2013-06-19 07:08:47
ГлавнаяСоциология — Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.



Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.


Волюнтаристская теория действия.

Первой кульминационной точкой в развитии Т. Парсонсом его теории стала волюнтаристская теория действия. Эта теория была изложена в работе «Structure of social action» («Структура социального действия», 1937 г.). В своей научной биографии Парсонс называет волюнтаристскую теорию действия «первым большим синтезом», который стал результатом «сложной серии исследований». С другой стороны, волюнтаристскую теорию действия можно считать тем отправным пунктом, с которой началось развитие собственной теоретической концепции ученого. Как отмечал один из исследователей теоретического наследия Парсонса американский социолог Эдуард Девере (Edward С. Devereux), теория социального действия стала плодом десятилетнего изучения творчества выдающихся ученых предшествующего поколения. Среди них, прежде всего, выделяются (в том числе самим Парсонсом) Вильфредо Парето, Эмиль Дюркгейм и Макс Вебер, а также классик экономической науки, один из основоположников неоклассической политической экономии Альфред Маршалл. Парсоновская трактовка их наследия вызвала критику. Его обвиняли в том, что он «вырывает» и подгоняет под свою концепцию фрагменты из Парето, Вебера, Дюркгейма, Маршалла. Однако с точки зрения настоящего исследования правомерность трактовки наследия этих ученых не имеет особого значения. Волюнтаристская теория интересна как отправной пункт парсоновского синтеза. По этой причине рассмотрение источников волюнтаристской теории будет носить ограниченный характер.

Примечательно, что «Структура социального действия» это не столько работа, направленная на создание волюнтаристской теории действия. Это историческая работа, целью которой было вычленение общего направления развития европейской социальной и, в частности, социологической мысли. «В центре внимания будет находиться процесс развития одной из последовательных теоретических систем, а именно системы, которая названа волюнтаристской теорией действия, а также определения понятий этой теории». Очевидно, что Парсонс рассматривает теорию действия как уже готовую, вполне сформировавшуюся «концептуальную схему», развитие которой настолько своеобразно и выразительно, что может само по себе составить основу целого монографического исследования.

Особенность теории, или «концептуальной схемы» (Парсонс предпочитает говорить именно так) в том, что она существовала в рамках социальной науки в нескольких вариантах, каждый из которых имел свои особенности, достоинства и недостатки. Таким образом, в работе происходит анализ процесса развития уже сложившейся теории, а не формулировка новой. Даже если предположить, что взгляд Парсонса на развитие теории действия ошибочен и единой концептуальной схемы не существовало, этой точкой зрения невозможно пренебречь. Она легла в основу хода рассуждений. Первое значимое для этой работы следствие состоит в том, что Парсонс довольно коротко обозначает основные положения теории. Собственный вклад в развитие этой теории Парсонс обозначает как «эксплицитное теоретизирование».

Для того чтобы достаточно четко понять содержание «эксплицитного теоретизирования» Парсонса, необходимо, прежде всего, отметить, что теория действия (в широком смысле, а не только волюнтаристская теория) в его понимании - это теоретическая схема, которая обладает набором характеристик, присущих всякой теории. Это, во-первых, стремление к логической замкнутости, то есть состоянию, при котором «каждая из логических импликаций, выведенных из любого положения внутри системы, находит выражение в другом положении той же системы». Иначе говоря, в теории не должно быть несформулированных предпосылок. Во-вторых, теория действия обладает своей системой координат. В-третьих, в теории существует «единица», которая характеризуется через набор свойств (аналитических элементов), которые строго определены и без которых «единица» не может считаться существующей в данной системе координат. Это, конечно, не означает, что она вообще не существует. Она только не может подвергаться исследованию в данной системе координат. Дать характеристику «теории действия», а также указать на особенности «волюнтаристской теории» можно, рассмотрев систему координат и ее единицу.

Система координат теории действия (frame of reference) выглядит так:

1. Существует минимальный набор структурных элементов действия. Особенность любой концептуальной схемы в любой науке - это дробление конкретных явлений на части, единицы. Для классической механики характерно использование такой единицы как частица. При этом единица обладает определенным набором характеристик, которые являются ее неотъемлемыми качествами. Без них ее существование не может быть раскрыто и является с точки зрения данной теории бессмысленным. В классической механике частица обладает массой, скоростью, ее положение в пространстве определенно. Частица, не обладающая массой или не охарактеризованная с точки зрения своего положения в пространстве, не может быть исследована в рамках закономерностей классической механики, хотя может быть исследована в других разделах физики.

