2013-06-19 06:49:57
ГлавнаяСоциология — Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.



Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.


Перечисленные подсистемы экономики и части этих подсистем не имеют прямого соответствия в реальности. Это - теоретическая конструкция, функция которой облегчить разрешение ряда проблем экономической науки, которые с точки зрения Парсонса, не получили должного решения в рамках этой науки. Однако между теоретической схемой и реальностью тем больше сходства, чем дальше по пути функциональной дифференциации продвинулось данное общество. Хотя Парсонс и не разрабатывает в «Экономике и обществе» развернутой теории общественного развития, он несколько раз указывает, что, с его точки зрения, линией развития общества является постепенное разделение функций, все большая функциональная специализация, и эти положения в последствии были развернуты им при анализе становления системы современных западных обществ. Есть ли все-таки соответствие между выделенными «подсистемами подсистем» и эмпирической реальностью? Парсонс и Смелзер указывают, что есть: это функциональные компоненты отдельных социальных ролей. Между аналитическими подсистемами на данном уровне теоретической абстракции тоже происходят процессы «взаимного обмена», которые являются ни чем иным как «балансом решений в контексте различных ролей».

Вместе с тем у нас возникает серьезный вопрос о познавательной ценности такого подхода. Выше отмечалось, что четырефункциональная парадигма не обладает какими-либо внутренними ограничениями, которые могли бы положить предел бесконечному тиражированию классификаций. Именно этот универсализм и вызывает у нас вопросы. С одной стороны, трудно оспаривать право на существование концепции, которая носит познавательно-логический характер. Тем более, что она сформулирована аксиоматически и не претендует на эмпирическую значимость. Но положение о всеобщей социальной значимости четырех функций, которое вытекает из характера использования схемы, не может быть нами безоговорочно принято. Более сложная проблема, на наш взгляд, состоит в том, что в определенный момент те выводы, которые позволяет получить схема AGIL становится трудно операционализировать. Если обратиться к рассмотренному выше анализу подсистем экономики, то становится очевидным формальный характер такого анализа. Вычленение подсистем носит искусственный характер и мало добавляет к пониманию экономических процессов. Например, различие между ценностями производительности и долгосрочной производительности носит условный характер, поскольку между ними нет принципиального различия. Дело, на наш взгляд, не в самой схеме, а в характере ее использования Парсонсом - он сделал чрезмерный акцент на универсализм, в то время как применение ее требовало больше осторожности в определении границ использования. Именно из этого обстоятельства вытекают и формализм, и определенная бессодержательность концептуальных построений.

Если раньше речь шла о приложении общей парадигмы четырех функциональных императивов на трех уровнях: 1) социальная система, в которой экономика выполняет определенные функции и находится в определенных связях с другими частями этой системы; 2) экономика как социальная система сама по себе; 3) функциональная дифференциация подсистем экономики, то ниже в фокусе внимания будет проблема институтов, которые осуществляют интеграцию действия как внутри экономики, так и на ее внешних границах. Под понятием «институт» Парсонс и Смелзер понимают «способы, которыми ценности и нормы культуры социальной системы интегрируются в конкретные действия ее единиц в процессе их взаимодействия друг с другом через определение ролевых ожиданий и организацию мотивации. Институты определяют общие ... условия баланса исполнения и санкций, они определяют условия поддержания стабильного состояния в терминах удовлетворения функциональных потребностей системы в более или менее типичных условиях. Они устанавливают пределы, в которых дозволено использовать санкции (экономические и другие)».

Институт призван исполнять какую-либо актуальную для данной системы функцию. Для экономики, в первую очередь, важно регулирование взаимодействий экономических единиц. Соответственно, экономические институты можно определить как «набор определенных структурных черт социальной системы, которые вырастают из разделения труда и его социальных последствий». Специализация тесно связана с экономикой, поскольку позволяет существенно повысить адаптивные способности всей социальной системы. Таким образом, разделение труда - структурное изменение в направлении большей эффективности производства адаптивной потребности.

