2013-06-19 07:08:47
ГлавнаяСоциология — Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.



Социологическая концепция Т. Парсонса и формирование теории действия.


Анализ методологического основания теорий Т. Парсонса.

Теория и ее роль в науке.

В теоретическом наследии любого ученого можно выделить две составляющие, которые одинаково важны для уяснения его системы взглядов. Первая составляющая - это то те концепции, исследования, работы, которые ученый оставил в качестве наследия научному сообществу. Иначе говоря, это содержательная сторона. Вторая составляющая - это методология, которая лежит в основании построения этих концепций. Если первое можно рассматривать как содержание, то методология должна рассматриваться как форма. Две эти стороны образуют в единстве более или менее сложный комплекс идей, который и составляет научное наследие. Методология в этой связи может быть определена как «система определенных способов и приемов, применяемых в той или иной сфере деятельности».

Целью нашего исследования, как было заявлено выше, является анализ теоретического наследия Парсонса. Для этого необходимо рассмотреть как формы организации этого наследия, так и его содержание. Было отмечено, что единство формы и содержания является существенной чертой любого комплекса идей, особенно научного. Однако для целей анализа, как представляется, допустимо отделить форму от содержания, отдавая себе отчет в том, что такое разделение искусственно, что исследование одной стороны служит для лучшего понимания другой и всего целого в конечном итоге. В связи с этим возникает вопрос, что должно изучаться сначала: формы или содержание научной концепции? Ответ на этот вопрос далеко не столь очевиден, как может показаться на первый взгляд. С одной стороны без четкого представления о методологии построения теоретической концепции невозможно адекватно анализировать ее содержание. С другой стороны, методы, рассмотренные в отрыве от содержания, тоже не будут до конца понятны, так как непонятно их практическое значение в организации изучаемой теории. Исследователю остается на выбор меньшее из двух зол: или аморфное содержание, или схоластически рассмотренный метод. Если далее обратиться к критериям научности, то можно обнаружить, что некоторое содержание характерно не только для научного дискурса, но и для обыденного мышления, того, что можно обозначить как «здравый смысл». И часто содержание научного рассуждения не столь отличается от содержания суждений «здравого смыла» как хотелось бы ученому сообществу. Основной отличительной чертой науки, на взгляд автора, является именно особая методология, лежащая в основе организации имеющегося знания. По этой причине представляется здравым предпослать рассмотрение форм организации знания анализу его содержания. Понятие методологии широко и многопланово. Ниже речь пойдет не о методологии в широком смысле. Этот вопрос слишком широк и выходит за рамки данного исследования. В центре внимания будут исходные установки, взгляды на значение теоретического знания и методы теоретизирования, которые эксплицитно или имплицитно присутствуют в работах Т. Парсонса.

Анализ методологических основ парсонианского теоретизирования облегчается следующими факторами: ученый оставил детальное изложение своих взглядов на социальную науку в «Структуре социального действия» и эссе «Современное состояние и перспективы систематической теории в социологии». Кроме того, можно утверждать, что методологическое credo, изложенное в этих работах оставалось в основных чертах неизменным на протяжении творческой деятельности ученого. Это утверждение нуждается в дополнительных обоснованиях, однако, для этого необходимо проводить содержательный анализ, что будет сделано в другой части работы. Поэтому утверждение о единстве и временной непрерывности принципов методологии пока должно быть принято как рабочая гипотеза.

Анализируя методологию такого ученого как Парсонс необходимо также принимать в расчет историческую преемственность. Парсонса рассматривают как синтезатора наследия социологов предшествующего поколения: Вебера, Дюркгейма, Парето. Если это так, то между этими учеными и Парсонсом должна прослеживаться связь не только в тематической области, но и в области методов, используемых для анализа. Таким образом, эта часть работы не только должна осветить принципы построения теории по Парсонсу, но и выявить связь с методологическими установками социологов-классиков, если она имело место.

Рассмотрение методологию следует начать с самого общего вопроса - представлений ученого о науке, ее частях и их функциях. Взгляды Парсонса на науку не отличаются заметным своеобразием. Если принять как определение науки следующее высказывание: «Наука — это знание, достигшее оптимальности по критериям обоснованности, достоверности, непротиворечивости, точности и плодотворности», то можно смело приписать этот суждение Парсонсу. Однако это только часть проблемы: более существенными являются воззрения ученого на составляющие научного знания. Парсонс различает в структуре науки два основных пласта: теорию и эмпирию. Хотя Парсонс и признает равную ценность и той, и другой составляющей, для него важнейшей является теория. Разработка общей теории, которая «в самой общей форме определяемая как совокупность логически взаимосвязанных и эмпирически отнесенных общих понятий», была задачей ученого на протяжении всей научной деятельности. В связи с этим следует более подробно остановиться на парсоновском понимании теории и ее положения в системе научного, в частности социологического знания.

