2013-06-19 07:08:47
ГлавнаяСоциология — Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.



Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.


Общая теория действия.

Общая теория действия была развита Парсонсом с использованием основных положений волюнтаристской теории, рассмотренной выше. Как будет показано ниже, волюнтаристская теория вписывается в общую теорию как ее составная часть. Несмотря на разнообразие тем и способов их рассмотрения, в творчестве ученого прослеживается внутреннее единство содержания. Конструируя общую теорию действия, Парсонс остается верен своей стратегии построения теории: он начинает формулировку ее положений с введения системы координат. Стремление Парсонса к четкой фиксации координат, в которых применимы понятия теории, говорит о редкой среди социальных ученых систематичности мышления. В этом плане Парсонс стоит близко к позитивистской традиции в социологии, представленной Дюркгеймом, которая отмечена строгим методом. С другой стороны, описание системы координат указывает, что вдохновляющий пример Парето, который в «Трактате по общей социологии» ограничил границы применимости социальных наук сферой действия.

Само название концептуальной схемы - «общая теория» - указывает на ее большую фундаментальность по сравнению с волюнтаристской теорией. Изложение основных положений теории опирается на психологический фундамент. Вопрос о том, до какой степени поведение человека определяется его биологической природой лежит в основе всей теории, хотя и является вспомогательным. Точка зрения Парсонса на «биологический» вопрос формулируется однозначно, хотя и несколько бездоказательно. Ученый уверен, что существует «набор потребностей, хотя первоначально и организуемый вокруг физиологических процессов, но обладающий такими свойствами, которые делаю невозможной исключительно физиологическую детерминацию организации действия». Парсонс указывает, что существует достаточно много альтернативных способов удовлетворения одних и тех же биологических по своему происхождению потребностей, хотя и признает существование некоторой системы внутренних потребностей, основанной на процессах взаимообмена организма с окружающей средой. Таким образом, признается, что поведение человека детерминируется тем, что условно можно обозначить как «социальное», хотя в данном контексте этот термин следует понимать расширительно, поскольку он включает «культурные элементы», что противоречит трактовке Парсонса, который рассматривает «культурные системы» отдельно от «социальных».

Есть, тем не менее, один момент, который представляется важным - набор органических потребностей обладает существенным свойством — различением позитивного и негативного с точки зрения данного организма. Это свойство столь сильно влияет на все поведение человека, что не может быть отброшено. Человек стремится получить то, что представляется необходимым для поддержания деятельности организма и избегать того, что может причинить ущерб организму. В конечном итоге, это фундаментальное свойство человеческого поведения, по крайней мере, с точки зрения Парсонса. На этой основе затем развертывается система общей теории действия. До какой степени такое суждение о свойствах человеческого поведения можно принять? Представляется, что стратегия самосохранения является нормальной для любого живого организма, не только для человека в большинстве ситуаций. Конечно, возможно множество исключений, которые касаются в первую очередь осмысленного человеческого поведения (примером может послужить такой поступок как самоубийство, которое явно противоречит стратегии самосохранения). Кажется, что точку зрения Парсонса (а она разделялась многими учеными - социологами, в том числе теме, кто стоял в теоретической оппозиции Парсонсу), нельзя принять безоговорочно, поскольку она превращает человека в «искателя собственного удовлетворения», по сути дела в гедониста. Однако различение «удовлетворение/отсутствие удовлетворения» выступает только как отправной пункт: «Это различение является начальным моментом сложного процесса последующей дифференциации исходного набора (физиологических потребностей) с образованием потребностей-предрасположений, которые обладают разной степенью своеобразия». Таким образом, исходной точкой остается все-таки организм, однако не более чем исходной точкой.

Центральным понятием теории действия является, очевидно, понятия самого действия. Парсонс не дает строгого определения того, что такое действие. Он описывает, при каких условиях поведение индивида может считаться действием. Определение через описание элементов - одна из особенностей стиля Парсонса, который он привез из Германии и которые исследователи его творчества определяют как «тяжелый» (ponderous). Итак, действие отличается от поведения, под которым, видимо, понимается любое проявление жизнедеятельности индивида. Поведение можно рассматривать как действие, если оно ориентировано на достижение цели в ситуации с нормативно регулируемой затратой энергии. Явно видны, по меньшей мере, три признака, которые делают поведение действием:

1. наличие цели (целеориентированность);

2. наличие ситуации;

3. наличие затрат энергии (которые Парсонс по непонятной причине называет «мотивацией»);

4. наконец, наличие нормативного регулирования затрат энергии (т.е. «мотивации»).