Разделение труда поставило перед экономикой сложную задачу комбинации факторов производства, которые приходят из различных частей социальной системы, притом, что первичный контроль факторов, как было показано выше, лежит в других подсистемах. Именно регулирование потока ресурсов (то есть процессов «двойного обмена») является содержанием центрального экономического института - контракта.

Контракт, понимаемый в широком смысле, включает в себя два компонента: «1) процесс торга за преимущества, в котором каждая сторона со своими целями и интересами и с преимуществами или слабостями своей позиции стремится к наиболее выгодным условиям сделки; 2) предписанные и санкционированные обществом правила, которые регулируют такие сделки, например, гарантии интересов третьих сторон, ограничения обмана и принуждения и т.д.». Парсонс и Смелзер анализируют второй компонент контрактного отношения как более значимый с точки зрения социальной системы.

Понимаемый таким образом контракт определяет институциональные рамки базовых экономических процессов. Значимость контракта как институциональной основы рыночных отношений отмечал еще Э. Дюркгейм. В терминологии авторов «Экономики и общества» контракт определяет не только институциональные пределы, но и регулирует условия протекания процессов обмена в данной социальной системе.

В процессе обмена в экономику поступают ресурсы нескольких типов: физические объекты, имеющие экономическую стоимость и использующиеся для производства, и услуги - действия индивидуальных или коллективных акторов, которые также имеют экономическую стоимость. Первый тип можно описать категорией собственности, второй - занятости. Парсонс и Смелзер выделяют и третий тип ресурсов - культурные — «состояние искусства», технологию, интуитивное знание рыночной конъюнктуры, деловой опыт и т.д.

Часть этих ресурсов может рассматриваться как «данное», другие как физические объекты, то есть как объекты отношений собственности. Критерием является относительная доступность этого вида ресурсов. Например, ноу-хау является объектом отношений собственности, но если технология уже широко известна, то она должна рассматриваться как «данное». Таким образом, Парсонс выделяет еще два, кроме контракта, важнейших экономических института: собственность - «институционализацию прав на несоциальные объекты» и занятость - «институционализацию услуг».

Институт контракта регулирует взаимодействие двух сторон. Для того чтобы вступить в контрактные отношения, обе стороны должны быть в некоторой степени интегрированы (включены в ситуацию) и обладать некоторой общностью ценностей и норм. Это интегративный (I) и латентный (касающийся поддержания образца) (L) компоненты контракта. Каждая из сторон контракта преследует во взаимодействии некую цель, состоящую в установлении необходимых отношений обмена и получения желаемых ресурсов. Это целедостижительный компонент контракта (G). Каждая из сторон контракта находится в некоторой ситуации, накладывающей определенные ограничения на возможности действия. Каждая из сторон контракта адаптируется к своей ситуации - это, очевидно, адаптивный компонент контракта (А). Путем подобных умозаключений Парсонс и Смелзер приходят к выводу, что концепция AGIL применима для анализа контрактных отношений. «Эта парадигма контрактных отношений может быть применена к эмпирическим явлениям на трех уровнях: 1) ... роль одной из сторон в данном контактном отношении; 2) контрактные отношения сами по себе могут рассматриваться как система... 3) неопределенное множество сторон с каждой стороны контрактного отношения также образуют систему... (рынок) ...

