2013-06-19 18:51:42
ГлавнаяСоциология — Актуализация концепции социальной эволюции Г. Спенсера в современных условиях.



Актуализация концепции социальной эволюции Г. Спенсера в современных условиях.


В спенсеровской организмической концепции общества возникают те же затруднения, что и у современных функционалистов.

Сделанные попытки определения абстрактных функциональных потребностей для всех обществ (хотя бы так, как это сделано у Тёрнера) если и не приводили к тавтологическим повторениям того, что уже имелось в самой идее организма-системы, то давали незначительные результаты, банальные, поверхностные классификации. Таким выступает у британского социолога различие трёх систем органов (учреждений, институтов): поддерживающей, распределительной и регулятивной.

Второе из затруднений было в вычленении из большого множества человеческих действий, обычаев, нововведений, которые несли бы в себе функциональные или адаптивные (приспособительные) свойства. Понятия «функция» и «адаптация» частично совпадают и поднимают схожие теоретические проблемы. Но если функция направлена «внутрисистемно», и связано это с тем, что Спенсер и последующие функционалисты говорили о социальных системах как о природных сверхорганизмах, из чьих «потребностей» в выживании и эффективной жизнедеятельности возникли определённые институты и учреждения. Адаптация же ориентирована «вовне», т.е. она зависит от «среды» или «экологии» и напрямую связана с идеей конкуренции разных культур, «выживания наиболее приспособленных» из них. Конкретное общество уподоблялось особи в ряду других особей в борьбе за существование, а культурные институты, по «превосходству» или «отсталости» которых говорили о стадии его эволюционного развития, выступали аналогом индивидуальных свойств и способностей.

«Однако, - по мнению А.Д. Ковалёва, — в силу многофункциональности социальных явлений и крайней сложности связей между ними почти все однозначные указания о том, какую специальную потребность «общественного организма» исполняет тот или иной институт, можно оспорить. Большую функциональную эффективность некоторой системы отношений или правил поведения трудно доказать даже «не выживанием», гибелью общества в борьбе с другими. Нелегко определить и критерий выживания. Если считать таковым выживание индивидуальных членов общества, то случаи его полной гибели найдутся, видимо, только среди самых примитивных племён».

Таким образом, функциональный анализ общественного организма, как у британского социолога, так и у последующих функционалистов зачастую превращался в моноанализ с точки зрения того, в какой мере его части удовлетворяют одну-единственную функцию-потребность — выживание и благополучие целого. Почти во всех случаях удавалось объяснить функциональную полезность, вклад или вред данных обычаев для социального организма в целом.

Этому способствовал имеющий место во всей социологии «исторический холизм» и та персонификация «общества», которые подвергали острой критике Поппер и Хайек на примере Гегеля, Конта и Маркса. Данный «холизм» образует лишь иллюзию известности «принципа объединения» и главных связей общественного целого, а также иллюзию возможности этого целого функционировать как один человек в соответствии с традиционно или научно обоснованными едиными целями.

Спенсер пытался избавиться от следствий подобного холизма в номиналистической редукции, стараясь объединить с органицизмом общий принцип, что свойства единиц определяют свойства, образуемого ими целого. Следовательно, «... основные особенности обществ определяются основными особенностями отдельных людей, и всюду должно существовать соответствие между особенным строем и деятельностью общества и особенным строением и деятельностью людей». Тогда и функциональность чего-либо надо анализировать не с позиции отстаиваемого в другом месте «полного права смотреть на общество как на особое бытие», а с точки зрения того, каким индивидуальным и групповым человеческим интересам или потребностям служат данная норма действия, обряд, обычай, институт и т.д.

С началом перестройки в СССР перед российскими учёными и научными деятелями встал целый комплекс проблем и вопросов, основной из которых, - построение демократического правового государства посредством общественно-политических и экономических реформ и его прогрессивное развитие. В связи с чем, современные исследователи обратили своё внимание на идеи выдающихся учёных прошлых столетий, пытаясь в их творческом наследии найти наиболее благоприятные пути для успешного решения данных проблем. Не обошли они своим вниманием работы Г. Спенсера.

