2013-06-19 19:01:36
ГлавнаяСоциология — Формирование социологических взглядов Г. Спенсера.



Формирование социологических взглядов Г. Спенсера.


В 1852 году он пишет статью «Теория населения, построенная на основе общих законов размножения». По свидетельству «Автобиографии», главная идея этого очерка зародилась у него еще в 1847 году, но только к 1852 году исследователь смог ее обосновать, напечатав свою статью в «Westminster». В основу статьи была положена мысль о том, что в органическом мире существует естественное ограничение способности организмов размножаться. Автор замечает, что это происходит за счет чисто физических причин, а не каких-то предначертаний сверхъестественных сил. Неизменному закону размножения подчиняются все живые организмы. В «Автобиографии» Спенсер пишет: «Неизменный закон размножения царит над всем организованным миром, закон, по которому плодовитость обратно пропорциональна высоте развития, измеряя последнюю, в одних случаях; - объемом, в других - структурой, степенью подвижности или, наконец, всем этим вместе». Поскольку этот закон действует во всем органическом мире, размышляет Спенсер, то он применим и к человеку, так как он является его неотъемлемой частью. Достижение высших ступеней развития неминуемо сопровождается снижением воспроизводительной способности. В том же году, в журнале «Leader», издаваемый Джоржем Льюисом, он публикует другую свою статью «Гипотеза развития» («The development hypothesis»).

В этой работе Спенсер впервые публично высказывает идею о всемирной эволюции, хотя мысли по этой проблеме зародились у него уже давно. «Слабые зачатки этой идеи относятся к 1842-1844 годам, в более определенную форму они выливаются в 1850 году, а затем постепенно развиваются в доктрину эволюции в 1869 году». В работе «Гипотеза развития» Спенсер независимо от Дарвина за несколько лет до его «Происхождения видов» (1859), выдвинул теорию эволюции - как постепенного, спонтанного и мирного развития в природе и обществе. Эта была революционная для того времени статья, поскольку она полностью противоречила тем взглядам на развитие живых существ, которые существовали в обществе XIX века. В ней Спенсер дает ответ на вопрос о том, как шло развитие различных живых существ, то есть появились они на Земле посредством развития одних видов из других, более древних, или же, благодаря созданию каждого из них в отдельности.

Автор резко отвергает идею «творения» органических видов как учение, поскольку «нет никаких фактов, доказывающих эту мысль». «Люди, которые выступают в защиту этого взгляда, - говорит он, — в действительности не представляют себе ясно творение даже одного единственного вида. Если же они думают, что составили себе ясное и определенное представление об акте творения, то пусть скажут нам, как строится новый вид, и как он появляется. Падает ли он к нам из облаков, или мы должны допустить, что он вылезает из недр земли? Слетаются ли его конечности и внутренние органы со всех стран света и соединяются вместе, или мы должны принять старинное верование евреев, по которому Иегова слепляет новое свое создание из глины»? Поставив эти вопросы, автор статьи сам же на них и отвечает, утверждая, что новый вид не может возникнуть ни одним из выше описанных способов, так как они противоречат здравому смыслу, вследствие чего не могут быть признаны. Таким образом, Спенсер полностью отвергает вторую гипотезу и выступает яростным защитником первой, в связи с чем он пишет: «Мы можем доказать, что несомненные изменения в организмах происходили и происходят и по настоящий день, что, поставленные в условия отличные от прежних, животное или растение немедленно претерпевает известные изменения, приспосабливающие его к новой обстановке. Эти изменения удерживаются последующими поколениями. На примере разводимых растений, доместицированных животных и отдельных человеческих рас, можно убедиться, что такие изменения на самом деле имели место».

