2013-06-19 09:33:29
ГлавнаяСоциология — Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.



Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.


Для российской практики эти два момента имеют важное значение. Мы знаем, что просто постановка на учет в милиции в связи с каким-нибудь незначительным проступком может самым негативным образом сказаться на судьбе молодого человека, например, при поступлении в вуз, зачислении в определенные войска при призыве в армию, получении рекомендаций для поступления в аспирантуру, поездке за границу и т.д. Такое социальное исключение, преследующее молодого человека всю жизнь, также способствует возникновению отчуждения, которое находит выплеск в разного рода девиантных поступках: от ухода в потребление алкоголя или наркотиков до совершения тяжких преступлений. При этом не следует забывать о чудовищной практике обращения с несовершеннолетними в милиции: пытки и изнасилования, издевательства и угрозы, шантаж и нечеловеческие условия пребывания в СИЗО. К сожалению, реалии нашей жизни таковы, что любое соприкосновение с милицией даже взрослого человека причиняет глубокую психическую, а иногда физическую травму на всю жизнь. Что уж тут говорить о незрелой и неокрепшей душе ребенка! И это будет продолжаться еще долго, поскольку мы не имеем ни других судей, ни других милиционеров, ни другого общества, способного воспротивиться сложившейся ситуации через создание социально-адекватной системы ювенальной юстиции. Но вернемся к американской практике.

Вместе с созданием специальных служб возникла проблема определения статуса лица, попавшего в поле зрения специальных служб. Американцы термин «лицо, совершившее мелкое уголовное преступление или гражданское правонарушение» заменили терминами «лицо, нуждающееся в надзоре», «ребенок с неправильным поведением», «ребенок с нарушениями эмоциональной сферы» (у европейцев получил распространение термин «подросток, имеющий проблемы с законом»). Можно себе представить, сколько обидных кличек и дразнилок придумывают одноклассники, когда узнают, что некий Джон - «ребенок с нарушениями эмоциональной сферы»! Сами эти термины способствуют тому, что поведение ребенка будет изменяться не в лучшую сторону. Кроме того, они подсказывают оправдание для ребенка, нуждающегося в помощи, поскольку указывают на причину его «инаковости» по сравнению с так называемыми нормальными детьми. При этом взрослые почему-то забывают, что, как правило, в поле зрения контролирующих инстанций в первую очередь попадают далеко не худшие подростки (напомним, речь сейчас идет о подростках, совершивших мелкие правонарушения и гражданские проступки). Чаше всего - это подростки, не научившиеся пока скрывать свои поступки, а значит - хитрить, обманывать, делать исподтишка, и скрываться от взрослых.

Другая проблема - это некоторый произвол в отборе подростков, которые должны быть поставлены на учет для исправления по месту жительства. Кто имеет право решать и каковы объективные критерии такого решения? Чаще всего решение принимается с опорой на субъективное восприятие личности ребенка или характеристики третьих лиц (соседей, администрации школы, родственников). Здесь также возможна несправедливая стигматизация, основанная на неприятии взрослым человеком некоторых черт ребенка, а также обусловленная отсутствием социально-адекватных критериев отбора лиц, действительно нуждающихся в привлечении усилий официальных инстанций.

И, наконец, еще одно обстоятельство, вызвавшее серьезные социальные последствия: дети получают помощь от служб, которые не подчинены нормам судопроизводства для несовершеннолетних, а это способствует возникновению системы вторичного наказания для подростков, не подчиняющихся требованиям и указаниям этих служб. Здесь налицо неоправданное ужесточение социального контроля, которое повышает несправедливость в обществе, способствуют отчуждению, социальному исключению и росту всех проявлений девиантного поведения.

В подтверждение критических замечаний можно привести данные исследований, которые провели американские социологи. Эти исследования показали, что программы реабилитации, реализуемые специальными службами, обладают не большей эффективностью в сокращении рецидива, чем совершенствование системы судопроизводства или просто освобождение из исправительных учреждений. Кроме того, постоянно возрастают расходы на эти программы, а также расходы в сферах, непосредственно соприкасающихся с проблемой (социальное обеспечение, психиатрическое лечение и т.д.).

Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующий обобщающий вывод: несмотря на многообразие существующих теорий девиантности, исходящих подчас из диаметрально противоположных мировоззренческих и методологических посылок, имеющих разный понятийный аппарат, использующих различный фактологический материал, стиль и методы изложения, имеющих разную глубину проработки и логической обоснованности, все они могут быть объединены в рамках одной концепции, поскольку каждая из них раскрывает прямо или косвенно одну или несколько сторон социальной и/или индивидуальной несправедливости. При этом следует иметь в виду, что содержание понятий «социальная справедливость» и «социальная несправедливость» остаются постоянными в разных обществах, а объемы этих понятий могут различаться как в разных обществах, так и в одном и том же обществе в разные времена. С изменением объема названных понятий неизбежно изменится объем понятия «девиантное поведение», поскольку изменятся совокупности социально-адекватных и социально-неадекватных норм, задающих нормативную базу для социальных взаимодействий. Логику проявления социальной несправедливости на разных уровнях социальной реальности можно представить следующим образом (схема 1).


