2013-06-19 06:49:57
ГлавнаяСоциология — Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.



Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.


Схема четырех функциональных императивов и функциональный анализ социальной системы

Разработка системного реквизита

Следующим шагом в развитии концептуальной схемы для анализа социальных систем стала разработка Парсонсом «системного реквизита», как обозначил продукт этого периода развития теоретической мысли Парсонса Дж. Тернер в своей «Структуре социологической теории». Разработка системного реквизита оказалась тесно связанной с дальнейшим развитием теории действия, которое состояло во введении в анализ еще одной дополнительной подсистемы системы действия - биологического организма в дополнение к социальной, личностной и культурной подсистемам. Логические обоснования такого расширения схемы достаточно очевидны: организм, как это было осознано Парсонсом ранее, является неотъемлемой частью ситуации действия. Однако собственный организм актора обладает значительными отличиями от других элементов ситуации, хотя бы в силу того, что самоидентификация индивида не возможно без восприятия себя как биологического организма. Биологического организма являются в значительно большей степени постоянным элементом ситуации, чем любой другой элемент. Биологический организм понимается Парсонсом не как своеобразные анатомические характеристики данного индивида, а как «видовой тип». «... как бы ни были важны индивидуальные различия для определения конкретного действия, именно общие свойства больших человеческих групп - включая их дифференциацию по полу - образуют органическую основу действия».

Новое понимания организма не значительно отличается от старой версии, с акцентом на то, что организм является источником энергии всей системы действия. Три остальные подсистемы действия остаются прежними: личность, понимаемая ранее, как система потребностей-предрасположений, теперь определяется как «усвоенная посредством обучения поведенческая система», что в принципе только смещает акцент на важность процесса социализации, который и раньше представлялся Парсонсу важнейшим механизмом как интеграции социальной системы, так и системы личности.

В отношении культурной системы взгляды Парсонса претерпели также мало изменения. Культура, определяемая как символически организованная система образцов, сохраняет свое место среди подсистем действия. При этом отмечается ее независимый от каждого конкретно взятого актора характер: «... несмотря на большие способности человеческого организма к обучению и, на самом деле, к созданию культурных элементов, ни один индивид сам по себе не в состоянии создать культурную систему. Главные образцы культурных систем изменяются только на протяжении жизни многих поколений, их всегда придерживаются относительно большие группы. Они никогда не являются принадлежностью одного или нескольких индивидов. Индивид всегда лишь научается, таким образом, что он может внести в них разве что побочное творческое (или деструктивное изменение). Более общие культурные образцы обеспечивают, таким образом, системы действий высокоустойчивыми структурными опорами, в полной мере аналогичными тем, которые обеспечиваются генетическими материалами вида». В этой трактовке культуры нет новых элементов, за исключением емкого сопоставления роли генетической наследственности для биологических сущностей и культурной наследственности для сущностей социальных.

Свое место в концептуальной схеме сохраняет социальная система, по-прежнему понимаемая, как система, генерирующаяся процессами взаимодействия одного или более индивидов. Независимость социальной системы как одной из систем действия обосновывается своеобразной и очень значительной ролью интеграции, которая, впрочем, получила высокую значимость и в более ранней версии теории социальной системы. По Парсонсу, требования интеграции навязываются системам социальных отношений из-за внутренне присущей им предрасположенности к конфликтам и дезорганизации. Здесь мы снова видим указание на проблему социального порядка, поставленную в классической форме Томасом Гоббсом и воспроизведенной Парсонсом как отправной пункт анализа в «Структуре социального действия». Эта проблема, по крайней мере, в имплицитной форме, присутствует в большинстве теоретических концепций Парсонса, и идеи значимости интегративных процессов для социальных систем являются ее наиболее четким выражением.

Таким образом, становится очевидно, что выделение четырех подсистем действия вместо трех логически прямо вытекает из осознания Парсонсом его недооценки роли организма как источника энергии для всей системы действия. Однако представляется возможным говорить о еще одной причине, которая обусловила такое дополнение концептуальной схемы действия - это разработка так называемой схемы четырех функциональных императивов, или, как ее называли ученики Парсонса AGIL (по первым буквам каждого функционального императива - А - adaptation (адаптация), G - goal-attainment (целедостижение), I - integration (интеграция), L - latent pattern-maintenance and tension management (скрытое поддержание образца и снятие напряжения)). Дж. Александер отмечает, что эта аббревиатура имела второе, шутливое значение «agile», т.е. «ловкий», «проворный» или «подвижный», что указывало на по истине безграничные возможности применения схемы к огромному ряду проблем, между которыми, казалось бы нет ничего общего.

В основе схемы лежат системные представления, но следует оговориться, что эти императивы носят такой же аксиоматический характер, как пары стандартных переменных. Это концептуальная схема, выведенная логическим путем, поэтому она не предполагает эмпирического референта, выступая как инструмент анализа, т.е. в полном соответствии с представлениями Парсонса о роли теории.

Основания схемы выводятся из теории систем, точнее говоря живых систем. В этом пункте важно обратиться к пониманию системы, как некоторого явления, которое обладает определенными чертами, которые делают ее отличной от окружающей среды. Такое понимание системы, как уже отмечалось, восходит к Парето, но, конечно, оно несет элементы позднейших влияний, в частности со стороны кибернетики. Трудно судить о прямом влиянии на Парсонса идей одного из отцов кибернетики Н. Винера, но некоторые из идей последнего, в частности в работе «Человеческое использование человеческих существ», первом популярном изложении основ кибернетики, явно созвучны взглядам Парсонса на живые системы: «Организм противоположен хаосу, разрушению и смерти... некоторые организмы, как, например, человеческие стремятся на время сохранить, а часто даже повысить уровень своей организации в качестве местного явления в общем потоке возрастающей энтропии, возрастающего хаоса и дифференциации».