Таким образом, Спенсер высказывается исключительно за идею развития в органическом мире: «Рассматривая вещи всегда скорее с точки зрения статической, чем динамической, люди обыкновенно не могут себе представить, чтобы путем мелких приращений и изменений могло произойти с течением времени любое изменение... Тем не менее мы имеем много примеров тому, как путем совершенно незаметных градаций можно перейти от одной формы к форме, коренным образом от нее отличающейся». Гипотеза развития найдет свое отражение в более поздних сочинениях, особенно в «Основаниях социологии», где Спенсер сформулировал свою концепцию истории человечества, которая, как считают некоторые, «является по существу переводом дарвиновского учения из области биологии в область социальных отношений». Несмотря на то, что гипотеза развития в последующем подвергнется небольшим изменениям, она будет взята социологом за основу в построении «Синтетической философии».

После издания «Гипотезы развития» английский социолог увлекся психологией. Он читает «Логику» Милля и размышляет над вторым, после «Социальной статики», своим крупным произведением «Введение в психологию» (1854), в котором также применяет закон развития, который, по его мнению, распространяется не только на все материальные процессы, но также и на все психические. Для того чтобы доказать, что психологическое развитие живых организмов происходит параллельно их психическому развитию, Спенсер воспользовался аппаратом ассоциативной психологии. Он последовательно проследил зарождение и развитие нервной системы у низших животных и дальнейшее ее развитие у высших организмов, закончив человеком, «который является конечным пунктом эволюции нервной системы». Из этого анализа британский мыслитель сделал вывод, что развитие этой системы идет от рассеянного к сплоченному, от однородного к разнородному, от неопределенного к определенному.

По мере эволюции органического мира, согласно Спенсеру, происходит дальнейший рост и интеграция нервной системы, вследствие чего усложняется и изменяется психический состав: «атомы» психической жизни начинают объединяться в группы и тесно взаимодействовать между собой. Все эти изменения посредством наследственной передачи постепенно ведут к более сложному психическому поведению, которое наблюдается у высших форм. Исследователь считает, что разнообразный состав высшей жизни организма, есть не что иное, как постоянное приспособление внутренних отношений к внешним. А.С. Богомолов по этому поводу пишет: «в «Основаниях психологии» Спенсер подразумевает необходимую связь между нервной системой и сознанием. Разделяя её на объективную и субъективную, он в первой рассматривает психические явления с точки зрения их проявления в действиях людей и животных. Здесь психические явления и деятельность нервной системы рассматриваются как внутренняя и внешняя стороны одного и того же процесса. Спенсер принимает за несомненный факт, что некоторая объективная перемена, физическое изменение в нервной системе вызывает изменение субъективное, ощущение, чувство». В своем возражении профессору Грину Спенсер пишет, что эволюция психики рассматривается им как результат взаимодействия между организмом и средой.

Принцип эволюционизма Спенсер применяет и в разъяснении процесса познания, признавая априорное (самоочевидное) знание, физиологически закрепленное опытом бесчисленных поколений предков, - то, что априорно для личности, то апостериорно для рода. По его мнению, верования возникли из опыта людей. Наиболее прочно утверждаются те верования, с которыми люди чаще сталкиваются и используют в процессе своей жизнедеятельности. Те положения веры, которые действуют всегда, без всякого исключения, в одинаково происходящем опыте, преобразуются в утверждения, не имеющие возможность отрицания; в результате влияния они запечатлеваются в нервной системе и передаются в дальнейшем по наследству другим поколениям. Они тоже в свою очередь испытывают действие на себе других влияний и постепенно накладываются одно на другое, образуют постоянно происходящие изменения в их организации. Эти верования превращаются в формы человеческого мышления. Как пишет И.С. Нарский: «В теории познания Спенсер развивал своеобразный биологический релятивизм: он исходил из вышеуказанного понимания опыта как аккумуляции переживаний прошлых поколений, считая познание зависимым от потребностей организма и условии его жизни».

Изложенная автором «Начал психологии» стройная, связанная и последовательная теория развития не получила поддержки со стороны теоретиков того времени, а наоборот, подверглась их резкой критике. Такое отношение к книге объяснялось тем, что в то время еще не было собрано достаточно фактов и материалов, подтверждающих ее достоверность. Спенсер был в некоторой степени разочарован таким отношением к своему произведению, но, не впадая в меланхолию, он с присущим ему трудолюбием начинает писать статью в «Westminster Review», именуя последнюю «Прогресс, его закон и причина» («Progress, its Law and Cause», 1857). В 1858 году она, как и многие его научные, политические и другие философские статьи, войдет в сборник «Essays: Scientific, Political and Speculative». Здесь он всесторонне обосновывает идею индивидуальной свободы как основы социального прогресса.