«... Существует четыре момента, которые необходимо отметить в концептуализации такого (целеориентированного с нормативным регулированием затрат) поведения: 1) поведение ориентировано на достижение целей или задач или какого-либо предвидимого положения дел; 2) оно имеет место в ситуациях; 3) оно нормативно регулируется; 4) оно включает затрату энергии или усилий, т.е. «мотивацию» (которая может быть более или менее организованной независимо от включенности ее в действие)».

В этом определении видятся, по меньшей мере, несколько странных моментов: почему наличие ситуации отличает действие от поведения? что уникального в том, что в процессе действия происходит затрата энергии? Разве любое событие вообще, в самом широком смысле, не происходит в ситуации? И разве любое поведение не требует затрат энергии на его осуществление? Ответ на эти вопросы приносит дальнейшее рассмотрение теории. Коль скоро, действие концептуализируется через вышеперечисленные понятия остается раскрыть их содержание. Фактически то описание действия, которое было сделано выше, это описание «единичного акта», как он был определен в «Структуре социального действия». Постулируется, во-первых, наличие целей всякого действия, во-вторых, точно также имеется ситуация. Однако в общей теории действия понятие «ситуации» рассматривается под иным углом зрения, нежели в «Структуре». Парсонсом вводится дополняющее понятие «ориентации», которое является на взгляд автора данного исследования одним из двух ключевых моментов отличия общей теории от волюнтаристской. Далее, как и в волюнтаристской теории, имеется аспект нормативного регулирования действия. Но и он развернут несколько в иную плоскость. Именно на этих отличиях и будет сосредоточено дальнейшее рассмотрение. Наконец, присутствует также понятие «актора». Актор может быть как индивидом, так и коллективом, с точки зрения общей теории это не важно. Существенно то, что он является источником действия. В коллективной работе «К общей теории действия» теоретической интерес Парсонса и его коллег смещается в тоже время от понятия «единичного акта» к понятию «систем действия». Смещение интереса обусловлено глубокой убежденность, что «действия эмпирически не разрозненны, но совершаются плеядами», которые Парсонс обозначает как системы. В центре нашего рассмотрения, таким образом, будут системы действия.

Как было указано выше, понятие «ситуации» и сопряженное с ним понятие «ориентации» составляют ядро общей теории действия. Ситуация определяется Парсонсом более или менее также, как в «Структуре социального действия». В этой работе ситуация описывалась, как состоящая из объектов, которые, с одной стороны, могут доступны манипуляциям со стороны актора и выступают как «средства» достижения цели, с другой стороны, могут находиться вне контроля со стороны актора и выступать как «условия», при которых происходит действие. В новой трактовке, ситуация есть нечто состоящее из объектов, которые могут стать, а могут и не стать объектами «ориентации» актора. Ситуация действия - «это та часть внешнего мира, которая нечто значит для актора, чьи действия исследуются. Она только часть всей совокупности объектов, которые могут быть приняты во внимание. Конкретно, это та часть, по отношению к которой актор ориентирован и в которой ... действует». Объекты ситуации распадаются на две большие группы: несоциальные (физические или культурные) объекты и социальные (другие акторы или группы акторов) объекты. Стоит отметить, что различение объектов как условий и средств в рассмотрение не вводится, но это не означает, что такое разграничение противоречило бы общей теории действия.

«Ситуация» рассматривается Парсонсом в тесной связи с понятием «ориентации», поэтому для того, чтобы продолжить рассмотрение классификации объектов, необходимо дать хотя бы предварительное определение «ориентации». Для того чтобы определить, что есть «ориентация» следует исходить из того, что в ситуации действия актор некоторым образом определяет свое положение относительно ситуации и ее объектов. Таким образом, имеет место момент субъективной значимости объектов ситуации для индивида. Значимость связано с тем, насколько объект может повлиять на достижение актором его цели. Таким образом, речь идет о субъективной значимости объектов ситуации для актора в конкретной ситуации конкретного действия. Ориентация представляет собой определение того, чем является объект ситуации, насколько он способен принести удовлетворение и, наконец, «рецепт» того, как его можно в данной ситуации использовать. «Ориентация» - это субъективный аспект теории, на который Парсонс указал в «Структуре социального действия», как на неотъемлемое свойство социологической теории вообще, если она хочет избежать редукционизма и сведения действий индивида до уровня генетически заданных реакций или реакций, полностью детерминированных факторам окружения. Таким образом, между общей теорией действия и волюнтаристской теорией действия очевидна преемственность.