Логика проявления социальной несправедливости на разных уровнях социальной реальности

Схема 1. Логика проявления социальной несправедливости на разных уровнях социальной реальности


В схеме представлена «сиюминутная», статичная картина влияния социальной несправедливости на возникновение разных видов девиантности. В существующих объяснительных концепциях это влияние рассматривается через призму различных социальных процессов и явлений (аномия, стигматизация, субкультурная дифференциация, конфликты, ослабление социальных связей и контроля и т.д.), отражающих то или иное проявление социальной несправедливости, предстающей как нарушение меры общественной пользы (социальной адекватности) законов и других нормативных предписаний (формальных и неформальных), устанавливающих и поддерживающих на основе соглашения такой порядок жизнедеятельности людей и организаций, физических и юридических лиц, который способствует выживанию и развитию социума, а также обеспечивает интеграцию и достойное существование членов общества. Таким образом, понятие «социальная несправедливость» выступает как основа, позволяющая объединить имеющиеся представления о преступности и девиантности. Понятия, при помощи которых современные концепции описывают возникновение преступности и девиантности в обществе («аномия», «стигматизация», «субкультурная дифференциация», «конфликты властей», «конфликт социальных групп», «ослабление социальных связей», «уменьшение социального контроля» и т.д.), соотносятся с понятием «социальная несправедливость» как отдельное и общее, или как часть и целое, или как менее абстрактное и более абстрактное понятия. Они, по сути дела, описывают разные формы выражения социальной несправедливости: экономическую правовую, религиозную, моральную, социально-политическую и т.д., а также следствия социальной несправедливости в виде разных форм и видов девиантности. Механизмами актуализации этих форм выступают:

- социальное исключение, т.е. разрыв социальных связей, за которым следуют кризис личностной идентичности и социальная дисквалификация человека;

- отчуждение - такое состояние и умонастроение человека, при котором он воспринимает окружающую социальную действительность как несправедливую, чуждую и даже враждебную ему;

- насилие - такое воздействие одного социального агента (человека, группы, системы) на другого, которое причиняет ему ничем не заслуженный физический и/или психологический вред либо превышает меру эквивалентного воздаяния в ответных реакциях;

- агрессия как начало насильственных действий в отношении какого-либо не провинившегося агента либо демонстрация открытой враждебности, угрозы силой, недвусмысленно показывающих тому вполне реальную возможность применения к нему насилия.

Кроме того, в ходе проведенного анализа было выяснено, что теории преступности и девиантности при рассмотрении причин этих явлений каждый раз обращаются к анализу социальных норм. Иногда их наличие рассматривается как ближайшие причины воспроизводства девиантности (если нормы являются социально-неадекватными), а иногда как желательные, но отсутствующие в обществе регуляторы социального порядка (если речь идет о нехватке социально-адекватных норм). Но социальные нормы, вернее - мера их полезности, являются средством установления и восстановления социальной справедливости. Это позволяет говорить о нарушении социальной справедливости - социальной несправедливости - как наиболее общей причине, которая в каждом конкретном случае конкретизируется через более частные феномены - аномию, стигматизацию, конфликт властей и социальных групп, дестабилизацию, ослабление социальных связей, отсутствие адекватного контроля и т.д. (Надо учитывать, что возникшие виды девиантности в дальнейшем сами влияют на уровень социальной несправедливости).

Предложенная концепция социальной несправедливости должна квалифицироваться именно как общая социологическая теория девиантности, поскольку она, во-первых, выходит на уровень фундаментальных исследований, задачей которых является приращение и систематизация накопленных знаний путем построения теорий, раскрывающих закономерности и принципы организации, функционирования и развития общества. Во-вторых, она является основой для объединения, интеграции теорий среднего уровня, каковыми являются современные теории девиантности: аномии, стигматизации, субкультурной дифференциации, конфликта властей, конфликта социальных групп, ослабления социальных связей, уменьшения социального контроля, дестабилизации, социальной дифференциации и др. Их главной задачей выступает конкретизация основных положений метатеории через описание разных сторон, проявлений, последствий феномена социальной несправедливости в ее прикладном, операциональном значении.


Шипунова Татьяна Владимировна



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Психосоциальные аспекты работы психолога с родителями детей и подростков, демонстрирующих симптомы посттравматического стрессового расстройства
Социальная трансформация
Научные взгляды Питирима Александровича Сорокина
Социальные нормы и отклонения от них.
Подростковое материнство - одна из причин социального сиротства: психосоциальный анализ
Вернуться к списку публикаций