В другой статье о представительном правлении, обещанной Спенсером журналу «Westminster» он обосновывает идею о том, что правительство существует для поддержания правосудия, но не для выполнения каких-либо других функций. Эти взгляды найдут свое полное развитие в известном памфлете «Личность против государства».

В 1854 году Г. Спенсер представляет на суд публике статью «О воспитании». В ней он «выступает за необходимость естественнонаучного образования, являющегося якобы наиболее полезным для удовлетворения непосредственных нужд отдельной личности. По его мнению, история, литература, языки и другие гуманитарные науки - это лишь упражнения; люди стремятся их изучать для приобретения престижа и влияния в обществе. Предлагая изменить характер образования, Спенсер непосредственно связывал это с возрастающим индивидуализмом, с ограничением и формализацией социальных связей, что, по его мнению, увеличивает степень индивидуальной свободы».

Он считал, что на изучение гуманитарных дисциплин должно отводится как можно меньше времени, ибо в жизни они занимают досуг людей, следовательно, должны играть роль досуга и в воспитании. Но такой подход английского учёного противоречил его идее о развитии, индивидуальной свободы человека как основы прогресса всего человечества. «Критики неоднократно указывали ему на то, что в рамках узкой специализации знаний, без широкого гуманитарного кругозора человек также будет несвободен, как и в эпоху средневекового невежества и массовой безграмотности. Гуманитарные предметы не должны служить лишь средством «развлечения», пренебрежение к ним, как показывает практика, влечёт за собой деградацию сознания и поведения людей, отступление от уже завоёванных рубежей цивилизации. Таким образом, педагогические концепции Спенсера не относятся к сильной стороне его творчества».

В конце 50-х годов Спенсер намечает грандиозное по своим масштабам предприятие в виде издания стройной системы «Синтетической философии». В 1858 году он составляет план данного произведения. Вначале труд был рассчитан автором на 7 томов, но в 1860 году исследователь расширяет его до 10 и издает подробный «проспект» последнего плана. К этому времени он уже практически сформулировал и обосновал главные идеи, которые в дальнейшем выльются в его концепцию органической эволюции. Эти выводы складывались в процессе медленной и трудной нравственной работы, вызревали в долгих поисках истины.

Таким образом, с того времени как зародилась идея Спенсера о том, что организмы и формы общественной организации сходны между собою, и до момента завершения теории развития прошло семнадцать лет. За это время изменилось само представление о теории эволюции, в результате включения целого ряда фактов. Было установлено, что интеграция является первичным процессом эволюции, а дифференциация - вторичным. Последовательно, от одной ступени к другой происходило развитие идей эволюции.

В 1860 году Спенсер занялся приготовлением к печати статьи о «Нелогичной геологии». В ней он развивает свою эволюционную теорию в новой области знания. Спенсер исследует, с точки зрения теории развития, изменения земной коры и происходящие на её поверхности перемены в различных формах живых организмов, указывая при этом на широко распространённые ошибки ортодоксальной геологии.

1859 год был посвящён работе над статьёй о «Социальном организме». В этом труде Спенсер с помощью теории эволюции опровергает существовавшую в то время точку зрения об искусственном создании общества, высказанную им ещё в своей ранней статье «Гипотеза развития». Он пишет: «Достаточно оглянуться на окружающие нас перемены, наблюдать за социальной организацией в главнейших её особенностях, чтобы убедиться, что эти перемены и особенности не имеют ничего сверхъестественного и не определяются волей каких-либо личностей, как это вообще можно было бы вывести из поучений историков, - а проистекают из общих, естественных причин». Впервые в этой статье английский социолог отмечает сходство между обществом и организмом. При этом он не забывает упомянуть, что подобные мысли высказывались задолго до него Платоном и Гоббсом, но они были достаточно неопределёнными и даже в некоторой степени фантастичными, по мнению Спенсера. Эти недочёты он объяснял тем, что во времена, когда жили и работали эти два величайших мыслителя,. физиологическая наука не достигла ещё тех высот, которые позволяли бы провести истинные параллели между обществом и организмом.

