2013-06-19 09:33:29
ГлавнаяСоциология — Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.



Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.


В качестве еще одного критерия уровня социальной справедливости в обществе может рассматриваться индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), как интегральный показатель развития человека. Индекс развития человеческого потенциала предложили Мегнан Десаи и Арматья Сен (концепция «расширения человеческого выбора») в конце 80-х годов. Он приобрел такую популярность, что с 1990 года Программа развития ООН (ПРООН) издает специальные всемирные доклады о человеческом развитии. Сегодня уже более 100 стран, включая Россию, публикуют ежегодные национальные доклады о человеческом развитии. Главные идеи этой концепции заключаются в том, что, во-первых, «различие между “экономическим” и “социальным” секторами является искусственным, что “социальные” расходы - это важнейшее средство расширения возможностей, что расширение возможностей - конечная цель развития, а “социальные расходы” на деле представляют собой форму капиталовложений в людей с высокой отдачей». Во-вторых, благосостояние должно оцениваться по возможности людей вести такую жизнь, которую они считают достойной, а не по уровню дохода на душу населения. «Доход должен рассматриваться не как конечная цель, а как средство, расширяющее человеческий выбор в таких областях, как здравоохранение, образование, экономическая и общественная деятельность. Расширение человеческого выбора подразумевает большую свободу выбора и больше вариантов для выбора той цели и того образа жизни, которые человек считает предпочтительными». В-третьих, «человеческое развитие представляет собой как прогресс расширения человеческого выбора, так и достигнутый уровень благосостояния людей. Говоря о расширении выбора, следует иметь в виду, что фактически этот выбор касается неопределенно большого круга волнующих людей проблем, которые при этом исторически изменяются. В то же самое время на любом этапе развития человечества остаются три ключевые проблемы, три потребности: прожить долгую и здоровую жизнь; приобрести знания; иметь доступ к ресурсам, необходимым для достойного уровня жизни... Их обеспечение будет проблематичным, если останутся нереализованными права на охрану здоровья, получение образования, доступ к средствам существования». Таковы основные представления разработчиков концепции развития человеческого потенциала о справедливом общественном устройстве, и следует отметить, что они очень гармонично сочетаются с понимание социальной справедливости, предложенной нами выше. Особенно это относится к представлениям об интеграции, развитию и общественному благу, включающему в том числе показатель адаптивной гибкости социальной системы, поддерживаемый преимущественно за счет развития человеческого потенциала.

В числе ведущих показателей, определяющих индекс развития человеческого потенциала, выделяют три: ожидаемая продолжительность жизни; уровень образования; реальный душевой валовый внутренний продукт (ВВП). Взятые вместе они отражают три главных качества: здоровую жизнь, знания, достойный человеческий уровень. Индекс развития человеческого потенциала колеблется в пределах от нуля до единицы. Индекс ожидаемой продолжительности жизни означает продолжительность предстоящей жизни при рождении и устанавливается в минимальном и максимальном значениях в интервале от 25 до 85 лет. Индекс уровня образования - на две трети произволен от грамотности среди взрослого населения (от 0 % до 100%) и на одну треть - от совокупной доли учащихся (тоже от 0% до 100%). Первоначально это измерение включало в себя такой показатель, как продолжительность образования, но из-за сложности исчислений этот показатель заменили на совокупную долю учащихся, дающую наглядное представление о грамотности населения среди лиц моложе 24 лет. Индекс уровня жизни зависит от реального душевого ВВП и колеблется в пределах от 100 долларов ППС до 40.000 долларов ППС, где ППС (паритет покупательной способности) - это соотношение между двумя или несколькими валютами по их покупательной способности к определенному набору товаров и услуг.

Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) представляет собой простую среднюю величину, производную от деления суммы всех индексов на три. Так, на 1 января 1995 г.: индекс ожидаемой продолжительности жизни россиян был равен 0,646 (в 1985г. - 0,738); индекс уровня образования - 0,819 (ниже, чем в 1985 г., когда он равнялся 0,833, хотя этот показатель остается недосягаемым для большинства наиболее развитых стран мира); индекс реального ВВП на душу населения - 0,177. Таким образом, средний показатель от суммы трех индексов, т.е. ИРЧП в 1995г. равнялся 0,547. Это означает, что к началу 1995 года Россия перешла в группу стран со средним уровнем развития и заняла 119-е место среди тех 174 государств, индекс развития человеческого потенциала которых рассчитывался (для сравнения: в 1992 г. российский ИРЧП был равен 0,849, что позволяло Российской Федерации относиться к группе наиболее развитых государств и занимать среди них 52-е место). В 2002 г. Россия занимала 60-е место среди 173 государств, вошедших в ежегодный доклад ООН «О развитии человека». ИРЧП России постоянно растет: 0,771 - в 2000 г., 0,775 - в 2001 г. и 0,778 - в 2002 г., однако место России в рейтинге стран не возрастает, а периодически понижается (например, в 2002 г. оно было на пять позиций ниже, чем в 2001 г.). Это связано, прежде всего, с перемещениями других стран.