Теория действия не является исключением. Для нее характерна своя «мельчайшая» единица реальности, которая является конечной и неделимой. Такой единицей Парсонс называет «единичный акт» (unit act). Это понятие, как и многие другие понятия парсонианских концепций, является аналитическим, т.е. не имеет прямого соответствия в эмпирической реальности. «Следует подчеркнуть, что, говоря о единице действия как о существующей целостности, мы не имеем при этом ввиду конкретное пространственное или иным образом определенное существование, но говорим о возможности представить его как единицу в терминах определенной системы координат».

Подобно частице классической механики «единичный акт» характеризуется определенным «минимально необходимым» числом терминов, структурных элементов, как было указано выше. «Единичный акт» включает в себя:

- агента действия, или «актора»;

- цель, под которым понимается желаемое будущее положение вещей;

- «ситуацию» (как будет ясно в дальнейшем, это один из существенных компонентов концепций Парсонса на всех этапах его творчества). Особенностью ситуации является то, что ее направление развития отличается от желаемого положения вещей. В ситуации необходимо различать два существенных компонента: тот, который поддается контролю со стороны актора, и тот, который актор контролировать не может. Те компоненты, которые контролируются, Парсонс называет «средствами». Соответственно, неконтролируемые - «условиями» действия;

- определенный способ взаимоотношения элементов друг с другом. Парсонс определяет это как «нормативный» аспект действия. Норма у Парсонса понимается как «вербальное описание конкретного хода действия, который, таким образом, рассматривается как желательный, в сочетании с предписанием согласовывать будущие действия с этим образцом». Под «нормой» Парсонс понимает социально одобряемые способы и модели поведения. Они определяют способ взаимосвязи между остальными компонентами действия, в частности, определяют выбор средств достижения цели из возможного круга альтернативных способов ее достижения. Подобное понимание «нормы», как представляется отлично от традиционного, восходящего к Дюркгейму, который понимает под «нормальным» то, что «имеет место в большинстве ... обществ» определенного типа. «Норма» в понимании Парсонса содержит ценностный компонент, совмещая в себе как понятие «нормы» в чистом виде, так и понятие «ценности».

2. Действие по сути своей телеологично. Это ясно уже из того, что цель является неотъемлемым компонентом «единичного акта». С телеологичность действия связан нормативный аспект, о котором уже упоминалось. «Как процесс, действие является процессом изменения ситуативных элементов в направлении соответствия нормам». Однако предполагается также наличие определенной сферы выбора, доступной действующему лицу. Это подразумевает, что индивид обладает возможностью свободного выбора, как целей своего действия, так и средств его достижения.

3. Любое действие развивается во времени и, следовательно, обладает некоторой временной протяженностью. Это очевидно, поскольку всякий процесс и действие, в том числе развернуто во времени. Действие ориентированно на будущее, поскольку «цель» - желаемое, но несуществующее положение вещей.

4. Субъективность системы координат схемы. «То есть: она (схема) имеет дело с явлениями, с предметами и событиями, как они представляются с точки зрения того актора, действие которого анализируется и рассматривается». Это положение довольно трудно для понимания. Чтобы пояснить его, Парсонс разъясняет, что все явления, которые анализируются, должны быть сводимы к терминам, которые в особом смысле являются субъективными. Параллель этому можно усмотреть в веберовском требовании принимать в расчет то обстоятельство, что человек есть существо, действующее сознательно, то, что «для социологии ..., так же как и для истории, объектом познания является смысловая связь поведения». Единица отсчета схемы - ego, или «я» индивида, организм понимается как одна из составляющих ситуации. А характеристики организма, такие как физические или интеллектуальные качества, являются «средствами», используемыми для достижения цели, и «условиями», ограничивающими возможность выбора стратегии достижения цели. Физическое окружение и биологический организм, хотя важны, но должны приниматься в теории как целое, без дальнейшего дробления на «единицы», поскольку единицы, на которые их можно дробить, не существенны с точки зрения анализа «единичного акта».

