2013-06-19 09:33:29
ГлавнаяСоциология — Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.



Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.


Интеграция объяснительных моделей девиации и девиантности в концепцию социальной несправедливости.

Если теперь с позиций изложенного посмотреть на модели личности преступника, то окажется, что все они в той или иной мере описывают проявления и последствия социальной несправедливости на индивидуальном уровне, осуществляемой посредством социального исключения, насилия (в том числе и “системного”) и вызыващей чувство отчуждения.

В рационально-просветительской модели формирование личности преступника обусловлено существующим несправедливым неравенством в получении образования и средств, обеспечивающих достойное существование. Если говорить о современном западном обществе, в котором нивелированы (не по существу, а лишь в прикрытой форме) гротескные различия между очень богатыми и нищими, то «достойное существование» - это не просто возможность удовлетворения самых необходимых потребностей, но удовлетворение на таком уровне, который соответствует стандартам качества, принятым в данном обществе на данном этапе его развития. Это достойное существование напрямую зависит от полученного образования и соответствующего этому образованию социального статуса. «Образованные люди получают возможность выполнять более сложную, а, следовательно, и более высокооплачиваемую работу. Они более эффективно используют физический и природный капитал, в результате чего он становится более производительный... Образованные люди больше предрасположены к введению новшеств, скорее делятся полученными результатами с коллегами, а опытом - с молодежью. В итоге с образованием связано не просто накопление и передача знаний научного и социального порядка, но и формирование интеллектуального потенциала нации в целом». Кроме того, многочисленные исследования показывают, что уровень образования влияет на различные стороны жизнедеятельности людей, например, состояние здоровья, политическую активность, потребление табака, восприятие классической музыки, скорость распространения информации, воспитание детей, организацию питания, охрану здоровья членов семьи и обучение детей. К примеру, «с ростом уровня образования матери снижается младенческая и детская смертность, поскольку независимо от уровня дохода в семье улучшается качество ухода за детьми и их питание».

Имеется и обратная зависимость. Так, установлена связь между уровнем образования и некоторыми видами преступности. Основные виды преступлений против личности (убийства и покушения на убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилования и покушения на изнасилования, разбои, грабежи, кражи) совершаются людьми, имеющими низкий уровень образования. Данные за 1995-1999 годы свидетельствуют, что первое место по этим показателям занимают рабочие, за ними, с достаточно большим отрывом - в несколько, иногда в 7 раз, следуют учащиеся (по убийствам и покушениям на убийства, умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, изнасилованиям и покушениям на изнасилования, хулиганству). Исключения из названных видов преступлений составляют разбои, грабежи и кражи. Здесь разница в показателях у рабочих и учащихся невелика. Кроме преступлений против личности, рабочие доминируют при совершении преступлений, связанных с наркотическими средствами, психотропными и сильнодействующими веществами, хулиганскими проявлениями, присвоению и растратам. По всем названным видам преступлений первое место занимают лица без постоянного источника дохода (1995 г. - 47,2%; 1996 г. - 50,0%; 1997 г. - 54,2%; 1998 г. - 55,6%; 1999 г. - 57,3% от всех лиц, совершивших преступления и старше 16 лет). Последний показатель также можно рассматривать как свидетельство зависимости нормонарушаемости от уровня образования, поскольку у людей с достаточным уровнем образования больше шансов трудоустроиться.

Свидетельством тому, что низкий уровень образование и неусвоенность фундаментальных нравственных норм ведут к самому изощренному и циничному физическому насилию, служат также многочисленные факты немотивированной жестокости подростковых преступных группировок, рост экстремизма среди молодежи, насилие в колониях для несовершеннолетних. Имеются данные, что наиболее жестокие виды насилия (избиения, изнасилования, издевательства), совершаемые подчас немотивированно и с изощренным садизмом, происходят в исправительных учреждениях для несовершеннолетних преступников, а перевод «на взрослую зону» многими несовершеннолетними заключенными расценивается как благо. По-видимому, объяснением этому является не только социально-экономическое неблагополучие российских детей (низкий уровень жизни, отсутствие внимания со стороны родителей, высокий уровень насилия в семье и т.д.), высокий уровень агрессии и насилия в российском обществе, но и ущербность системы воспитания и образования, низкий уровень жизни многих семей, их социальная неустроенность и отсутствие перспектив в жизни. Эти факторы не могут способствовать формированию сопереживания и нравственному созреванию личности. А если у личности нет нравственного внутреннего контроля, то в экстремальных условиях она неизбежно проявит все свои дикие инстинкты.

