2013-06-19 18:57:11
ГлавнаяСоциология — Разработка Г. Спенсером эволюционной концепции социального прогресса и её основные положения.



Разработка Г. Спенсером эволюционной концепции социального прогресса и её основные положения.


Середина и вторая половина XIX в. в интеллектуальной истории Запада - время почти всеобщего увлечения успехами естествознания и расцвета позитивистско-натуралистического мировоззрения, под определяющим влиянием которого развивалась тогдашняя социология. Открытая к тому времени Ч. Дарвином эволюционная теория, заставила учёных обратить внимание на тот простой факт, что между человеком и животным имеет место не только различие, но и сходство, а человек является продуктом длительной биологической эволюции и одним из звеньев её цепи.

Эволюционизм стал ведущим направлением общественной мысли XIX века, в основе которого лежало представление о единстве законов природы и человека, единстве метода естественных и общественных наук, виднейшим представителем которого стал Г. Спенсер. Он был не первым, кто сосредоточил своё внимание на проблемах социальной эволюции. Так, А. Сен-Симон начал с идеи, общепринятой в консерватизме конца XVIII - начала XIX века, об обществе как о некоем органическом равновесии, стабильность которого устанавливается, в частности, тем фактом, что индивиды и социальные классы для своего выживания зависят друг от друга и от того, насколько успешным окажется удержание их единства. Позднее он дополнил эту мысль эволюционной идеей социального развития как последовательного продвижения органических сообществ, представляющего восходящие уровни прогресса. Каждое общество соответствует своему времени, но позднее неизбежно вытесняется более высокими формами развития. В качестве фактора, определяющего и детерминирующего эволюцию, он рассматривал рост знания.

Эти его идеи с конкретизацией по отдельным моментам стадий были позднее развиты в эволюционной схеме О. Конта, который в своей концепции интеллектуальной эволюции связывал процессы развития человеческого знания, культуры и социума: все общества в ходе своего развития проходят через три стадии - примитивную (теологическую), промежуточную (метафизическую) и научную (позитивную), каждая из которых соответствует различным уровням человеческого знания, расположенным вдоль аналогичного континуума теологических, метафизических и позитивных аргументаций. Утверждалось, что всё человечество в целом, равно как и отдельные социальные общности и индивиды, неминуемо проходят через эти три стадии по мере своего развития; при этом предполагались как нелинейность движения, так и его неуклонно прогрессивный характер. Вот одна из наиболее поздних формулировок этого закона: «Общий закон человеческой эволюции, как социальной, так и интеллектуальной... провозглашает необходимый переход всех наших мыслей (speculations) через три сменяющих друг друга состояния: сначала теологическое состояние, где открыто господствуют спонтанно возникающие фикции (воображения), не имеющие доказательств; затем метафизическое состояние, которое характеризует привычное преобладание персонифицированных абстракций или сущностей; и, наконец, позитивное состояние, неизменно основывающееся на точной оценке внешней реальности». Кроме того, Конт рассматривал общество как организм, как целостность, составляемую взаимозависимыми частями, которые находятся в равновесии друг с другом и создают интегрированное целое. Он видит эволюцию как рост функциональной специализации структур и последовательное улучшение адаптации различных частей общества друг к другу.

Но наиболее развернутую схему эволюции представил Г. Спенсер. Эволюция, т.е. «переход от состояния относительной неопределённости, несвязности, однородности к состоянию относительной определённости, связности, многогранности», была для него универсальным процессом, объясняющим как самые ранние изменения, которые происходили во вселенной, так и те последние изменения, которые прослеживаются в обществе и в продуктах социальной жизни. Так, применяя эволюцию к расшифровке загадок вселенной, становится очевидным, утверждал Спенсер, что эволюция человеческих обществ, не слишком отличаясь от других эволюционных явлений, является особым случаем универсального закона природы.

С точки зрения английского социолога, закону эволюции подчиняется весь мир, вся природа. Следовательно, рассматривать происхождение человека и общества нужно только с точки зрения теории эволюции, в которой хоть и имеют место некоторые слабые стороны (например, недоказанные гипотезы), но она всё-таки опирается на огромный, эмпирически проверенный, научно-обоснованный фактический материал. «Социальное развитие, — отмечает Г.Н. Петрова, - представлялось Г. Спенсеру как часть общественного эволюционного процесса, протекающего везде, во всём макро- и микромире. Эта всеобщая эволюция целого обуславливается эволюцией частей. Путём последовательных ступеней развития Спенсер неизбежно приходит к необходимости привести в тесную связь эволюцию органической жизни со следующим за ней эволюционным рядом, то есть с эволюцией общества».