В исследованиях современных авторов получила своё развитие идея британского социолога о постепенном восходящем органическом развитии общества, без социальных потрясений и революций на основе процесса реформирования всех сфер жизни. Они попытались проанализировать его теорию развития общества. Так, А.Д. Ковалёв подробно анализируя эволюционную социологию Спенсера, отмечает: «спенсеровская философия эволюции с её вселенским размахом создавалась с исходной оглядкой на социальный мир и для решения социологических проблем. Описание общих эволюционных законов движения от гомогенности к гетерогенности, от простых к сложным формам организации и к локальной специализации форм в органическом и неорганическом мирах не объясняло особых механизмов социокультурной эволюции, но давало первые ориентировочные характеристики самоподдерживающемуся и необратимому во времени процессу развития общественных форм как одного из типов «открытых» систем, взаимодействующих со сложной средой и включающих астрономические сгущения, биологические организмы и т.д.». И с этим нельзя не согласиться.

А.Д. Ковалёв упрекает исследовательскую практику английского социолога лишь в слишком большом доверии к своим эволюционным генерализациям. Научная проверка последних на бесконечных примерах и аналогиях часто оказывалась всего лишь процедурной формальностью. Как отметил выдающийся русский экономист Н.Д. Кондратьев, основная черта эмпирических обобщений Спенсера о развитии общественной жизни всё та же, что они — только «мастерская» иллюстрация его формулы эволюции: «Бесконечное число обобщений Спенсера о дифференциации и интеграции обществ по плану его закона эволюции можно считать индукцией per enumeration simplycam, но никак не настоящей индукцией. Поэтому между его философским законом эволюции и эмпирическими законами развития общества и организма остаётся логическая пропасть. Первая система мысли логически держится не на конкретных данных второй, а на тех посылках, из которых Спенсер исходит дедуктивно».

Значительное внимание социологическим воззрениям Спенсера уделяется в коллективной работе «Западная теоретическая социология». В ней отмечается, что «особенно ценным для изучения общества, понимания происхождения многих социальных институтов явилось применение эволюционной теории. Эволюционный подход к обществу важен тем, что каждое явление изучается в его развитии».

Данный подход способствует значительному усилению историко-сравнительного метода исследования культурных и социальных форм жизни. В этом отношении представляется продуктивной теория Спенсера о закономерной эволюции от военного-мобилизационного общества, в основе которого лежит принудительная кооперация, к индустриальному, базирующемуся на добровольной кооперации. «Он в целом дал реальную картину исторического процесса, отражающую переход от общества с преобладанием натурального хозяйства и жесткой иерархической системой к обществу, основанному на товарном производстве и разделении труда. Его подход оказал большое влияние на развитие последующих социологических теорий и, в частности, теорию Дюркгейма (на его идею «механической» и «органической» солидарности)». Для современной социологии мысль о делении обществ на «традиционные» и «индустриальные» служит отправной точкой в теории развития общественных систем.

П.В. Федорченко проанализировал концепцию социальных институтов британского социолога. В статье «Дифференциация в обществе и социальные институты Г. Спенсера» он пишет: «Основной недостаток; социологической концепции Г. Спенсера заключается в гипертрофированном, онтологическом органицизме, недооценке качественного отличия социальной формы движения материи от биологической. Вследствие этого невозможно понять специфику развития общества в целом и социальных институтов в частности».

По мнению автора, зарождение, становление и развитие социальных институтов британский социолог разъясняет, не выходя за рамки теории равновесия, то есть, процесса взаимодействия общественного организма с окружающей средой, неотъемлемой частью которой он является. Тем не менее, считает П.В. Федорченко, несмотря на ряд недостатков, Г. Спенсер смог извлечь из своей теории ряд результатов, представляющих несомненную ценность для построения современной теории социальных институтов. Одним из достоинств его теории, — подчёркивает автор, — является то, что он попытался исследовать социальные институты с точки зрения их структуры и выполняемых ими функций. Всё это делает его наследие актуальным и вызывает к себе пристальное внимание».

Актуальны в современных условиях взгляды Спенсера на государство и место в нём личности. Он был сторонником приоритета интересов личности над интересами государства, что, несомненно, актуально в наши дни, когда идеи чрезмерного либерализма деформируют и расшатывают российский социум как целостный социальный организм. Продуктивна для нынешней России и идея Г. Спенсера о том, что дальнейшее развитие общества возможно лишь на путях социального возвышения человека и максимального раскрепощения его творческих возможностей. С его точки зрения, общество существует для блага своих членов, а не наоборот. Разработка учёным проблем личности основана на признании абсолютной ценности личностного начала. Он негативно относился к тем исследователям, которые «умаляли» роль личности.