Социальная несправедливость в области образования заключается в том, что общество не может обеспечить высококачественного образования для всех граждан, которое позволило бы им быть конкурентоспособными на рынке труда. Это связано со многими причинами объективного и субъективного характера. К объективным причинам следует отнести, прежде всего, большие экономические затраты на школы, оборудование, высокую зарплату для учителей и т.д., а также неспособность некоторых людей к получению современного образования в полном объеме из-за их природных особенностей. К субъективным - неготовность и нежелание общества вкладывать деньги в образование лиц, неспособных оплачивать это образование самостоятельно.

Время от времени в разных странах предпринимаются попытки решать эту проблему. Речь идет о специальных социальных программах, например, таких, как Программа дошкольного воспитания г. Перри в США. Главной ее целью было снижение риска противоправного поведения. В группу набирались дети в возрасте 3 лет из семей с низким социально-экономическим положением на период 2 года (всего в программе участвовало 123 темнокожих ребенка). Почти половину этих семей составляли неполные семьи, и почти все родители имели низкий коэффициэнт интеллектуального развития, низкий уровень образования, слабый послужной список и проживали в перенаселенных жилищах. Программа дошкольного воспитания включала вовлечение детей в планирование работы в группе с целью совершенствования их интеллектуального и социального развития. Через несколько лет выяснилось, что дети, участвовавшие в программе дошкольного воспитания, лучше (по сравнению с контрольной группой) учились в школе, как правило, оканчивали учебное заведение и получали работу. Уровень подростковой беременности был значительно ниже (почти вдвое), а уровень арестов был на 40% ниже. Анализ финансовых затрат проекта Перри показал, что он ежегодно обходился примерно в 5000 долларов на каждого ребенка. Несмотря на большие расходы, программа полностью окупает себя в будущем. «Специальный комитет США по вопросам детей, молодежи и семьи вычислил, что на каждый доллар, инвестированный в программы дошкольного воспитания, прибыль составляет 4,75 доллара, что является результатом экономии на организации специального обучения, общественного содействия и борьбе с преступностью». Несмотря на высокую эффективность и окупаемость в будущем, такие программы являются скорее исключением.

Необразованные или малообразованные люди совершают преступления чаще высокообразованных, потому, что они сравнительно малообеспечены, занимают более низкую страту в обществе, следовательно, чаще и острее чувствуют на себе различные проявления социальной несправедливости и соответственно чаще протестуют против нее. Кроме того, известно, что образование «окультуривает» и облагораживает человека. Людям, не получившим достаточного образования, с одной стороны, значительно труднее бороться с такими пороками, как несдержанность, зависть, агрессивность, неправосудность и т.д., и поэтому они чаще совершают девиантные поступки. С другой, чем менее образован человек, тем больше вероятность того, что в случае нужды он применит не силу разума, а физическую силу. Видимо поэтому малообразованные люди чаще совершают преступления, связанные именно с причинением физического вреда.

Связь образования с преступность и девиантностью в делом не однозначна. Так, феномен «беловоротничковой преступности» обусловлен нормонарушениями образованных людей. То же можно сказать о теневой экономике, где «преступления» совершают высокообразованные менеджеры, юристы, высококлассные специалисты. Их действия объясняются, с одной стороны, отсутствием социально-адекватных или наличием социально-неадекватных норм, регулирующих экономическую деятельность, например, таких, как: «узаконенные» поборы при регистрации (получении лицензии); налоговый прессинг (до 80-85%), заставляющий скрывать доходы от налогообложения; необеспеченность защиты предпринимательской деятельности, вызывающая необходимость сотрудничать с криминальными структурами в целях собственной безопасности и безопасности предпринимательства; отсутствие адекватных регуляторов рыночной экономики, бюрократизация и коррумпированность милиционеров и чиновников, что приводит к развитию криминальных «арбитража», «служб безопасности», «исполнительного производства». С другой - преступную деятельность высокообразованных людей можно объяснить тем, что в их иерархии ценностей под давлением несправедливости, творимой в обществе, моральные ценности утратили свое значение. В нашей стране предпринимательство многих хороших людей сделало циниками и скептиками. Образование без нравственности может привести к страшным последствиям, поэтому, очевидно, общество, стремящееся к справедливости, должно позаботиться об укреплении не только системы образования, но и системы воспитания.