Среди недостатков, присущих ИРЧП, прежде всего, называют придание преувеличенного значения корреляции между доходами населения и благополучием (здоровьем, продолжительностью жизни, образованием). Некоторые страны явно достигли более высокого уровня развития человеческого потенциала, чем можно было бы ожидать, судя по уровню их доходов. Например, Шри-Ланка занимает 90-е место по ИРЧП, а по душевому доходу только 112-е; аналогичным образом Вьетнам находится на 110-м месте по ИРЧП, а по душевому доходу - на 133-м. Еще в 18 странах, в основном в бывших социалистических, уровень развития человеческого потенциала также выше по сравнению с их способностью производить товары и услуги, измеряемой через ВВП. По мнению некоторых специалистов, это может быть обусловлено более сложной взаимосвязью между уровнем доходов человека и его развитием. «По данным российских исследователей, для 77 из 174 обследованных ООН стран, рейтинг по уровню среднедушевого ВВП был выше, чем рейтинг по ИРЧП; среди них в таких богатых государствах, как Бруней, Кувейт, Саудовская Аравия, Люксембург, расхождение составляло 10 позиций и более. Можно сказать, что эти страны недостаточно используют результаты развития своей экономики на соответствующее развитие человека и нации». Среди других недостатков ИРЧП называют также то, что он не дает данных о качественных параметрах благосостояния, социальном равенстве и не дифференцирован по социально-возрастным группам.

В качестве дополнения к данным замечаниям и с учетом нашей темы можно добавить следующее. В ИРЧП фиксируются лишь минимальные параметры уровня социальной справедливости/несправедливости в обществе. Но показатели возможностей (например, по уровню доходов и образованию) существенно разнятся в рамках каждого общества в зависимости от социального статуса людей. Социальная дифференциация обусловливает наличие большого интервала возможностей, в котором представители разных классов и социальных групп занимают соответствующее место. С точки зрения практической пользы для повышения уровня социальной справедливости следовало бы, во-первых, регулярно рассчитывать ИРЧП разных классов и социальных групп (как и показатели ИРЧП разных регионов в пределах одного общества), во-вторых, разработать более дифференцированную шкалу оценок качества уже имеющихся показателей, а также тех характеристик человеческих потребностей, которые пока не нашли инструментального отражения в концепции развития человеческого потенциала. Такие уточнения необходимы, ибо главной целью этой концепции является установление социальной справедливости на основе «продуманной и реальной системы мер, базирующейся на более справедливом распределении производственных активов и доходов, ориентированной на развитие способностей и удовлетворение потребностей человека, его максимально активное участие в экономической, политической и культурной жизни». (Следует отметить, что некоторые шаги в этом направлении уже предпринимаются. Так, неравенство доходов пытаются учесть при расчете ИРЧП «с поправкой на распределение» или с другими поправками. А коррекцию с учетом проблемы неравенства полов предлагают осуществлять с помощью ИРГФ - «индекса развития с учетом гендерного фактора»).

Когда уровень доходов, возможностей удовлетворения потребностей (первичных и вторичных) большой части населения перестает соответствовать представлениям о достойной жизни (культурно обусловленном или выстроенном на социальном сравнении с богатыми), то происходит актуализация протестных настроений, дающих большой прирост разных видов девиантности. (Следует сказать, что даже в более или менее справедливо организованном обществе такой протест, основанный на социальном сравнении, будет существовать всегда, поскольку в принципе невозможно установить равенство всех и во всем. Однако можно предположить, что он, скорее всего, будет иметь преимущественно характер насилия не против других, а против себя, как выражение неудовлетворенности своими способностями, талантами, конкурентоспособностью, не позволяющими получить более высокую оценку, широкое признание и занять более высокий социальный статус, или как выражение протеста против благополучной, но слишком предсказуемой и размеренной повседневности. Возможно, высокий уровень самоубийств в некоторых благополучных скандинавских странах, например в Швеции и Финляндии, или в малых странах Европы - в Швейцарии и Дании можно отчасти объяснить именно таким образом). Государство вынуждено как-то реагировать на массовые формы протестов. Разумное государство вынуждено будет пересмотреть действующие нормы и выработать новое, приемлемое для граждан соглашение. Неразумное - будет стремиться к «усилению борьбы» с преступностью и другими видами нормонарушений. Но профилактика (превенция) и «борьба» с девиантностью путем увеличения численности полиции, судов и тюрем, а также усиления (ужесточения) мер наказания - совершенно бесперспективны, о чем убедительно свидетельствует опыт истории. Так что же можно реально сделать, чтобы как-то убавить социальное Зло? Почему в одних странах уровень девиантности очень высокий, а в других достаточно низкий?

