2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяСоциология — Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы



Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы


Идеология обычно увязывается с политической сферой. В предлагаемой работе, посвященной рассмотрению менеджериальной идеологии, за основу взят другой подход. Автор не ставит жестких границ между политической и не-политической сферой в отношении менеджериальной идеологии. Если под политической сферой рассматривать всё, что связано с государством и государственной властью, то менеджериальная идеология не остается в стороне от политики: ее радикальные проекты (уместен здесь будет пример технократии Т. Веблена) претендуют на политическое переустройство всего общества. Идеология в то же время имеет вполне определенные выходы на экономическую сферу. Здесь идеология выступает в двух ипостасях: она, во-первых, используется социальными группами в борьбе за экономические преимущества и она, во-вторых, предлагает обществу рационализирующие объяснения сложившегося социального и экономического порядка, тем самым, легитимируя его. Наконец, идеология часто просто движет индивидами в их деятельности, и тогда модель «экономического человека», как рационально действующего актора разваливается на наших глазах. Экономисту сложно объяснить поступки индивидов и групп, если в их мотивацию вмешивается идеология, а не только постоянное сопоставление целей и средств. Возможно, дифференциация политической и не-политической идеологии не является особенно полезной с точки зрения понимания сути идеологии. Идеология выступает лишь как способ рационализировании и рефлексии социальных групп в отношении окружающего мира. Это способ рефлексии и рационализирования одновременно может быть и инструментом, с помощью которого группы и их отдельные представители добиваются более весомых экономических, политических и символических ресурсов относительно других групп и индивидов. Так идеология, первоначально находясь в символическом поле и выступая в качестве символического ресурса группы в пространстве публичного дискурса, может быть легко инкорпорирована в экономическое пространство и, стать экономическим ресурсом группы.

Марксово определение идеологии

Понимание идеологии невозможно без изучения марксистских основ теоретического осмысления идеологии. Позиция К. Маркса и Ф. Энгельса может быть названа экономическим детерминизмом. «Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность и в материальное общение людей, в язык реальной жизни» [20,с.24].

Идеология К. Марксом и Ф. Энгельсом не рассматривается как некое самостоятельное существование идей, идеология жестко подчинена развитию и состоянию производительных сил. «Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание» [20,с.25].

К. Маркс и Ф. Энгельс в идеологии видят орудие классовой борьбы: создавая ложную идеологию, правящие классы навязывают свою волю всему обществу. Борьба между идеологиями в такой интерпретации есть не что иное, как иллюзорная форма реальной классовой борьбы, помещенная в символическое поле идей. Основоположники марксизма полагают, что любой господствующий класс стремится завоевать политическую власть. Чтобы осуществить эту задачу этот класс должен представить свой собственный интерес как всеобщий [20;32-33]. Реальным воплощением идеологии выступает государство, усмиряющее собственный интерес во имя иллюзорного «всеобщего». «Всякий новый класс, который ставит себя на место класса, господствовавшего до него, уже для достижения своей цели вынужден представить свой интерес как общий интерес всех членов общества, т.е. придать своим мыслям форму всеобщности, изобразить их как единственно разумные, общезначимые» [20,с.47].

«Мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями. Это значит, что тот класс, который представляет собой господствующую материальную силу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила» [20,с.45]. Остальные классы тогда лишаются собственной воли и действуют в интересах господствующего класса. Конечно, для К. Маркса и Ф. Энгельса ложной идеологией обладала буржуазия, а пролетариату необходимо было избавиться от иллюзий, навязываемых этой идеологией.

К. Маркс и Ф. Энгельс полагают, что не все представители класса являются активными носителями идеологии. Внутри класса существует разделение духовного и материального труда: одни представители класса выступают в качестве мыслителей этого класса, то есть идеологов, а другие готовы воспринимать идеи первых. Однако это не значит, что вторые менее важны для класса: именно вторые составляют материальную основу класса и являются «его активными членами и поэтому они имеют меньше времени для того, чтобы строить себе иллюзии и мысли о самих себе» [20,с.46].