Первоначальной посылкой представления о науке можно считать постулат существования внешнего мира, эмпирической реальности, которая не является созданием человеческого разума. Это исходная посылка, можно сказать фундамент всей конструкции. Признание реальности как мира явлений, находящихся вне человека, приводит к следующему этапу: любое познание мира, в том числе и научное - это познание фактов эмпирической реальности. Понятие «факта» не является самоочевидным. Факт - это не явление реальности. Факт - «эмпирически проверяемое утверждение о феноменах в терминах концептуальной схемы». Парсонс заимствует это утверждение у профессора Хендерсона (возможное написание - Гендерсон - от Henderson). Одни и те же события могут описываться как факты разного порядка, в зависимости от точки зрения. С точки зрения физики тело, падающее с моста, совсем не то же самое, что с точки зрения криминалистики или социологии. Если же рассматривать дело с позиции обывателя, то этот взгляд имеет отличия от подхода к проблеме как физика, так и криминолога и социолога. Хотя не исключена ситуация, при которой эти различные точки зрения присущи одному и тому же индивиду. Таким образом, определяющим для выделения тех или иных сторон явления, которые и составляют научные факты, является теоретическая перспектива.

В самом деле, если у исследователя нет заранее представления о том, в каких понятиях он будет описывать явления, то специфическое научное описание становиться если не невозможным, то довольно сложным. Ведь исследователю требуется сформулировать некий понятийный аппарат, который применим в пределах предмета исследования. В этом специфика парсонианского взгляда на теорию. Парсонс очевидно рассматривает теорию не как некоторое обобщение, а как рабочий инструмент ученого, при помощи которого ведется исследование. «Теория аналитической механики или теория общей физиологии..., как таковые не содержат в себе никаких эмпирических обобщений вообще. Эти теории являются только набором инструментов, работая которыми, на адекватном материале можно получить как частные эмпирические решения, так и эмпирические обобщения. Сделать эмпирическое обобщение (т.е. двигаться от разрозненных явлений к выработке обобщенных моделей универсальной значимости) центром научной теории - значит поставить телегу впереди лошади. По мере совершенствования обобщающей теоретической системы и вместе с тем по мере развития эмпирических исследований и знаний о фактах становится возможным получать все более обширные теоретические обобщения. В самом деле, можно сказать, что любая система обоснованных эмпирических обобщений предполагает существование обобщающей теоретической системы». Вопрос о том, насколько правомерно данное суждение ученого, не относится к предмету настоящего исследования, однако стоит отметить, что единства по этому вопросу в философии науки достичь не удалось. Из этого взгляда не теорию логически вытекает другое важное представление: теория является независимой переменной в развитии научного знания. Она определяет направление дальнейших исследований, а не просто изменяется по мере накопления «фактуального знания». Можно вполне согласиться с мнением В.Ф. Чесноковой, которая в предисловии к русскому изданию фрагментов из крупных работ и нескольких эссе Парсонса («О структуре социального действия») отметила, что огромный пласт критических работ о Парсонсе порожден непониманием или неприятием такого взгляда на теорию.

Парсонс довольно четко определяет свойства и необходимые компоненты теории. Всякой теории присуще свойство системности. Системность - одна из центральных категорий мышления Парсонса, при чем в различных случаях имеющая различные оттенки. Применительно к теории системность понимается как наличие логической взаимосвязи совокупности положений. Если перевернуть это определение, то теория - система логически взаимосвязанных положений. Наряду с системностью теориям присуще стремление к логической замкнутости - состоянию, при котором «...каждая из логических импликаций, которая может быть выведена из любого положения внутри системы, находит выражение в другом положении той же системы». Это положение важно в свете последующего анализа особенностей социальных наук.

