужские достоинства и недооценивать свои собственные. Если рассматривать мужчин и женщин как социальные группы с разными статусами, а именно, мужчин как высокостатусную. А женщин как низкостатусную, то эту черту стереотипов можно интерпретировать как принятие женщинами точки зрения более высокостатусной группы – мужчин. Более того, как указывает Гуиччи (1984 год), все позитивные черты женского стереотипа (теплота, эмоциональная поддержка, уступчивость и т.д.) лишь типичная «компенсация» за отсутствие достижений в «силовой» позиции, и этим чертами мужчины наделяют женщин.

2. У женщин менее развито чувство идентификации со своей группой. Этим, по-видимому объясняется меньшая согласованность женского стереотипа, менее высокая самооценка и т.д. Женщины в целом более послушны социальным нормам и требования, но в то же время больше поддаются давлению группы.


1. Смелзер Дж. Сексуальные различия и социальные вознаграждения // Социологические исследования. – 1992. - №10.

2. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие. – М., 1990.

3. Лелеко В.Д. Очарование социальной роли возлюбленной // Социологические исследования. – 1992. - №9.

4. Ласлет П. Семья и домохозяйство: исторический подход // Брачность, рождаемость, семья за три века. – М., 1979.

5. Волков А.Г. Семья – объект демографии. – М., 1985.







Интересное:


Подростковое материнство - одна из причин социального сиротства: психосоциальный анализ
Исследование ценностных ориентации современных студентов
Некоторые проблемы социального развития российской семьи в 90-е годы
Истоки и первые шаги индустриальной социологии в России
Гендерные аспекты безработицы
Вернуться к списку публикаций