Современные общества для поддержания определенного уровня социальной справедливости включают в свой арсенал действий две стратегии: установление социальной справедливости через выработку социально-адекватных норм и восстановление попранной справедливости в отношении отдельных граждан, социальных групп и подсистем, ибо даже при идеальной организации социума (что в принципе невозможно) нарушения норм будут сохраняться.

В качестве примера (но не образца, поскольку в каждой стране имеются свои специфические условия и предпосылки, не позволяющие прямого переноса организации одного общества на социальное пространство другого) разумной организации общества можно рассмотреть Японию. Здесь достаточно низкий по сравнению с другими цивилизованными странами уровень преступности и девиантности, высок уровень солидарности и интеграции членов социума. Как же это им удалось? Остановимся вкратце хотя бы на некоторых аспектах социальной организации.

Вплоть до 60-х годов XX века Япония была бедной, экономически и технологически отсталой страной. Трудовые отношения были одними из наихудших и наиболее жестоких в мире. До середины XX века марка «сделано в Японии» означала для покупателей всего мира низкое качество. Именно поэтому быстрый (почти что внезапный) экономический успех Японии выглядит как чудо. Почему это произошло? Рассмотрим только некоторые моменты, характеризующие устройство японского общества.

В 1955 году был организован «Японский центр производительности», нацеленный на широкую пропаганду идей, внедрение которых должно было создать социально-экономическую базу для высокой трудовой мотивации. Основные идеи этого центра (ныне крупнейшего в мире) сводятся к следующим трем принципам:

1. Принцип классовой солидарности: все меры, все управленческие решения по повышению производительности труда должны вырабатываться руководством компаний и профсоюзов совместно. Реализация этого принципа позволит повысить степень внутрифирменной солидарности и снять классовое противостояние между рабочими и предпринимателями, вовлечь всех сотрудников в процесс поиска оптимальных управленческих решений (демократизация управления), что, в свою очередь, снимет отчуждение наемных работников и пробудит коллективное творчество, направленное на совершенствование всех сторон организации фирмы.

2. Принцип ограниченного пожизненного найма: рост производительности естественным образом ведет к расширению возможностей, что позволяет в целях минимизации риска безработицы идти по возможности на временную избыточность рабочей силы на фирме. Реализация этого принципа ликвидирует страх перед безработицей, вселяет чувство уверенности, социальной защищенности и высокой солидарности.

3. Принцип справедливого распределения плодов высокой производительности: плоды повышения производительности должны быть справедливо поделены между руководством, трудящимися и потребителями. Реализация данного принципа является наиболее важным фактором для снятия отчуждения работников и включения их интересов и творческих возможностей в решение всех без исключения внутрифирменных проблем. В соответствии с данным принципом результаты усердного труда достаются не только предпринимателям и рабочим, но и потребителям. И здесь нет ошибки. Дело в том, что высокая производительность позволяет снизить цены на товары, и тем самым ее плоды пожинают все покупатели, т.е. все члены общества.

В течение 10 лет большинство японских фирм перестроило свою идеологию в соответствии с данными принципами. В результате возникли те следствия, совокупность которых стали во всем мире называть «японским чудом».

A) Воплощение этих принципов в практику сделало Японию страной с наиболее справедливой системой распределения доходов в мире.

Б) Япония сумела занять лидирующее положение в мире в обеспечении грамотности, социальной солидарности, качества и продолжительности жизни. В 1986 году (т.е. спустя 30 лет после начала реформ) она была признана самой конкурентоспособной страной в мире.

B) В стране царит культ усердного труда. Большинство людей, посетивших Японию, уезжают домой под сильным впечатлением, как рабочие буквально набрасываются на возникшие проблемы, с каким вниманием они относятся к мельчайшим деталям в работе.

Г) Педагогическая система японцев также нацелена на воспитание трудолюбия. Если европейские и американские родители уверены, что успехи их детей зависят, главным образом, от способностей, то японские, напротив, считают, что успехи детей зависят, главным образом, от усилий и труда. Японские дети учатся 240 дней в году, а американские и европейские - 180. В японских школах нет уборщиц, учащиеся сами подают себе пищу и убирают помещения. Профессия учителя священна, а его зарплата по закону в 2,4 раза выше, чем средняя зарплата по стране. В списке престижности профессий на первом месте стоит профессия учителя. Неудивительно, что средний японец сейчас подготовлен лучше, чем средний американец или европеец.