Спенсер выделяет три фазы «большой эволюции»: неорганическую, органическую и надорганическую (или сверхорганическую), до неразличимости плавно переходящие друг в друга. Однако каждая фаза на определённой ступени зрелости приобретает новое качество сложности и не сводится к другой. Он рассматривает социальную эволюцию «как продолжение (на более высоком уровне) биологической, как эволюцию над- или сверхорганическую, поскольку появляются надорганические продукты: 1) техника и материальная культура: 2) язык и знания; 3) обычаи и законы; 4) верования (например, религиозные системы)». Социальная эволюция является самой сложной из всех фаз эволюции, поскольку включает в себя скоординированную коллективную деятельность множества людей, результат которой превышает возможности любых индивидуальных усилий.

Изначально «социальное» вырастает из простого сложения индивидуальных усилий, затем, по мере роста размеров и сложности обществ, приобретает собственный характер. Социальная эволюция своим размахом, количеством вовлечённых в этот процесс индивидуальных организмов, уровнем сложности, темпом изменений и важностью следствий превосходит все другие имеющие место в природе формы надорганической эволюции. «Порядки естественных явлений, представляемых обществом», - более сложные системы, чем изучаемые в биологии, ибо они, в известном смысле, организмы организмов, «сверхорганизмы». Спенсер утверждает, что определенный порядок и последовательность социальных явлений во многом схожи с порядком и последовательностью явлений других эволюций. «Многие факты доказывают, - пишет Спенсер в «Основаниях социологии», - что социальная эволюция составляет часть большой эволюции, эволюции вообще. Подобно любым развивающимся агрегатам, общества обнаруживают интеграцию, как благодаря простому увеличению массы, так и объединению и рекомбинации масс».

По мнению Спенсера, в обществе, как во всех других агрегатах, происходит развитие от однородности (гомогенности) к разнородности (гетерогенности). Правильность данного вывода можно доказать, если проследить развитие общества от простого племени, у которого все части похожи, к цивилизованной нации, с ее обширными структурными и функциональными различиями. С процессом интеграции и разнородности возрастает связность. Это вытекает из анализа обширного этнологического материала; так, рассеянная кочевая группа не удерживается никакими связями, из нее образуется племя с его частями, связанными подчинением предводителю и т.д., вплоть до цивилизованной нации, достаточно крепко связанной, чтобы просуществовать тысячу лет. Одновременно со связностью увеличивается определенность.

Сначала социальная организация расплывчата, в дальнейшем её развитие приносит «устойчивые установления», которые, обретя стабильность, также становятся более конкретными, например, образуются институты - поначалу беспорядочно смешанные, - постепенно разделяются, начиная отличаться друг от друга своей внутренней структурой. «Таким образом, во всех отношениях выполняется формула эволюции: налицо прогресс в направлении большего размера обществ, их связности, многообразия и определенности». Эта формула эволюции применима ко всем социальным и культурным явлениям: «Возрастание общества, как в отношении его численности, так и прочности, сопровождается возрастанием разнородности его политической и экономической организации. То же самое относится ко всем надорганическим продуктам — языку, науке, искусству и литературе».

Разрабатывая теорию мировой эволюции, Спенсер столкнулся с вопросом: всегда ли наблюдается прогресс развития общества или нет? Идея прогресса в XIX веке занимала ведущее место в дискуссии о понимании вектора исторического процесса. Французский историк Ж. Жавори по этому поводу писал: «Идея прогресса настолько упрочилась, что ее в принципе никто не опровергает; единственный вопрос, подлежащий исследованию, состоит в том, каковы те условия, в которых она осуществляется». Идея прогресса не только обусловила новое понимание истории человеческого духа как постоянного процесса дальнейшего развития, но и способствовала объединению духовного прогресса с прогрессом условий жизни, с социальным прогрессом.