Все три случая ... не касаются ни особенных условий обмена, ни особых адаптивных потребностей, которые на эти условия влияют, а касаются общих ценностей и интегративной основы солидарности, которые удерживают стороны от непосредственного конфликта». Подобное понимание контракта лежит в русле парсоновского внимания к нормативным аспектам действия и придания им высокой значимости. Общие нормы, как уже говорилось, обеспечивают основу взаимодействия, которое является конституирующим элементом социальной системы. С другой стороны, всякая система, что продлевать свое существование в своем настоящем качестве, должна решить проблему интеграции частей, или поддержания своего единства. Для экономической системы, как части социальной, проблема интеграции решается через контракт, т.е. договоренность сторон, вовлеченных в экономическое взаимодействие. В этом плане становится понятным, что в понимании Парсонса контракт действительно является центральным экономическим институтом: он обеспечивает основу взаимодействия, с одной стороны, и обеспечивает интеграцию экономики как одной из социальных подсистем. При этом контракт не является собственно экономическим явлением, поскольку нормы контракта в данной социальной системе базируются на общей системе норм.

Рассмотрев контракт как социальную систему, Парсонс и Смелзер обращают свое внимание на содержательную сторону контракта: что обменивается и, соответственно, регулируется контрактом. Выше было показано, что это либо объекты собственности, либо услуги (в первую очередь, трудовые). С одной стороны можно говорить о собственности и передачи прав собственности, с другой речь идет о фиксации экспектаций и вознаграждении за их исполнение. И тот, и другой случай рассматривается в «Экономике и обществе».

Одним из видов контракта Парсонс считает трудовой контракт. Это один из наиболее распространенных видов контракта, который в той или иной степени касается всякого индивида, существующего в рамках социальной системы. Центральным понятием рынка труда (т.е. системы отношений между сторонами, которая регулируется их особым согласием) является понятие профессиональной роли, или роли индивида внутри организации, если эта роль касается производственных функций индивида внутри организации. Профессиональная роль предполагает действие индивида в соответствии с принятыми на себя обязательствами в отношении организации. Со своей стороны организация обязуется вознаграждать действия индивида. Таким образом, профессиональная роль - тип контрактного отношения между организацией и индивидом, как представителем домохозяйства или другого социального коллектива.

«Типичный трудовой контракт интегрирует три частично независимых системы социального действия: 1) организацию, в которой индивид занят; 2) домохозяйство или другую общность, представителем которой он является; 3) личность самого индивида. Через эту интеграцию ... соответствующих компонентов ... образуется частично независимая социальная система с собственными процессами пограничного обмена...». Вовлечение трех систем в новую систему действия ведет к частичной реорганизации каждой и выделению новых специфических функций. Адаптивная функция касается адаптации индивида как в организации (к ролевому исполнению), так и в семье (тоже к ролевому исполнению, но теперь ролей связанных с семьей). Баланс двух комплексов ролей, внешних по отношению к контрактной системе, составляет суть адаптации в данном случае. Целеполагательная функция контракта очевидна - целью фирмы является получить рабочую силу, цель работника - трудоустроиться, т.е. приобрести средства для поддержания семьи. Интегративная функция контракта связана с символическим значением двух первых функций: с одной стороны, индивид испытывает лояльность в отношении организации, сверх тех обязательств по ролевому исполнению, которые он принял на себя в контракте; с другой стороны, наряду с зарплатой организация дает индивиду определенный уровень социального престижа. В современном обществе занимаемая должность определяет социальное положение и престиж индивида. Этот престиж становится интегральной частью личности индивида, т.е. играет важную роль в самовосприятии. Наконец, три системы объединяет общая система ценностей - латентная функция. Так, семья «осознает» необходимость быть «хорошим поставщиком» рабочей силы в своих собственных интересах (обеспечения дохода и социального престижа).

Другим видом контракта Парсонс называет инвестиционный контракт. Если трудовой контракт касается услуг, то инвестиционный контракт касается физических объектов, объектов собственности. Физические объекты используются как средства производства. «Владение в этом смысле - это контрактное отношение между обладателем прав собственности ... и организацией, при помощи которого собственность передается в распоряжение организации для производства». В этом смысле владение полностью аналогично занятости за исключением разве права собственности, которое в современных обществах не распространяется на людей.