Зимой 1860 года Спенсер начинает работать над своим новым произведением «Основные начала». К концу июня 1861 года книга была написана. Она не привлекла должного интереса публики, как на то надеялся её автор. В «Основных началах» достаточно чётко просматриваются мотивы агностицизма. Автор книги пишет: «И во внутреннем мире и во внешнем, человек науки видит себя окружённым непрерывными изменениями, ни начала, ни конца которых он не может открыть». Наличие непознаваемого, то есть неизвестной нам силы, но которую надо иметь в виду, часто приводится в качестве довода, «вычеркивающего» Спенсера из позитивистского направления. Так, Г. Челпанов считает: «Спенсер так сильно уклоняется от позитивистского направления, что его скорее можно было бы назвать метафизиком». «В настоящее время просто смешно принимать мистико-метафизическое построение Спенсера за позитивное, - вторит ему русский позитивист В. Лесевич. — В основоначалах философии Спенсера можно видеть повторение послекантовских натурофилософских парений...».

Другие исследователи видели в английском социологе материалиста. К их числу относится американский историк общественной жизни К. Бринтон, который писал: «Английский мыслитель Герберт Спенсер пытался создать нечто вроде суммы эволюционного научного материализма девятнадцатого века, и для нескольких поколений «передовых» людей был «героем культуры». По нашему мнению, стоит согласиться с точкой зрения А.С. Богомолова, видевшего в Спенсере именно позитивиста, а не кого-либо другого. Он пишет: «Прямое отрицание объективной реальности было для него неприемлемо, ибо оно как раз дискредитировало бы позитивизм в глазах учёных. Различие между позитивистами наблюдается здесь лишь в той мере, в какой они подчёркивают идею «непознаваемого» как важную или, напротив, второстепенную идею своей частной концепции».

О.Конт, один из основателей позитивизма, считал, что существование внешнего, независимого от нас мира - это «объективное основание» «человеческого единства», стремление к «интеллектуальной систематизации» познания». Нечто похожее прослеживается в философии Д.С. Милля. Тело, материю, внешний мир вообще он определяет как «неизвестную причину, к которой мы относим наши ощущения». То есть, позитивисты говорили о наличии непостижимого для нашего сознания внешнего мира. Спенсер более последовательно развивает мысль о непостижимости действительности и пытается выявить ту ситуацию, когда «позитивное» познание «упирается» в «непознаваемое». Он, как и все позитивисты его времени, утверждает, что концепция «Непознаваемого» не так уж важна, как кажется. Его обращение к «Непознаваемому» было неспроста: «Я увидел, что книга нуждалась в предпослании изложению нескольких глав, где выдвигались бы мои взгляды на конечные вопросы, метафизические и теологические; ибо иначе я был бы обвинён в предложении чисто материалистического истолкования вещей».

Концепция «Непознаваемого» привлекла внимание одного из ранних критиков работ Спенсера М. Гутри. Он критиковал автора «Основных начал» за то, что как только перед ним встаёт трудная проблема, он объявляет её неразрешимой. М. Гутри писал: «Книга о «Познаваемом», пронизана ссылками на «Непознаваемую Силу» ...Если же «Непознаваемая Сила» целиком проявляет или обуславливает себя, то тогда эта «Непознаваемая Сила» полностью известна в своих проявлениях, а поскольку таковы известны, она может не признаваться».

По мнению М. Гутри, спенсеровское «разрешение» проблемы носит мистический характер: «Во всяком случае, неизвестное и непознаваемое не может объяснить или объединить известное. Попытка сделать это есть мистицизм; и одно из многих обличий труда г-на Спенсера - мистицизм в том виде, как он только что объяснён». М. Гутри не учёл того, что не только Спенсер обращался к «непознаваемому». Конт также бросает свой взгляд на непознаваемый внешний мир в надежде найти инструмент для «интеллектуальной систематизации», следовательно, его система, в конце концов, ведёт также к мистицизму. Как справедливо пишет А.С. Богомолов: «При всех претензиях на научность, мистицизм позитивизму не противопоказан, и агностицизм, пронизывающий позитивистскую философию - лучшее этому свидетельство».