Процесс прогрессивного развития общества Спенсер видел лишь на путях освобождения человека и максимального раскрепощения его творческих возможностей. По его мнению, общество не сможет развиваться, если не создать условия для нормальной физической и духовной деятельности индивидов. В то же время каждый человек должен оценивать себя не только с субъективной стороны, руководствуясь своими желаниями и стремлениями, но и объективной, понимая своё место в обществе как одной из многочисленных общественных единиц. Считая себя членом общества, он должен действовать в направлении улучшения социальной жизни, поскольку альтруистические действия так же необходимы, как и эгоистические.

Условием успешного развития, по Спенсеру, выступают принципы: «равной свободы» индивидов, ограниченной лишь свободой других индивидов; равного влияния всех индивидов и социальных слоёв на принятие политических решений; свободной конкуренции. Последней он приписывал ту же роль, какую у Ч.Дарвина играл отбор. Конкуренция не устраняет людей физически. Она лишь способствует отсеиванию экономически неэффективного поведения от эффективного, неудачи от хозяйственного успеха, неприспособленности к рыночной среде от приспособленности и является наилучшим условием для осуществления экономического соревнования.

Незыблемость свободы личности, её прав и интересов, чести и: достоинства, их охрана - принцип формирования и функционирования правового государства. Обеспечение свободы личности посредством закона - важная функция государства.

Спенсер подчёркивал, что будущее человеческого общества должно быть не самодержавным, а демократическим, основанным на принципах гражданского общества. Он твёрдо стоял на позициях признания классических принципов демократии и незыблемости прав человека и гражданина. Становление правового государства неразрывно связано с восстановлением правовых принципов в других, неполитических сферах общественной жизни, в частности, в экономике, с кардинальной хозяйственной реформой. Утвердить правовые начала во всех областях жизни общества - значит обеспечить консенсус между государственностью и гражданственностью людей и, тем самым, создать условия для дальнейшего постепенного продвижения страны по пути социального прогресса.

Вот, что пишет Спенсер о роли государства. Оно «обязано не только охранять каждого гражданина от посягательств его соседей, но и защищать его, наряду с обществом в целом от иностранной агрессии». Всё остальное должно быть предоставлено свободной инициативе индивидов, вступающих друг с другом в соглашения.

«Для здоровой деятельности и надлежащей пропорциональности тех отраслей промышленности, видов занятий и профессий, которые обеспечивают жизнь общества и способствуют ей, не должно, прежде всего, быть больших ограничений свободы людей в заключение соглашений друг с другом; во-вторых, должно обеспечиваться соблюдение соглашений, которые они заключают... Естественно возникающие препятствия действиям отдельного человека, в человеческом объединении, - это только такие препятствия, которые вызваны взаимными ограничениями; и соответственно не может быть результирующего препятствия тем соглашениям, которые они заключают добровольно».

Преодоление огосударствления социальной жизни позволит обществу существовать не в виде авторитарно навязанного «монолитного единства», а как естественному многообразию потребностей, интересов и сложившихся в соответствии с этим союзов, организаций, объединений.

Согласно Спенсеру, в основе хорошего общества лежит соглашение между индивидами, преследующими свои соответствующие интересы. Везде, где государство начинает вмешиваться в эти согласительные договоренности, как в целях повышения социального благосостояния, так и в любых других, происходит либо нарушение социального порядка, либо отбрасывание достижений индустриального общества и возвращение к ранним формам тиранического и воинствующего социального порядка.

Изложив свои взгляды на вмешательство государства в процесс эволюции общества, еще в раннем своём произведении «Личность против государства» Спенсер напишет: «Государство сделается не только владельцем земель, жилищ и путей сообщения, причём управлением и эксплуатацией будут заведовать правительственные должностные лица», под его властью постепенно окажутся все отрасли промышленности, т. е. будет достигнут идеал социалистов, но последние взирают на свой идеал только с внешней стороны, оставляя без внимания - внутреннюю. «Пример этому, - утверждает Спенсер, — мы видим в «иступлённых» политиках и революционерах. «Поражённые бедствиями, существующими при настоящей организации общества и, не желая приписывать их недостаткам человеческой природы, плохо приспособленной к социальному строю, они воображают, что могут сейчас же помочь злу тем или другим преобразованием. А между тем, если бы их планы и удались, то это имело бы место лишь под условием замены одного зла другим». Несмотря на то, что сторонники социализма яростно опровергали и критиковали спенсеровские антисоциалистические памфлеты, британский социолог оказался прав в своём утверждении, что политическая революция - это патология, приводящая общество к регрессу.