Контракт - центральный экономический институт, основная функция которого состоит в обеспечении интеграции экономики как системы. В сравнительно примитивных экономических системах все основные экономические решения принимаются внутри экономических единиц (например, в семье, которая является в таких обществах основой экономики и вообще социальной структуры; с позиций четырехфункциональной парадигмы, семья сосредотачивает все четыре функции в себе).

По мере нарастания разделения труда в обществе происходит, во-первых, дифференциация функций, во-вторых, в экономике решения в силу дифференциации принимаются различными единицами экономики, которые взаимодействуют, следовательно, образуют рыночную ситуация. Любое взаимодействие на рынке (даже если это примитивный обмен) предполагает контракт, явное или скрытое соглашение между сторонами. Постановка контрактных взаимоотношений в центр рынка как явления открывает авторам.

«Экономики и общества» дорогу к анализу структуры рынков. В «Экономике и обществе» обсуждаются четыре типа рынка: 1) рынок труда; 2) рынок потребительских товаров; 3) рынок капитальных фондов и 4) рынок «контроля над производительностью».

Поскольку в центре любого взаимодействия на рынке стоит явное или неявное соглашение между сторонами, то в этом взаимодействии можно различить четыре функциональные составляющие. G - те цели, которые непосредственно преследуются сторонами; А - адаптация - отношения сторон с «окружающей средой»; I - символическое значение как целей, так и связей со средой; L - общая нормативно-ценностная система.

Парсонс и Смелзер выделяют три типа рынка труда: 1) рынок трудовых услуг с низким уровнем технической компетентности и соответственно с низким уровнем организационной ответственности; 2) рынок управленческих услуг; 3) рынок профессиональных услуг. Парсонс и Смелзер полагают, что для объяснения явлений несовершенной конкуренции на рынке труда следует обратить внимание на I и L-компоненты контракта на рынке труда. Важность этих компонентов объясняется тем, что исполнение трудового контракта не может быть отделено от личности исполнителя. Это очевидное отличие труда от других видов ресурсов; земля или капитал вряд ли могут быть частью личности. Большие отличия имеются и между тремя типами рынка труда. Разные профессиональные роли требуют от индивида разного уровня ответственности и поэтому по-разному влияют на его личность. Особенно высокий уровень ответственности связан с управленческими ролями. Любой работающий несет двойную ответственность: перед семьей, как «представитель» которой он вступает в трудовые отношения, и перед фирмой, в которой он занят. Если рабочие ощущают большую ответственность перед семьей, то управленец - перед фирмой. Большая ответственность компенсируется более высоким вознаграждением и более высоким престижем. Как полагают Парсонс и Смелзер, в такой ситуации ценности фирмы, по преимуществу экономические, превалируют в определении поведения управленца над неэкономическими ценностями семьи. Поскольку определяющей экономической ценностью является «рациональность», поведение индивида, глубже связанного с экономикой, будет «более рациональным».

Для западной культуры, как это показал еще Макс Вебер, характерен высокий престиж экономических ценностей. В «Экономике и обществе» эта культурная установка расценивается как причина отсутствия на рынке труда полноценной конкуренции. В процессе социализации индивид приобретает соответствующую «ценностную ориентацию», которую Парсонс и Смелзер называют «высокая оценка производительности». Эта ориентация толкает индивида искать такие места работы, где его способности будут давать наибольшую отдачу и покидать такие места работы, где его труд используется более эффективно, и где в силу большей продуктивности он имеет шансы получить достойное вознаграждение. В обществах отличных от западного ситуация может быть иной, что тоже показал Макс Вебер в своих исследованиях. Буддистская традиция совершенно явно ориентирована на другого рода ценности, поэтому в ней не может быть столь высокой степени «оценки производительности». Массу подобного рода примеров являет история Западной Европы: этос рыцарства, а в последствии дворянства строился на иных принципах, нежели экономическая рациональность. Между экономическими и неэкономическими регуляторами поведения на рынке соблюдается баланс, и в зависимости от преобладающих ценностей рынок более или менее совершенен в экономическом смысле.