Многие исследователи отмечали, что профессиональные группы формируют собственную идеологию, если под идеологией понимать любую совокупность идей и убеждений, охватывающих самые различные сферы. В таком случае, следуя марксовой логике, профессиональные ассоциации (1) столь часто создаваемые профессиональными группами, формируют идеологию этих групп, а члены и руководство таких ассоциаций могут рассматриваться в качестве идеологов, создающих иллюзию о всеобщности идеологии конкретной социальной группы. Однако степень «всеобщности» – величина переменная: «всеобщность» теперь может означать трансляцию идеологии на конкретную социальную группу, а не только стремление к тотальному прямому господству, осуществляемому через институт государства. В мире, где сама власть диффузна, распылена, нет необходимости в утопическом проекте Парижской Коммуны или революционных планах захвата телеграфа: достаточно навязать мировосприятие через публичной дискурс, а остальное объект сделает «по доброй воле».

Исходя из марксовой трактовки, можно предположить, что посредством идеологии достигается несколько целей: «неидеологам» предлагаются образцы идентификации, легитимируется значимость социальной группы для общества, и, следовательно, аккумулируется властный ресурс, группа получает символическую защиту.

Будучи искусными идеологами К. Маркс и Ф. Энгельс предлагали идеологии крайние цели: осуществление политического и экономического господства одной группы над другой с помощью оперирования иллюзорными формами сознания.

В рамках избранной темы представляется целесообразным еще раз обратить внимание на те важные элементы в понимании идеологии К. Марксом и Ф. Энгельсом, которые вероятно потребуются в последующем изложении:

1. Идеология является иллюзорной формой классовой борьбы, то есть борьбы за экономическое и политическое превосходство одной группы над другой;

2. В социальных группах существует внутренняя дифференциация на создателей и активных носителей идеологии и тех, кто реализует идеологию в своей деятельности, но далеко не всегда стремится и является способным сформулировать свои идеологические принципы.

3. К. Маркс и Ф. Энгельс говорили об идеологии как о «ложном сознании», являющемся следствием «выражения партикулярных интересов, выдаваемых за всеобщие» [28,с.162], однако в данной работе сознательно исключаются попытки различения идеологии на «ложную» и «истинную».

Коррективы и дополнения неомарксистов

Марксистское определение идеологии вдохновило многих социальных теоретиков и практиков социальных изменений на создание собственных интерпретаций идеологии. В данной части работы будут рассмотрены взгляды А. Грамши, К. Мангейма и П. Альтюссера на идеологию.

Антонио Грамши об идеологии

А. Грамши стремится модифицировать теорию К. Маркса, избавив ее от экономического детерминизма. Отход от экономического детерминизма происходил двояко: во-первых, через отстаивание независимости политики и идеологии от экономики, а во-вторых, через подчеркивание способности людей изменять обстоятельства своей жизни посредством борьбы [1,c.56].

Одним из центральных понятий у А. Грамши выступает «гегемония», т.е. способность доминирующего класса обеспечивать свое моральное, политическое и интеллектуальное превосходство и лидерство по отношению к доминирующим классам, не прибегая при этом к насилию. Проявления гегемонии теоретик связывает с повседневным сознанием и практикой людей [21,с.28].

А. Грамши полагает, что господство капиталистического класса не может основываться на одних лишь экономических факторах, что оно требует использования политической силы, которую представляет идеологический аппарат. Именно он обеспечивает согласие подчиненных классов. Институты гражданского общества могут брать на себя функции этого идеологического аппарата [1,с.56].

Важным в контексте данной работы представляется то, что А. Грамши в не разделял интерпретации идеологии как ложного сознания, расходясь в этом положении с марксизмом. В его центральной работе «Тюремные тетради» делается следующее различение. Во-первых, выделяются «исторически органичные» идеологии, то есть необходимые определенному базису, и идеологии произвольные, рационалистические, «надуманные». В той мере, в какой идеологии исторически необходимы, они имеют действенность, «психологическую» действенность, они «организуют» людские массы, служат той почвой, на которой люди движутся, осознают свои собственные позиции, борются и т.д. В той мере, в какой она «произвольны», они только и создают, что индивидуальные «движения», полемику и т.д.(но даже и эти идеологии не являются совершенно бесполезными, потому что как бы представляют то заблуждение, которое, будучи противопоставлено истине, утверждает ее) [8,с.75]. Во-вторых, об идеологии говорится как о типе мировоззрения, в неявном виде содержащемся в искусстве, праве, экономической активности и других видах индивидуальной и групповой деятельности [21,с.29].