Рассуждение Спенсера о будущем человечества, вступившего на путь социализма - это один из примеров «негативного» социологического прогноза. Спенсер был уверен, что социализм подразумевает рабство. В своей работе он пытался предостеречь людей от грозящей им опасности. При этом автор статьи признавал, что обществу всё равно придётся пройти через социализм, поскольку не слова, а только непосредственно опыт сможет убедить людей в правильности его выводов. Но это будет лишь небольшое отклонение, на некоторое время, приостановившее естественный процесс эволюции, поскольку человечество может пройти прямо, только испробовав все возможные кривые пути.

Британский социолог предвидел грозную опасность, таящуюся в милитаризованном и бюрократическом государстве, где чиновники будут коррумпированы. Он с недоверием относился к представителям власти, парламенту, государственным чиновникам. По его мнению, правительство есть ничто иное, как простое собрание людей, в котором лишь немногие талантливы; остальное большинство не выходит за пределы среднего уровня развития, а многие положительно тупоумны. Следовательно, согласно Спенсеру, предложения талантливого меньшинства в конституционном правлении достаточно часто вытесняются бездумным большинством.

Сделав анализ законодательной деятельности английского парламента, он пришёл к выводу, что «некомпетентный законодатель не только не уменьшает человеческие страдания, а наоборот, постоянно их увеличивает».

Правительственные учреждения, по Спенсеру, представляют собой перевёрнутый фильтр, в который заливают чистую воду, а оттуда вытекает грязная. Как он справедливо замечает, законы подчас превращаются в идолов, а при авторитарном правлении всегда существует опасность для личности в случае неуважительного высказывания о политическом законе.

Пределом развития общества у него выступает федерация высших наций, «которая своей верховной властью может запретить войны между народами и остановить процесс варваризации, постоянно подрывающий цивилизацию... С другой стороны, в результате постоянного подавления агрессивных инстинктов и упражнения социальных чувств, а также постепенного ослабления внешних ограничений должен возникнуть новый тип человека, который, удовлетворяя собственные стремления, в то же время реализует общественные потребности».

Исходя из выше изложенного, можно с уверенностью сказать, что несмотря на некоторые недостатки, имеющие место в его идеях, он существенно обогатил предмет социологии. В своих изысканиях, Спенсер предложил использовать эволюционную теорию для объяснения социальных изменений. Но в отличие от Конта, он акцентировал своё внимание не на изменениях, происходящих в обществе на разных периодах человеческой истории, а на том, почему происходят социальные перемены и почему в обществе возникают конфликты и катаклизмы.

Несомненно, определённой и востребованной заслугой Спенсера как теоретика явилась его концепция универсального эволюционизма. Хотя не обошлось и без контрпродуктивных идейных деформаций. Концепция оказала сильное положительное влияние на социологию, но и породила различные биологические направления в ней, в том числе и социал-дарвинисткие. Суть последних состояла в том, что их авторы переносили на общество и доводили до логического конца принципы естественного отбора и борьбы за существование, видя в них универсальную модель объективного эволюционного процесса.

Несмотря на то, что в конце XIX века многие из крайностей организмических аналогий были отвергнуты, концепция, представляющая общество как целостный и самодостаточный социальный организм, дала толчок трём допущениям, ставшим неотъемлемой частью социологического функционализма: во-первых, социальная действительность видится как система. Во-вторых, процессы, происходящие в системе, рассматриваются непосредственно с точки зрения взаимосвязанности её частей. В-третьих, аналогично биологическому организму система считается ограниченной, т.е в ней действуют определённые процессы, призванные сохранять её целостность и границы.

Спенсеровское представление об обществе как организме позволило осмыслить и понять ряд важных особенностей структуры и функционирования социальных систем. Он не отождествлял общество с индивидуальным биологическим организмом, как зачастую утверждали и его оппоненты, и его сторонники, а лишь. сравнивал эти две сущности, прослеживая как сходства, так и различия между ними.

Концепция «системы» как структуры, состоящей из взаимозависимых частей, нашла место и в современном функционализме. Заимствуя из органицизма XIX века и применяя подход, в котором части целого влияют на деятельность системного целого, современный функционализм придал начальному этапу социологического теоретизирования единую концептуальную перспективу. Спор вокруг проблем функционализма стимулировал попытки развить как старые, так и новые концептуальные перспективы.


Богомазова Оксана Владимировна



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Развитие понятийного аппарата социологии управления
Психосоциальная помощь в адаптации лицеистов к условиям вузовского обучения
Социокультурный контекст процесса глобализации
Причинные теории девиации и девиантности.
Национальная катастрофа в оценке Питирима Александровича Сорокина
Вернуться к списку публикаций