Аналогичным образом анализируются также остальные рынки. Потребительский рынок можно рассматривать как более совершенный в экономическом смысле. Это связано с тем, что, в отличие от личности работника, контроль над товаром может быть полностью, как физически, так и юридически, передан от одного лица другому. С другой стороны, услуга несет в себе особенности того, кто ее предоставляет. «... услуга неотделима от личности исполнителя; его другие роли неизбежно накладывают свой отпечаток, на ситуацию, в которой предоставляется услуга». Это соображение побуждает Парсонса утверждать, что рынок услуг следует рассматривать аналогично рынку рабочей силы, в силу сходства условий. Потребительский рынок в специальном смысле слова - это рынок товаров. Такое разделение, естественно, носит аналитический характер, поскольку с точки зрения экономических процессов, потребительский рынок - это обмен товаров и услуг, а не только товаров. Потребительское взаимодействие происходит на границе Ag (целеполагающая подсистема экономики) и Lg (целеполагающая подсистема системы поддержания образца), которые Парсонс условно обозначает как «фирма» и «семья» соответственно. Целеполагающим аспектом такого обмена является, со стороны семьи — потребительские расходы, со стороны фирмы - потребительские товары. В адаптивном аспекте, со стороны семьи выпуском является «контроль продуктивности», со стороны фирмы - поощрение предпринимательской активности. Интегративный аспект этого обмена со стороны семьи вносит элемент «обязывающего решения» (под этим термином Парсонс скрывает явление потребительского суверенитета), со стороны фирмы - «генерализированное влияние». Собственное значение этого термина не было бы ясным, если бы Парсонс не обозначил, что под этим он понимает этику предоставления товара. Наконец, латентный элемент рыночного взаимодействия со стороны семьи представлен «оцениванием продукта», определенного в терминах стиля жизни, со стороны фирмы — приверженностью соблюдение образца. Из всей усложненной структуры этого рынка к экономике относится адаптивный аспект. Что касается остальных трех, то остается непонятным смысл их выделения, поскольку они ровно ничего не добавляют к пониманию процесса, кроме того очевидного факта, рынок подвержен регулированию определенных норм.

Рынки капитальных фондов и «контроля над производительностью» находятся на границе целеполагательной и адаптивной систем. Если рынки, рассмотренные выше, являются механизмами двойного обмена между семьей и экономикой, то эти два рынка полностью являются механизмами двойного взаимного обмена между «политической» системой и экономикой. Компонентами такого обмена, как говорилось выше, являются капиталы, играющие в экономике адаптивную функцию, контроль над производительность, который является возмещением за предоставленный капитал. Сообразно этому, Парсонсом выделяется два обозначенных рынка.

Представляется, что из поля зрения Парсонса ускользнул еще один процесс - обмен между интегративной системой и экономикой. Насколько можно судить, особенности этого процесса должны раскрываться в терминах рынка труда, поскольку все взаимодействия, в которых задействована в той или иной степени личность индивида, Парсонс относит к тому типу взаимодействия, который происходит на рынке труда.

В целом, любой рынок может быть охарактеризован со следующих позиций: 1) его значения в терминах пограничных обменов; 2) его роли в процессах двойного обмена; 3) его функциональных компонентов; 4) значимости этих компонентов в структуре рынка (мы видели, что для рынка труда особенно важен культурно-ценностный и интегративный компоненты); 5) степени, в которой каждый компонент отклоняется в сторону экономики/неэкономических подсистем.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


О специфике универсального конфликтологического подхода к анализу социального пространства
Психологические механизмы обратной перспективы
Национальная катастрофа в оценке Питирима Александровича Сорокина
Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.
Предпосылки становления российской социологии семьи
Вернуться к списку публикаций