Развитие научного знания происходит посредством приобретения знаний о новых важных сторонах явлений и процессов. Какова роль теории в этом процессе? Выше уже было сказано, что теория направляет интерес исследователя. Остановимся более подробно на том, как это происходит. Для этого необходимо рассмотреть понятие «остаточной категории». В отличие от корпуса фактов теории, которые определяются позитивно (о них говорится, что они есть то-то и то-то), «остаточные категории» определяются негативно (о них известно только то, чем они не являются). Парсонс сравнивает позитивно определенную область со светлым пятном, а «остаточные категории» с темнотой вокруг. Прогресс науки состоит в том, чтобы вовлечь часть «остаточных категорий» в область определенного и логически взаимосвязанного, то есть определить позитивно. Ведущую роль в этом процессе играет теория, поскольку позитивное определение возможно только при помощи уже имеющегося концептуального аппарата и, кроме того, выбор «остаточных категорий», которые подвергаются исследованию, диктуется уже имеющимся знанием.

Концептуальный аппарат теории имеет три составляющие:

1. систему координат (frame of reference). Системы координат выполняют функцию локализации фактов, являясь тем самым необходимым условием объяснения. Однако локализация — это первый шаг, который является предварительным и мало что может сказать о факте. «Дескриптивные системы координат... имеют фундаментальное значение для любой науки. ... Вне рамок такой схемы описание невозможно, но описание их в этой схеме имеет, в первую очередь, функции определения «явления», которое подлежит объяснению. То есть из всей огромной массы возможных эмпирических наблюдений мы выбираем только те, которые представляют смысл в рамках такой схемы и принадлежат друг другу».

2. единица - логически мыслимая частица, которая локализуется в системе координат. Единица может встречаться в эмпирической реальности, а может выделяться логически. Чаще всего это абстракция, вроде представления об отдельном физическом теле, неподверженном никаким внешним воздействиям. Логическая единица тесно увязана с системой координат, поскольку дробления явления возможно только до тех пор, пока единица остается объяснимой в системе координат. Возникает вопрос о статусе такой единицы: является ли она реальной или это только мыслительная конструкция, «идеальный тип», если использовать веберовскую терминологию. Парсонс трактует этот вопрос следующим образом: с одной стороны единица отражает эмпирическую реальность, но с другой стороны, она выделяется логически, что приводит к потере особых свойств, которые возникают и могут наблюдаться в эмпирической реальности, когда одновременно существуют системы таких единиц. Возникающие на определенном уровне свойства Парсонс называет эмерджентными. С одной стороны потеря этих свойств не позволяет анализировать реальность во всей полноте, с другой стороны такой подход облегчает исследование и ведет к экономии усилий исследователя, который в противном случае рискует затратить дополнительное время и ресурсы на анализ частностей. Такой подход является частью «аналитического реализма» - эпистемологической позиции, которая лежит в основе построения общей теоретической схемы и которая подробнее будет рассмотрена ниже.

3. аналитические элементы. Под ними понимаются свойства единицы, причем только такие, которые имеют значение в данной системе координат. Другие свойства единицы могут оказаться просто излишними, неинтерпретируемыми с позиций принятой системы координат. Парсонс приводит как пример аналитических элементов массу и скорость, которыми обладает точка классической механике. Иной термин для этих компонентов схемы - «переменные». Если взять пример из области социального знания, то в качестве такой переменной можно рассматривать рациональность: это качество действия. Рациональности как таковой, в отрыве от определяемого ей явления нет.

В качестве классического примера системы координат Парсонс приводит систему классической механики: трехмерное пространство + время. Однако по его замечанию системы координат могут быть как метрическими (случай указанный выше), так и неметрическими. То же самое касается и других частей концептуального аппарата: в зависимости от специфики и сложности предмета они могут как поддаваться квантификации, так и нет. Несколько забегая вперед и предваряя изложения взглядов Парсонса на особенности социальных наук, можно отметить, что он считал все или почти все переменные социальных наук неметрическими: «...в сфере социальных наук измерения основных переменных почти не существует и даже неметрическое количественное определение порядка значений является редкостью».

Обозначив некоторые основные позиции, касающиеся взглядов Парсонса на природу научного знания, будет логичным перейти к рассмотрению его идей, касающихся особенностей и места социальных наук и социологии в частности в системе научного знания в целом, а также локализации Парсонсом социологии в системе социальных наук. Все, что было сказано ранее, относится в равной степени и к социальным, и к естественным наукам.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


М.Вебер и проблема интерпретации рациональности
«Интеллектуальная биография Т. Парсонса» как средство теоретического анализа
Формирование социологических взглядов Г. Спенсера.
Психологические механизмы обратной перспективы
Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.
Вернуться к списку публикаций