На протяжении всей своей жизни Спенсер, интересовавшийся биологией, собрал много научного материала, которым захотел поделиться с читателями, поэтому в 1869 году он начал писать «Основания биологии». К этому времени он оставил свою работу в «Экономисте» благодаря небольшому наследству и остался уже независимым исследователем до конца своих дней.

В конце 1867 года II том «Оснований биологии» был закончен и вышел в свет. Книга приобрела большую популярность не только среди широкой публики, но и в научном мире. Физиолог с мировым именем И.И. Мечников отзывался об его работе: «Хотя философы уже несколько раз пытались создать философскую науку о живых существах, но никогда ещё их сочинения не привлекали к себе такого внимания настоящих, специально занимающихся биологическими науками натуралистов, как вышедшее недавно вторым изданием сочинение Герберта Спенсера «Основания биологии». Причину такого успеха можно отчасти видеть в общераспространённом теперь стремлении натуралистов к общим выводам; в значительной же степени успех сочинения Спенсера должен быть приписан действительно большому уму и массе самых разнообразных познаний автора...».

В промежутке между написанием I и II томом «Оснований биологии» английский мыслитель пишет статью «О классификации наук» (1863). В ней он предлагает собственную систему наук, отличную от таковой О. Конта. В своём приложении к этой статье он говорит о его разногласиях с последним, которые заключаются в отрицательном отношении французского социолога к психологии и её методу самонаблюдения; в области государственной политики их взгляды также не совпадали. Спенсер выступает за сокращение до минимума вмешательства государства в социальную жизнь общества и расширение сферы свободы личности, в то время как Конт пишет о необходимости наличия сильной государственной власти. Как раз в это время в «Revux des deux Mondes» появилась в печати критическая статья, где Спенсер якобы выступает последователем Конта. В ответ на что, британский социолог делает надпись на своей книге: «О различии между моими воззрениями и философией Конта».

Американский социолог Лестер Уорд в своей статье «Место социологии в ряду других наук», рассуждая о спенсеровской классификации наук, отмечает, что, несмотря на все попытки опровергнуть классификацию наук Конта, Спенсер, в сущности, применил точку зрения французского социолога в своей «Синтетической философии». Опровергая справедливость данного высказывания, британский социолог в письме к Уорду пишет, что обе выделяемые им группы наук, к коим относятся абстрактные и абстрактно-конкретные науки, с одной стороны, под которыми он подразумевает логику и математику, с другой - механику и физику — в классификации Конта вообще отсутствуют. Также он утверждает, что при распределении наук в известном порядке он имел в виду преемство в их появлении - мысль, которой Конт не задавался.

Если мы вернёмся на несколько лет назад, то, действительно, убедимся в том, что ещё в 1854 году в статье «Генезис знания», напечатанной в «Британском трехмесячном обозрении», Спенсер пишет, что предложенная Контом научная серия - математика, астрономия, физика, химия, биология и социология, - вопреки мнению её автора, не считается с действительным преемством в возникновении отдельных наук и их частей. Также она не соответствует тому принципу, по которому Конт пытался её обосновать (принципу постепенного перехода от явлений более общих к более конкретным). В доказательство правильности своих суждений британский социолог приводит, например, такой факт: геометрия - наука, имеющая дело с более конкретными явлениями, чем алгебра, однако появляется раньше. Уже в сочинениях Эвклида можно увидеть её более или менее законченный вид, тогда как алгебра обязана своим происхождением арабским учёным.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Жизненный и творческий путь Питирима Александровича Сорокина
Жизненное определение выпускников интернатных учреждений как психосоциальная проблема
Психосоциальная помощь в адаптации лицеистов к условиям вузовского обучения
Развитие понятийного аппарата социологии управления
Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.
Вернуться к списку публикаций