Д) Европейцы и американцы говорят о «правах», а возникающие проблемы стараются решить юридическими путями. Каждый год в США рассматривается свыше 25 млн. судебных дел. Там сосредоточены две трети всех юристов мира, а профессия юриста в списке престижности стоит на первом месте. Не потому ли в американском обществе довольно много антагонизмов и сутяжничества?

Иное дело - японцы: они предпочитают разговаривать в терминах «доверия» и «долга», а возникающие проблемы, главным образом, стараются решить путем соглашений, консенсуса и компромисса. Когда во взаимоотношениях людей существует справедливость, то судам делать нечего. Приведем лишь два примера: 1) из всех разводов по стране только 2% разбираются судами; 2) в Японии за год от огнестрельных ранений погибает не больше людей, чем в США - за один день.

Как видим, в обществе, где удается более или менее последовательно претворять в жизнь (установить) принцип социальной справедливости, за довольно короткое время можно нивелировать противоречия социального бытия и заодно минимизировать воздействие многих прямых и косвенных социальных девиантогенных факторов.

Разумеется, на установление социальной справедливости (как она понимается в данном обществе) нацелены все современные демократические общества. Об этом свидетельствуют идеи социального государства и их воплощение в жизнь (другое дело, что не всегда это получается разумно и эффективно). В дополнение к мерам по установлению социальной справедливости предпринимаются шаги и по ее поддержанию или восстановлению. В политической жизни на этом поприще действуют профсоюзы, политические и общественные организации и движения, защищающие интересы и права отдельных групп граждан. В правовой - установление контроля со стороны общественности за деятельностью судов, прокуратуры, пенитенциарных учреждений, декриминализация некоторых видов преступлений, расширение использования альтернативных мер наказания, проведение мероприятий в рамках восстановительного правосудия и др. В экономической сфере свидетельством тому может выступать расширение социальных инвестиций, которые предпринимают отдельные фирмы. В России в последнее время также получила признание модель социального партнерства. «В этой модели организация и общественность вступают в равноправные, партнерские взаимоотношения “взаимопроникающих систем”. Она основана на поиске взаимопонимания, установлении сотрудничества, поддержании контактов».

Особо стоит сказать о системе социальной работы, которая разворачивает свою деятельность на уровне взаимодействия индивидов и на плечи которой ложится самое трудное дело интеграции конкретных индивидов и групп в социум. Важной культурной предпосылкой, определяющей положение социальной работы в конкретном обществе, является господствующая концепция социальной справедливости - уравнительная или распределительная. «Сторонники уравнительной концепции справедливости настаивают на онтологическом равенстве и самоценности всех людей. Соответственно в отношении социальной помощи они проповедуют идеологию интеграции маргинальных групп в установившуюся социальную структуру. Сторонники распределительной концепции справедливости склонны исходить из значимости усилий, затрачиваемых людьми на формирование собственного образа жизни и общественно полезную деятельность. В трактовке стратегии социальной помощи они основываются на существовании дифференцированных возможностей социального участия представителей различных групп и признании неизбежности определенного уровня сегрегации по отношению к ним в обществе». Обе концепции имеют как достоинства, так и недостатки. Противоречивость первой проявляется при рассмотрении маргинальных групп. Здесь не достигается равенство возможностей, поскольку интеграция членов маргинальных групп в полноценную социокультурную жизнь требует предоставления больших возможностей по сравнению с обычными группами. «Не соблюдается и принцип равноправия, поскольку члены маргинальных групп наделяются льготами и привилегиями, законодательно не предусмотренными для других категорий граждан». Во второй концепции наблюдается отход от этики альтруизма. «Ответственность за преодоление маргинальности возлагается на самих ее носителей. Считается, что в современных обществах есть все необходимые условия для нормального существования, для исключения угрозы дефектного потомства... Эта концепция минимально альтруистична, и всякое обращение человека за помощью расценивается с ее позиций как слабость, ставящая личность в зависимость от других, т.е. в неравное с ними социальное положение». Несмотря на недостатки, система социальной работы, наряду с благотворительностью, имеет своей миссией восстановление справедливости, повышение уровня интеграции и солидарности членов общества.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Предмет и метод экономической социологии
Психосоциальная помощь в адаптации лицеистов к условиям вузовского обучения
Социальная трансформация
Причинные теории девиации и девиантности.
Мужчины и женщины - стереотипы в современном обществе
Вернуться к списку публикаций