Как отмечал американский социологи Олвин Гоулднер в своей работе «Грядущий кризис западной социологии» (“The coming crisis of Western sociology”), характерной чертой парсоновского теоретизирования является построение классификаций, основанных на подразделении данных понятий на ряд других, частных. Принимая это суждения, хотя и не разделяя критического тона Гоулднера, обвиняющего Парсонса в «таксономическом рвении», в дальнейшем мы сосредоточим внимание на рассмотрении классификаций основных понятий теории, затем обратимся к реконструкции теории в ее целостности.

Центральными понятиями, как было отмечено выше, можно считать понятия «актора», «ситуации» и «ориентации», причем наиболее важным является последнее. Наконец, существенное значение имеет понятие систем действия. Системы действия - понятие, которое прямо выводится из понятия «единичного акта» «Структуры социального действия». «Единичный акт» является дискретным действием, которое является чистым, аналитически выделенным понятием. Однако, как и всякая абстракция, в эмпирической реальности в чистом виде он не встречается. Напротив, в действительности действия совершаются «плеядами», то есть образуют системы. «Слово «система» употребляется для обозначения определенных отношений взаимозависимости, существующих в комплексе эмпирических явлений. Понятию «система» противопоставляется понятие случайной изменчивости.

Однако из этого противопоставления не следует вывод относительно жесткости системы».

Известно, что Парсонс выделяет три системы действия - личность, социальную систему и культурную системы. «Социальная система - это система действия, обладающая следующими характеристиками. 1) Она включает в себя процесс взаимодействия между двумя или более акторами;.... 2) Ситуация, на которую ориентирован актор, включает в себя других акторов.... 3) В социальной системе может осуществляться как независимое, так отчасти и согласованное действие, в котором согласие является функцией коллективной целевой ориентации или общих ценностей...».

«Система личности - это система действия, которая обладает следующими характеристиками. 1) Это система, обеспечивающая взаимосвязанность действий отдельного актора. 2) Действия актора организованны в структуру с помощью диспозиции потребностей. 3) Поскольку действия некоторого множества акторов не могут оцениваться как случайные, но должны быть организованы на основании совместимости и интеграции, постольку и действия отдельного актора определяются совместимостью и интеграцией с действиями других акторов...».

«Культурная система - это система, которая обладает следующими характеристиками. 1) Она формируется не с помощью взаимодействия и не с помощью организации действий отдельного актора ..., а с помощью организации ценностей, норм и символов, которые руководят выбором актора, и которые ограничивают виды взаимодействия, возможные для данного актора. 2) Таким образом, культурная система - это не эмпирическая система, в том смысле как социальная система или личность, поскольку она представляет собою особый тип абстрагирования элементов указанных систем. Эти элементы, однако, могут существовать отдельно как физические символы и передаваться от одной эмпирической системы действия к другой. 3) В культурной системе эталоны регулирующих норм (и других культурных элементов, которые управляют выбором конкретных акторов) не могут быть случайными или несвязанными друг с другом элементами. Если, следовательно, система культуры участвует в организации системы эмпирического действия, она должна обладать определенной степенью консистентности. 4) Таким образом, культурная система - это модель культуры, отдельные части которой взаимосвязаны так, что формируют системы убеждений и системы экспрессивных символов».

Эти системы, вполне естественно, не являются реальными явлениями эмпирического мира, они суть аналитические абстракции. Если первые две системы имеют между собой действительное соответствие в силу того, что могут существовать как эмпирические системы, то постановка с ними в один ряд системы убеждений и экспрессивных символов кажется неправомерной. В самом деле, и личность, и социальная система (простейшим примером которой является групп) могут проявлять себя в действии, то есть быть актором. В тоже самое время культурная система является системой иного плана, так как, во-первых, не может быть актором, а, во-вторых, как таковая не имеет самостоятельного эмпирического существования (особый тип абстрагирования элементов личностной или социальной систем). В постановке культуры в один ряд с эмпирическими системами действия выражается то огромное значение, которое Парсонс придавал нормативной регуляции действия. Представляется, что особый тип абстрагирования мог бы дать ряд других систем того же порядка: например, абстрагирование отношений господства - подчинения в рамках группы могло бы дать еще одну систему - политическую. Точно также, выделение элементов взаимного обмена можно было бы рассмотреть как экономическую систему. Отсутствие у Парсонса такого выделения говорит об определенной заданности мышления ученого. В чистом виде, можно говорить о двух эмпирических системах действия — личности и социальной системы, которые являются определенными способами организации действия.