В связи с избранной темой и в дополнение к марксовому видению идеологии следует подчеркнуть некоторые составляющие идей А. Грамши об идеологии:

1. А. Грамши видит идеологию как средство символической гегемонии господствующего класса. Символическая гегемония сопряжена с меньшими экономическими издержками, чем удержание власти с помощью прямого насилия, а потому идеологическая гегемония предпочтительна для доминирующего класса в качестве орудия удержания власти.

2. Идеология уже не рассматривается, как «ложное сознание», ей дается более широкое толкование – идеология берется А. Грамши как мировоззрение, в неявном виде содержащееся в различных формах социальной жизни.

Луи Альтюссер об идеологии

Французский философ Л. Альтюссер, также разрабатывал тему идеологии в современном обществе. Альтюссер под идеологией понимает сложившийся в сознании людей образ их отношения к реальным условиям своего существования. В трактовке Альтюссера идеология может также определяться как «единство действительных и воображаемых отношений к действительным условиям человеческого существования [28,с.17].» Идеология выступает в качестве системы, с помощью которой люди воспринимают, оценивают, «переживают», сложившиеся у них представления в отношении реальных условий существования. Альтюссер рассматривает идеологию как некоторую «концептуальную схему», посредством которой люди осмысляют и «переживают» материальные условия своей жизни. Взятая таким образом идеология не может рассматриваться на предмет истинности или ложности [21,с.25]. У Альтюссера идеология выступает как мировоззрение, как та система координат, через которую индивид воспринимает действительность.

Согласно Альтюссеру идеология может быть использована для подчинения трудовых ресурсов. Альтюссер полагает, что технически компетентные, но политически не подчиненные ресурсы не являются адекватными для современного общества. Именно поэтому основной задачей идеологии является формирование таких трудовых ресурсов, которые в состоянии морально и политически быть подчиненными логике культуре, требованиям капиталистического производства на той или иной стадии его развития [21,с.26].

В своей работе «Идеология и идеологические государственные аппараты» Л. Альтюссер выдвигает несколько тезисов:

1. Идеология представляет воображаемые отношения индивидов в их реальных условиях существования.

2. Идеология имеет реальное существование, то есть она всегда существует в аппаратах, их практике или практиках. Это существование материально [32, с.39-40].

Идеология обращается к конкретным индивидам как конкретным субъектам с функциональными категориями субъекта.

Альтюссер разделяет типа государственных аппаратов, исходя из выполняемых ими общественных функций. Первые - непосредственно «государственные аппараты» включающие в себя правительство, администрацию, армию, полицию, судебные органы, тюрьмы. Этот тип государственных аппаратов выполняет в первую очередь разного рода репрессивные функции. Однако существуют еще и «идеологически государственные аппараты» (3), непосредственно наблюдаемые в форме различных и специализированных институтов. К этому типу государственных аппаратов Альтюссер относит систему различных церквей, образование, семью, юридическую систему (которую теоретик также включает в репрессивный тип государственных аппаратов), политические партии и объединения, торговлю, систему массовых коммуникаций (пресса, радио и телевидение), культуру (литература, искусство, спорт) [32,с.17]. Продолжая этот список государственных идеологических аппаратов можно туда включить и частные деловые корпорации, где доминирующую силу составляет менеджмент. Таким образом, менеджмент на уровне отдельной корпорации берет на себя идеологические функции, которые по Альтюссеру состоят в следующем:

- воспроизводство отношений производства, т.е. капиталистических отношений эксплуатации;

- содействие поддержанию в обществе установленного организационного и хозяйственного порядка через формирование у индивидов ограниченного пространства осуществления социальных практик.

Альтернатива Карла Мангейма

К. Мангейм является тем теоретиком, кто пытался дистанцироваться от жесткой связи термина «идеология» с марксистскими коннотациями. Для К. Мангейма характерно более мягкое определение идеологии, в котором социологический подход соседствует с историческим и психологическим. В целом К Манхейм претендует на альтернативное рассмотрение идеологии по сравнению с марксисткой традицией.

Он вводит понятие частичной и тотальной идеологии. «Если мы не верим определенным «идеям» или «представлениям» противника, ибо считаем их более или менее осознанным искажением действительных фактов» [17,с.75], то тогда мы имеем дело с частичной идеологией. «Понятие частичной идеологии указывает на феномен, занимающий промежуточное положение между простой ложью и теоретически неверно структурированной точкой зрения [17,с.80]».