Эти черты, будучи системой координат, не являются частями конкретной системы действия. Это средство локализации процесса действия, логическая структура, которая «описывает все релевантные проявления в терминах единой системы координат». Для того чтобы более полно показать статус этой системы координат применительно к конкретным явлениям, Парсонс приводит пример с человеком, который покончил жизнь самоубийством, спрыгнув с моста в реку. «Допустим, что человек прыгнул с моста в реку с целью самоубийства. Социальный ученый будет описывать это происшествие как «действие»;... Для социолога этот акт имеет «конкретную» цель - смерть; действующее лицо предвидит «свою смерть в воде». Средством является «прыжок». «Условия» включают высоту моста, глубину воды, отдаленность места падения от берега, физиологические последствия удара, наполнение легких водой и т.д. Актор «ориентирует» себя по отношению к явлениям, понимаемым в терминах физико-пространственной схемы. Он знает, что если он прыгнет, то он упадет, и если он не будет плыть, то утонет. Когда эти факты описываются в понятиях схемы действия, эти физические факты принимаются как «данные». Но коль скоро эти данные заданы, то социолог видит свою проблему в подчеркнутых выше «если». Социолога не интересуют причины того, почему, если человек прыгает, то он падает. Он интересуется тем фактом, что человек упадет, что самоубийца знает это и знает вероятные для себя последствия». Это описание наглядно демонстрирует, что система координат теории действия служит дескриптивной схемой. Она служит, кроме того, средством отбора фактов, которые релевантны, но не проблематичны, и фактов, которые заключают в себе проблему. В приведенном выше примере, Парсонс называет релевантными, но не проблемными физические параметры проблемы. Проблема для социолога будет заключаться в вопросе: «Почему человек прыгнул?».

Выше мы следовали ходу мысли Парсонса, излагая его суждения в том порядке, в каком он вводит их в «Структуре социального действия». Предпримем теперь попытку суммировать по возможности кратко эти суждения, расположив их в том порядке, в каком в предыдущем разделе были изложены компоненты «концептуального аппарата» теории: 1. Система координат; 2. «Единица»; 3. «Аналитические элементы».

Система координат, как теории действия характеризуется как непростанственно-временная. Процесс действия развивается во времени в направлении достижения цели определенными средствами. Таким образом, действие развивается в измерении «средства — цель». Поскольку в ситуации действия имеются элементы, недоступные контролю со стороны актора, то систему координат следует дополнить третьим компонентом «условия». Итоговый вид системы координат принимает форму «условия-средства-цель».

Действие представлено как «единичный акт». Его статус достаточно ясен у Парсонса и представляет собой один из примеров понятия, которое сформировано с позиций «аналитического реализма»: с одной стороны оно обладает высокой степенью обобщенности и лишено специфичности и экспрессивности. С другой стороны, оно отражает вполне реальные явления, которые могут быть найдены в реалиях практически любого социума: от примитивных обществ Полинезии до сложнейших постиндустриальных обществ.

Наконец, аналитические элементы: «актор», «цель», «ситуация», «субъективный аспект». Это снова понятия, которые не несут прямого содержательного содержания, они достаточно абстрактны, чтобы их можно было использовать как для анализа, вкладывая в них каждый раз иное содержание.

Рассмотрев общие характеристики теории действия, следует попытаться определить теперь значение понятия «волюнтаристская», поскольку теорию, которую сформулировал сам Парсонс, он обозначает именно таким образом. Для удобства кратко рассмотрим так называемую «утилитаристскую теорию действия», которая послужила отправной точкой рассуждений Парсонса, а затем отметим те ключевые пункты, которые отличают волюнтаристскую теорию.

Под утилитаристской схемой Парсонс понимает одну из разновидностей теории действия, исторически наиболее раннюю. Начало ее формирования он видит в конце Средневековья, отмечая при этом, что «появление способа мышления в терминах системы действия в целом столь древне и столь туманно, что бесполезно искать его начало». Истоки же он усматривает в этике христианства, очищенной протестантизмом, влиянии индивидуализма позднеантичных философских учений - эпикуреизма, стоицизма, неоплатонизма, опосредованное гуманизмом, а также влиянии римского права. Понимание Парсонсом утилитаризма, таким образом, сильно отличается от традиционного взгляда, который связывает появление утилитарной философии с учением Иеремии Бентама, хотя во многом и совпадает, например, в отношении классической политэкономии. Ниже будет показано, что к утилитаризму в парсонсовском понимании относятся также учения Т. Гоббса и Дж. Локка.