И личности, и социальные системы могут быть акторами. Акторы, таким образом, - это эмпирические системы действия. Актор — точка отсчета при исследовании действия, поскольку только актор может являться его субъектом. Для Парсонса является важным различение индивидуального актора (личности) и коллективного актора (группы, т.е. социальной системы). Возможность существования коллективного актора определяется способностью индивидов, входящих в коллектив совместно преследовать общие цели в рамках единой стратегии их достижения. Кроме того, акторы могут быть объектами действия. Субъект-объектное различение имеет долгую традицию в гносеологии, поэтому неудивительно, что оно было введено Парсонсом в его теорию. Актора можно считать субъектом, если он является источником действия. В противоположном случае, он является объектом.

Система, о которой говорит Парсонс, является точкой, вокруг которой выстраивается действие. Поэтому три основных понятийных элемента теории: «актор», «ситуация» и «ориентация» применимы к данным системам. Что касается актора, то выше было продемонстрировано, каким образом это понятие вписывается в систему координат теории. «Ситуация» действия понимается в общей теории в полном согласии с тем определением, которое Парсонс дал ему в «Структуре социального действия»: это условия, в которых протекает действия. Однако в работе «К общей теории действия» появляется еще одно определение, которое не противоречит первому, а дополняет его: ситуация состоит из объектов, на которые актор может быть ориентирован. Таким образом, ситуация имеет значение в той степени, в какой актор может быть ориентирован на ее объекты. Иначе говоря, ситуаций действия является только то, что имеет для индивида субъективную значимость. «Ситуация действия... - это такая часть внешнего мира, которая нечто значит для данного анализируемого актора». Парсонсом предлагается подробная классификация объектов, которые могут составлять ситуацию. Основой для классификации является следующий критерий: возможность вступления объекта во взаимодействие с актором. Это свойство называется модальностью. Модальность — это один из аспектов объекта, с точки зрения которых объект может быть значим для актора. Парсонс вводит различение социальной (объект может вступить во взаимодействие) и несоциальной модальностей. Таким образом, можно выделить социальные объекты, для которых обобщающим является термин «alter» («другой»), в противоположность обозначению субъекта действия «ego» («Я»). Парсонс вводит ряд дальнейших различений социальных объектов, но они имеют значение только в контексте понятия «ориентация», поэтому к их рассмотрению будет необходимо вернуться позднее.

Объекты, обладающие несоциальной модальность, т.е. не могущие вступить во взаимодействие с субъектом действия, подразделяются на физические и культурные. Между этими двумя видами существует значительное различие. Оно структурируется тем фактом, что большинство физических предметов могут находиться во владении, что обозначает обладание правами ими распоряжаться. Культурные объекты могут быть интернализированы, т.е. стать частью личности индивида. Как таковые они могут передаваться от одного индивида к другому, что невозможно в отношении физических предметов, в отношении которых может передаваться только право владение. Хотя это различение и следует признать в общем верным, его основание вызывает серьезные сомнения. В самом деле, из него следует, что физические предметы не могут передаваться от одного индивида к другому, что, конечно, является неверным. С другой стороны, далеко не все объекты, которые называют культурными, могут быть интернализированы. Граница между физическими и культурными объектами зыбка. Признано, что в широком смысле любой предмет, произведенный человеком, является элементом культуры. Во всяком случае, именно в этом смысле говорят о предметах материальной культуры. Вряд ли такие предметы материальной культуры как Колизей или Тадж-Махал могут быть интернализированы.

Очевидно, что то техническое определение культуры, которым пользуется Парсонс отличается от широкого определения, которое позволяет предполагать существование материальной культуры. Выше было указано, что в техническое определение культуры у Парсонса подразумевает, что она состоит их эталонов поведения, норм и ценностей, которые действительно могут быть интернализированы. Такое понимание культуры значительно уже определения культуры как «второй природы», которого придерживается автор настоящего сочинения. Поэтому, принимая разделение на социальные и несоциальные объекты как верное, в тоже время следует иметь в виду, что в основе классификации последних на культурные и физические лежит узкое понятие культуры. Как говорит Парсонс, «в принципе, каждый вид культурного объекта может быть интернализирован».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Подростковое материнство - одна из причин социального сиротства: психосоциальный анализ
Развитие понятийного аппарата социологии управления
Жизненное определение выпускников интернатных учреждений как психосоциальная проблема
Актуализация концепции социальной эволюции Г. Спенсера в современных условиях.
Гендер как инструмент политологического анализа
Вернуться к списку публикаций