«Частичный характер идеологии сразу бросается в глаза, если противопоставить ему понятие радикальной идеологии» [17,с.75]. Радикальная идеология означает тотальную идеологию, которой имеет смысл говорить, когда мы сталкиваемся со своеобразием и характером всей структуры сознания конкретной исторической и социальной группы или эпохи. Таким образом, идеология релятивизуется и привязывается к определенным существующим в реальности социальным феноменам.

Наряду с понятиями частичной и тотальной идеологии К. Мангейм вводит понятие всеобщей идеологии. К. Мангейм заявляет о том, что внеидеологическое разоблачение идеологии невозможно, так сам предмет разоблачения диктует методы. Исходя из этого, структура идеологии не может быть привилегий одного класса. Здесь К. Мангейм вступает в полемику с К. Марксом и Ф. Энгельсом, которые полагали, что идеология присуща господствующему классу, а развеять наведенные ей иллюзии возможно с помощью научного метода. К. Мангейм здесь занимает иную позицию: «Именно широкое определение этого подхода, вызванное тем, что люди, занимающие определенную позицию, не могут в течение длительного времени разоблачать высказывания всех остальных как идеологические без того, чтобы и остальные, не воспользовавшись тем же методом, незаметно создают новую в методическом отношении стадию во всей эволюции нашего мышления» [17,с.93]. По сути К. Мангейм заявляет о том, что внеидеологическое высказывание невозможно:

Далее К. Мангейм развивает этот тезис: «Если мы готовы принять не только то, что наш оппонент идеологичен, но и то, что мы сами идеологичны, тогда мы переходим с позиций тотальной идеологии на позиции всеобщей идеологии» [17,с.96]. С этого момента Мангейм предлагает отказаться от «разоблачения» в исследовании идеологии и ограничиться тем, чтобы повсеместно выявлять связь между социальным положением и высказываемой точкой зрения [17,с.96].

На исследовательской стадии применения понятия тотальной идеологии К. Мангейм предлагает различать подходы двух типов:

1. свободный от оценочного суждения;

2. оценочно-ориентированный [17,с.98].

К. Мангейм вовсе не собирается устраниться от попыток разрешения проблемы «ложного сознания», однако, в отличие от К. Маркса, погружавшего «ложное сознание» в актуальный политический контекст, К. Мангейм рассматривает этот вид сознания в историческом и антропологическом контексте. «Ложным в своей интерпретации сознание является тогда, когда оно, опираясь на традиционное осмысление, препятствует появлению и утверждению новой морали и новому становлению человека. Ложным теоретическое сознание является в том случае, если оно в своей «мирской» жизненной ориентации мыслит категориями, которые вообще неприменимы на данной стадии бытия» [17,с.114].

Итак, «ложным и идеологическим является то сознание, которое по своей ориентации отстает от новой действительности и поэтому, по существу заслоняет ее с помощью устаревших категорий» [17,с.115]. В своем рассмотрении «ложного сознания» К. Мангейм придерживается избранного релятивизма и проявление идеологического «ложного сознания» видится ему в качестве рудиментарных форм мышления, отживших свое и, мешающих субъектам принимать решения, адекватные новым условиям.

В рамках текущего анализа менеджериальной идеологии интерес могут представлять несколько тезисов К. Мангейма, посвященных идеологии:

1. Идеология существует в определенных исторических условиях и привязана к конкретным социальным группам;

2. Критика любой идеологии невозможна вне идеологической позиции;

3. Приблизиться к суждению об идеологии свободному от оценки можно только через «постоянную соотнесенность всякого познания и содержащихся в нем основных элементов со смысловой и исторической структурой бытия» [17,с.105].

4. «Ложная идеология» – это не иллюзии, навязываемые доминирующими классами, классам доминируемым, а рудиментные формы мышления, мешающие субъектам действовать адекватно в изменившихся исторических условиях.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Теоретико-методологические основания общей девиантологической теории.
Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.
О некоторых методологических вопросах исследования современного российского общества
«Интеллектуальная биография Т. Парсонса» как средство теоретического анализа
Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл
Вернуться к списку публикаций