Смысл понятия прогресса менялся вместе с политическими и экономическими условиями и намерениями мыслителей. Так, по мнению М. Кондорсе, прогресс человеческого духа безграничен, он неразрывно связан с социальным прогрессом, совершающим свой путь в направлении большего равенства. Свои надежды на будущее человечества он сводил к «трём важным положениям: уничтожение неравенства между нациями, прогресс равенства между различными классами каждой, наконец, действительное совершенствование человека». Сен-Симон оптимистически пророчествовал: «Золотой век, который слепое предание относило до сих пор к прошлому, находится впереди нас».

Спенсер видел социальный прогресс в выживании общества и свободе отдельных людей. Он ещё в раннем своём произведении «Прогресс, его закон и причина» затрагивал данный вопрос, пытаясь опровергнуть господствующий в то время взгляд на прогресс. Британский социолог пишет: «Обиходное понятие о прогрессе настолько более или менее смутно, оно притом и в значительной степени ошибочно. Оно обнимает не столько действительный прогресс, сколько сопровождающие его обстоятельства, не столько сущность его, сколько его тень... Социальный прогресс видят в производстве большего количества и большего разнообразия предметов, служащих для удовлетворения человеческих потребностей, в большем ограждении личности и собственности; между тем, как правильно понимаемый, социальный прогресс заключается в тех изменениях строения социального организма, которые обуславливают эти последствия». Он «выдвигает концепцию однолинейного развития человечества, в соответствии с которой этапы человеческого прогресса жёстко предопределены, так же как эволюция индивида - от детства к зрелости». «Как между детством и зрелостью нет коротких путей, дающих возможность избежать утомительного процесса роста и развития посредством незаметного приращения, так нет другого пути от низших форм социальной жизни к высшим, кроме как минуя небольшие последовательные изменения... Этот процесс нельзя сократить и его следует пройти с должным терпением».

В начале своей научной деятельности Спенсер изображает процесс эволюции как постоянно присутствующий, неослабевающий, неизменный. «Изменение от однородности к разнородности проявляется в прогрессе цивилизации в целом, а также в прогрессе каждой нации; оно до сих пор продолжается с возрастающей скоростью». Идея социальной эволюции предполагала непрерывное и бесконечное движение общества вперед, то есть постоянно должно происходить обновление существующего строя, его развитие. Но развитие общества, по Спенсеру, не всегда идет по восходящей линии. Экономические кризисы, рост безработицы, абсолютное и относительное обнищание людей и другие негативные явления, как в XIX веке, так и в настоящее время, имеют место в общественной жизни. Поэтому в более поздних своих произведениях Спенсер признает, что, несмотря на то, что в целом эволюция «Человечества» постоянно совершается, но определенные общества могут не только прогрессировать, но и отступать вспять. «Если брать всю совокупность обществ, эволюцию можно считать неизбежной ... тем не менее, ее нельзя считать неизбежной или даже вероятной для каждого отдельного общества». «Хотя нынешняя теория деградации является несостоятельной, теория прогресса в своей первоначальной форме мне также кажется несостоятельной... Возможно и, я верю, вероятно, что регресс так же част, как и прогресс».

Как социальный, так и индивидуальный организм претерпевает изменения, пока он не достигнет равновесия с окружающими условиями; только после этого он продолжает свое существование без значительных структурных дальнейших изменений. В какой-то момент эволюция какого-либо организма достигает предела и сменяется диссолюцией, распадом и смертью организма. Смерть есть как бы «венец прогресса», после чего речь может идти лишь о возобновлении ранее пройденных этапов развития, т.е. о круговороте явлений.

«Спенсер излагает своё видение проблем распада общества как процесса, обратного социальному равновесию, гармонии и стабильности. Распад общества, по Спенсеру, начинается с прекращением эффективной деятельности государственных институтов, включая институты власти, армии, прогрессивных в прошлом организаций. Становится малоэффективной деятельность «промышленных классов». Движению масс мешают отдельные личности, прежде всего политики». В процессе распада общества наблюдается уменьшение интегрированных движений, способствующих совместному решению проблем экономической и политической жизни и увеличения количества движений дезинтегрированных, центробежных. В обществе всё больше и больше возрастает беспорядок, правительство не может справиться со сложившейся ситуацией, демонстрируя неумелые и даже нелепые действия, прерывается течение промышленных и торговых процессов, находящихся в тесной связи со всем политическим организмом.