В рационально-этической модели формирование личности преступника обусловлено такими проявлениями несправедливости, как лишенность благоприятной среды развития, установление неравных возможностей приобщения к культурным ценностям, депривация родительского внимания и отсутствие добрых человеческих отношений в ближайшем окружении.

В качестве иллюстрации этих положений приведем лишь некоторые примеры, характеризующие тенденции и условия формирования личности российских детей и подростков: по данным Госкомстата РФ постоянно растет число разводов, и ежегодно без одного из родителей остаются более 400.000 детей; продолжает увеличиваться внебрачная рождаемость; интенсивно растет число внебрачных детей у несовершеннолетних женщин; по данным Федеральной миграционной службы России на 1 мая 1998 г. в России было 200,2 тыс. семей беженцев и вынужденных переселенцев, страдающих от тяжелого материального положения и не способных обеспечить нормальные условия развития детей; пособие на ребенка составляет лишь 9% прожиточного минимума ребенка; в России ежегодно 60.000 женщин лишаются материнских прав. Спасаясь от жестокого обращения, ежегодно кончают жизнь самоубийством примерно 2 тысячи детей и подростков, 50 тысяч уходят из семьи, 6 тысяч - из детских домов и интернатов. В общей сложности 25-26 тысяч несовершеннолетних ежегодно становятся жертвами преступных посягательств, из них около 2 тысяч погибают, 8-9 тысяч получают телесные повреждения. В России ежегодно регистрируется свыше 2,5 тысяч сексуальных преступлений, включающих развратные действия взрослых лиц в отношении малолетних детей. С каждым годом все больше совершается изнасилований несовершеннолетних. Все эти данные свидетельствуют об откровенном насилии и безнравственности мира взрослых. Не вызывает сомнения, что такое насилие породит ответную реакцию в виде различных форм преступного и девиантного (не обязательно направленного на других людей) поведения.

А вот данные, полученные в 2000 г. в Санкт-Петербурге при опросе уличных работающих детей: две трети этих детей являются членами неполных семей, отягощенных финансовыми проблемами; несколько детей указали, что работают только ради того, чтобы «купить продукты питания», «помочь родителям», «выжить». По мнению экспертов, число беспризорных детей в Санкт-Петербурге составляет от 10 до 35 тыс. человек.

Разумеется, нельзя говорить о том, что рост неполных семей, рождение детей вне брака или несовершеннолетними матерями является несправедливым. Это во многом обусловлено объективными социальными процессами: ослаблением влияния семьи, изменением представлений о ролях мужчин и женщин, о ценности брака и т.д., которые начались в конце XIX века и имеют распространение не только в России, но и во всем мире. Социальная несправедливость заключается в отсутствии или неразвитости нормативно-правовой базы (совокупности законов с соответствующими механизмами их реализации, социальных проектов и программ), позволяющей адекватно реагировать на изменяющуюся ситуацию и защищать права детей и подростков, создавая тем самым условия для их интеграции в легитимное социальное пространство. Если говорить о России, то ситуация по этим вопросам сложилась критическая. Так, учеными была разработана методика, позволяющая объективно оценить эффективность всей совокупности или отдельных законодательных актов, направленных на социальную защиту семьи.

По этой методике производились исследования, и оценивалась степень социальной защищенности семей по закону (соответствующими документами), действующими в настоящее время в России (всего 49 документов). Оценка осуществлялась с учетом следующих показателей:

1) Отражение в акте жизненного цикла развития субъекта законодательного акта. Под этим в отношении семьи понимается возможность применения актов на всех или только на некоторых фазах существования семьи, в наиболее кризисных периодах ее развития.

2) Адресность законодательного акта. Понимается обозначение в акте семьи или конкретных категорий семей, на которые распространяется его действие.

3) Отсутствие объективных препятствий для осуществления документа.

4) Отсутствие в акте несогласованности с другими законодательными актами.

5) Наличие элементов, которые инициируют участие неправительственных организаций в осуществлении закона или указа.

6) Наличие в акте мер наказания за неисполнение или препятствие его исполнению.

7) Способность законодательного акта обеспечить удовлетворение материальных и духовных потребностей членов семьи. Во внимание принимались следующие потребности: в материальном обеспечении жизнедеятельности и поддержании работоспособности взрослых и физического развития детей; в жилье; в медицинском обслуживании; в образовании; в самореализации; в правовой защите.