В трактовке Парсонса «утилитаристская теория действия» полностью вписывается в ту систему координат, которая рассматривалась выше. Особенностью этой схемы является атомизм. Анализ сосредоточен на отдельной единице вне связи ее с другими подобными единицами. Вторая особенность «утилитаризма» - рационализм, признание того, что индивид действует рационально, в достижение своей цели. Если принять классическую политэкономию за типичный пример использования «утилитаристской теории действия», то с этим нельзя не согласиться. В работах таких классиков экономической науки как Д. Рикардо и Дж. Ст. Милль, по крайней мере, имплицитно присутствовала предпосылка рациональной компетентности актора. Под компетентностью понимается наличие у человека доступа ко всей необходимой информации, на основе которой он может рассматривать все наличные альтернативы и, на основе их разумного учета, выбирать такой курс действий, который должен принести максимальное приращение благ. Рациональность оказывается в фокусе исследователя, а действие начинается в тот момент, когда актор приступает к выбору средств. Если снова взять как пример утилитаризм Бентама, то можно обнаружить, что он постулирует как исходную основу всякого поведения стремление к наслаждению и уклонение от страдания, а как основу вообще всех мотивов поведения называет стремление к благосостоянию. При такой постановке вопроса способ выбора цели вообще не важен, поскольку зависит от «природы человека».

По Парсонсу, тот факт, что в центре внимания лежит проблема выбора средств достижения цели, привел к тому, что «утилитаристская теория действия» ничего не может сказать по поводу целей, которые оказались вынесены за скобки процесса. Он называет это «постулатом случайности целей». Это третья особенность «утилитаристской теории действия». Наконец, четвертая особенность - эмпиризм. Теории, для которых характерно утверждение того, что «категории данной теоретической системы сами по себе адекватны для объяснения всех имеющих научное значение данных, относящихся к тому комплексу явлений, к которому она применяется».

Итак, «утилитаристская теория действия» ничего не может сказать о статусе целей. Каковы возможные выходы? Для того чтобы понять ход дальнейшего рассуждения, необходимо принять во внимание, что для Парсонса утилитаризм - это одна из разновидностей «позитивистской теории действия». Под позитивизмом у Парсонса понимается всякая теория, которая как единственно возможный источник достоверного знания признает только науку, причем построенную по образцу естественных. «Утилитаризм» в этом смысле не исключение. И в этом пункте с Парсонсом можно вполне согласиться. Предпосылка компетентности индивида в классической экономической науке, о которой уже говорилось выше, предполагает наличие у актора знаний научного типа, следствием которых является так называемое «совершенное предвидение», которое встречается в работах экономистов-маржиналистов.

Оставаясь в рамках «позитивизма», проблему случайности целей можно решить, не нарушая логического единства системы, только признав, что индивид определяет цели на основе своего знания ситуации. В этом случае, как видится Парсонсу, цели логически ассимилируются ситуацией. Ход рассуждения Парсонса таков: если индивид обладает знанием ситуации, и это единственно достоверное знание, то знание целей является знанием ситуации, следовательно, цель - часть ситуации. Либо мы должны признать, что цели произвольны, либо они, по крайней мере, логически, представляют собой часть ситуации. Если верно первое, то о целях ничего сказать нельзя, если второе, то действие превращается в процесс рациональной адаптации к ситуации.

Хотя корректность этого рассуждения довольно сомнительна, особенно в части, касающейся ассимиляции целей ситуацией, оно подводит к тому, что составляет зерно «волюнтаристской теории». Цели и не произвольны, и не часть ситуации. Они независимый компонент единичного акта. Для того чтобы определить этот компонент, необходимо выйти за рамки «позитивизма» и допустить существование некоторой третей возможности определения целей в единичном акте. Эта третья возможность состоит в признании в качестве необходимого компонента единичного акта и системы действия в целом такого понятия как «нормативный порядок», проявлением которого является «нормативный аспект» действия, о котором шла речь при перечислении компонентов единичного акта. «Нормативный порядок... всегда связан с данной системой норм или нормативных элементов. Порядок в этом смысле обозначает, что процесс протекает в согласии со способами, определенными в системе норм».

Таким образом, в «волюнтаристской теории действия» выбор целей и способов действия определяется нормативным порядком. Нормативный порядок является конкретным выражением системы норм и ценностей данного общества, системы, которая определенным образом организована и организует деятельность индивидов. Однако действующий индивид, являясь личностью, не слепо следует нормативным предписаниям, он пропускает их через себя, преломляет, поэтому исследователю необходимо принимать в расчет тот самый «субъективный» момент схемы. Парсонс отмечает, что, в конечном итоге, нормативный порядок существует в голове индивида, в его «субъективности». Если мы отбросим этот момент, то процесс действия превратится в «рутину», самовоспроизводящийся без участия актора процесс. Этот компонент и отражен в «субъективности системы координат теории действия».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Гендерные аспекты безработицы
Становление экономической социологии в России в ХХ веке
Мужчины и женщины - стереотипы в современном обществе
Психологические механизмы обратной перспективы
На каком этапе социализации человек способен воспринимать повседневность
Вернуться к списку публикаций