Британский социолог дал достаточно подробную картину распада общества. Она даёт немало для понимания процессов, происходящих в современном российском обществе, наглядно изображая глубину и чёткость его мыслей по данному вопросу.

«Спенсер в целом не настаивал на необратимости развития общества по предопределённым этапам. Наоборот, он придерживался мнения, что они развиваются как ответ на их социальное и естественное, природное окружение». «Как и другие виды прогресса, социальный прогресс не является линейным, а расходится и распространяется... Распространяясь по всей земле, человечество обнаруживало окружение различного характера и в каждом случае возникала социальная жизнь, частично предопределённая предыдущей социальной жизнью, частично определяемая влиянием новых условий; таким образом, размножающиеся группы приобретают различия то значительные, то незначительные: возникают роды и стереотипы обществ».

Данная спенсеровская концепция отличается от других концепций однолинейного развития, в частности, от таковой О. Конта, на что он и указывал: «Таким образом, среди других ошибочных концепций возникает ещё одна серьёзная ошибка, что различные формы общества, представленные у дикарей и в цивилизованных расах в мире, являются не чем иным, как различными этапами эволюции одной формы; истина же заключается в том, что социальные типы, так же как и индивидуальные организмы, не образуют единого ряда, а классифицируются по расходящимся и распространяющимся группам».

Русский философ С.Н. Булгаков утверждал, что «теория прогресса является для механического миропонимания традицией, без которой не может, очевидно, человек обойтись. Рядом с понятием эволюции, бесцельного и бессмысленного развития, создаётся понятие прогресса, эволюции теологической, в которой причинность и постепенное раскрытие цели этой эволюции совпадают до полного отождествления... Оба учения - о механической эволюции и о прогрессе, как бы они ни разнились по своим выводам, соединены между собою необходимой внутренней если не логической, то психологическои связью».

В ранних произведениях Спенсера понятия «эволюция» и «прогресс» фигурируют как очень близкие друг другу, а порой и как тождественные. Например, в статье «Прогресс, его закон и причина» (1857), он размышляет о прогрессе «вообще», имея в виду прогресс «в развитии земли, в развитии жизни на её поверхности, в развитии общества, правительств, мануфактур, торговли, языка, литературы, науки, искусства». По его мнению, прогресс представляет собой превращение гомогенного (однородного) состояния в гетерогенное (разнородное). Правильность сформулированного британским социологом определения доказывается палеонтологическими данными, показывающими, что гетерогенные организмы возникли в более поздние геологические периоды, чем гомогенные. Данное его понимание прогресса - морфологическое, поскольку основным критерием последнего является усложнение организации от «низших» к «высшим» (высокоорганизованным) организмам. В таком понимании термины «эволюция» и «прогресс» - синонимы. Это единственный случай, когда возможно употребление этих двух терминов, как синонимов.

Эволюция - это более объемлющее понятие. Оно вбирает в себя «процессы изменения (преимущественно, необходимого), протекающие в живой и неживой природе, а также в социальных системах. Эволюция может вести к усложнению, дифференциации, повышению уровня организации системы (прогрессивная эволюция, прогресс) или же, наоборот, к понижению этого уровня (регресс)». В более поздних своих работах Спенсер отдаст предпочтение понятию «эволюция». В написанной им «Автобиографии» он отмечает: «Я считаю, что введение его (термина «эволюция») произошло между 1857 — 1858 годами, когда был издан «Прогресс, его закон и причина», и временем, когда была выработана схема «Синтетической философии»; и принятие его возникло из впечатления, что «прогресс» имеет антропоцентрический смысл, и что нужно слово, свободное от такового».

A.M. Миклин и В.А. Подольский определяют прогресс в общем виде «как форму развития, связанную с повышением уровня организации и сохранением эволюционных возможностей (перспективностью) систем». Следовательно, прогресс является частным случаем эволюции и представляет собой развитие от низшего к высшему, от простого к сложному. «Высшее, — пишет Р.В. Петропавловский, — то явление, качество, которое невозможно без предваряющего его низшего и которое возникает из этого низшего вследствие его собственного законченного развития, представляя собой его снятие, сохраняющее низшее в качественно преобразованном виде».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы
Научные взгляды Питирима Александровича Сорокина
Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл
Подростковое материнство - одна из причин социального сиротства: психосоциальный анализ
Гендерные аспекты безработицы
Вернуться к списку публикаций