После проведенного анализа были получены малоутешительные результаты: а) законодательством предусмотрена та или иная степень защиты только некоторых категорий семей; б) из семей, явно нуждающихся в социальной защите, только для 30% действуют какие-либо законодательные акты; в) российским законодательством слабо предусмотрена социальная защита семей, нуждающихся в предупредительной социальной защите; г) большинство семей относятся к типу слабо и/или удовлетворительно социально защищенных на законодательной основе.

К другим недостаткам нормативно-правовой системы, призванной регулировать социальную защиту населения, относится: обилие декларативных положений и отсутствие механизмов их реализации; невыполнение законов; отсутствие собственно непротиворечивой законодательной системы, связывающей воедино законодательные акты, регулирующие финансовые, налоговые, экономические, правовые решения и т.д.

Когда в социуме отсутствует слаженный механизм регулирования жизнедеятельности людей и социальных систем через создание системы социально-адекватных норм, то общество расплачивается за это ростом преступности и других видов девиантного поведения. Так, с конца 80-х годов в России фиксируется заметный рост преступности. На фоне увеличения общей преступности неуклонно растет преступность среди несовершеннолетних. В период с 1988 года по 1992 год она увеличилась в 1,5 раза. С диагнозом «наркомания» только на конец 1998 года состояло на учете 14 368 несовершеннолетних (на 77,2% больше, чем в 1997 году). С диагнозом «токсикомания» в 1998 году поставлено на учет 8 864 подростка (на 25,4% больше, чем в 1997 году). Среди состоящих на учете несовершеннолетних каждый восьмой ранее совершал преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков.

Значительную долю (73,1%) среди несовершеннолетних, содержащихся в ТТВИНТТ только в 1998 году, составляли подростки, самовольно ушедшие из специальных школ закрытого типа, спецучилищ, семьи, детских домов, школ-интернатов, учреждений социального обслуживания для несовершеннолетних. Это так называемые безнадзорные дети, число которых постоянно растет.

Только в 1998 году в розыске находилось 30 870 детей, в том числе 20 380 ушедших из дома, школ-интернатов, детских домов, а также бежавших из приемников-распределителей (ЦВИМП), специальных школ и училищ. Группа безнадзорных детей имеет следующие социально-демографические характеристики: постоянно растет число детей, воспитывающихся в полной семье (рост с 41,6% в 1997 г. до 43,1% в 1998 г.); растет число учащихся (с 62,7% в 1997г. до 64,7%) в 1998г.); более половины подростков составляют дети в возрасте до 13 лет, еще 1/4 - в возрасте 14-15 лет, наблюдается резкий прирост числа 16-17-летних (5,9%); в данной группе растет число подростков женского пола (если число лиц мужского пола в 1998 году выросло по сравнению с 1997 годом на 0,4%, то женского - на 3,6%).

А вот интересные данные, приводимые зарубежными исследователями и свидетельствующие о связи социализации в аморальной среде с различными проявлениями девиантного поведения:

- примерно 65% детей, подвергающихся жестокому обращению в семье, имеют нарушения в поведении (39% - в контрольной группе); эти нарушения чаще всего проявляются в виде проблем в школе, а также проблем, связанных с интеграцией в социальную среду;

- эмоциональное насилие или изнасилование ведет к отказу от пищи (21% опрошенных взрослых, подвергшихся в детстве этим формам насилия, в контрольной группе - 8%), нанесению себе какого-нибудь вреда (соответственно - 34% и 1% в контрольной группе), воровству (26% и 6% - в контрольной группе);

- среди взрослых, подвергавшихся жестокому обращению в детстве, курили 62% (16%) - в контрольной группе), регулярно потребляли алкоголь 22% (5% - в контрольной группе), использовали наркотики 18% (3% - в контрольной группе), предпринимали попытку суицида - 16% (2% - в контрольной группе), имели трудности с сексом 60% (15% - в контрольной группе);

- женщины, подвергшиеся в детстве сексуальному злоупотреблению, позже гораздо чаще становятся жертвами новых изнасилований и начинают заниматься проституцией.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Философский аспект раскрытия сущности социализации личности
Причинные теории девиации и девиантности.
Об общих тенденциях и российских особенностеях изменения института семьи
«Интеллектуальная биография Т. Парсонса» как средство теоретического анализа
Социология и метафизика в творчестве Достоевского
Вернуться к списку публикаций