Ход дальнейших рассуждений, приведших Парсонса к формулировке схемы четырех функциональных императивов, несложно реконструировать, если принять за отправную точку рассуждений проблему сохранения системы: открытые системы существуют в рамках некоторой окружающий среды, с которой они вынуждены взаимодействовать, по крайней мере, в порядке реагирования на те возмущения внешней среды, которые могут привести к изменению структуры системы. Более того, если принять за базовое свойство систем тенденцию к возрастанию энтропии, т.е. к внутреннему беспорядку, то поддержание существования системы вообще не возможно без взаимодействия со средой. Парсонс использует для описания этого взаимодействия кибернетические понятия «входов» и «выходов», элементы понятия «обратной связи», творцом которого был Н. Винер. Винер придает большое значение явлению «обратной связи», основанному на том, что в процессе взаимодействия система получает ответную реакцию на свои действия и может корректировать свои дальнейшие действия с учетом полученной информации. Он называет обратную связь «проникновением в вероятностное будущее».

Проблемы взаимодействия со средой дают ось «внешнее - внутреннее», которая «образует одно из оснований, на которых строится четырехфункциональная парадигма». Кроме этого измерения постулируется еще одно, которое можно обозначить как временное. По «временной» оси дифференцируются процессы с точки зрения их значимости для достижения некоторых будущих состояний системы: либо как инструментальные процессы, либо как «консуматорные», т.е. процессы непосредственного достижения целевых состояний. Как пример такого различия Парсонс указывает на различие между осмысленным человеческим действием («консуматорный» процесс) и процессами, которые являются условиями этой деятельности: дыхание, принятие пищи и т.д. Инструментальные процессы являются по своей сути процессами адаптации, в то время как консуматорные - целедостижительными. Дифференциация по двум указанным измерениям дает четыре функциональных императива выживания системы, которые приводятся на схеме ниже:


Функциональные императивы выживания системы

Таблица 4. Функциональные императивы выживания системы


Функциональные императивы - это те функции, которые должны осуществляться структурными элементами любой системы, чтобы эта система сохранилась как отличная от внешней среды. Следует еще раз отметить, что функциональные императивы - это концептуальная схема, полученная логическим путем, а не путем анализа эмпирической реальности.

Из таблицы видно, что адаптация является внешним инструментальным процессом, целедостижение - внешним консуматорным, поддержание образца - внутренним инструментальным, интеграция - внутренним консуматорным. Как отмечает Парсонс, «функция поддержания образца занимает особое место, будучи основой определенности и стабильности данной системы. Функциональное рассмотрение может быть начато только тогда, когда фактически зафиксировано наличие системы с устойчивой структурой». Представляется необходимым кратко охарактеризовать каждую из функций: функция адаптации - обеспечение системы необходимы для функционирования ресурсами, какого бы рода они не были, для достижения любых целей системы; функция целедостижения связана «изменчивостью отношений системы и внешней среды... Целедостижение ... становится «проблемой», поскольку возникает противоречие между инерционными тенденциями системы и ее потребностями, которые возникают в результате взаимодействия с ситуацией». Целедостижение обеспечивает определение целей, стоящих перед системой и адекватные усилия по ее достижению. Поддержание образца Парсонс сравнивает с инерцией в классической механике. Этот императив имеет очень специфичное, определенное именно для систем и подсистем действия значение. В этом контексте он отсылает к комплексу функций, которые поддерживают стабильность образцов организации системы. Логическое определение его всеобщей значимости для других систем довольно сложно: применительно к организму можно говорить о генах, но в общем плане эту функцию приходится мыслить в комплексе с интегративной функцией. Интегративная функция существует по той причине, что система мыслится состоящей из множества частей, что ставит проблему их взаимоприспособления.

Функциональные императивы обладают столь высокой степенью общности, что граница их применимости практически не может быть определена. Там где имеется нечто, что может быть определено как система, там могут быть применена схема четырех функциональных императивов. Очевидно, что первым аспектом приложения схемы должна была оказаться общая теория действия. В этой связи оказывается существенным еще один аспект восприятия Парсонсом кибернетических идей: заимствование им идеи информационной иерархии контроля, краткое содержание которой состоит в том, что системы «более высокого информационного уровня накладывают ограничения на использование энергии системами более низкого уровня, тогда как каждая из низших систем обеспечивает условия и механизмы, необходимые для действия более высокой системы».

На базе этого подхода выстраивается иерархия функциональных императивов, с точки зрения их контроля над другими: L – I – G - A. И обратная иерархия с точки зрения предоставления условий для функционирования: А - G - I - L. Опираясь на эти две комбинации несложно понять логику функционального распределения подсистем действия: организм - это адаптационная подсистема, которая является источником энергии для всей системы действия, но подлежит контролю со стороны трех более высоких систем. Здесь видны неожиданные параллели с теорией Фрейда, если произвести замену термина организм на термин «оно». Личностная система оказывается наделенной целедостижительной функцией. В контексте парсоновской мысли очевидна преемственность более ранних этапов развития теории: от волюнтаристской теории, в которой актор преследует некоторую цель, до общей теории, в которой источником действия является стремления актора удовлетворить свои потребности-предрасположение. Социальная система выполняет интегративную функцию. Социальная система, которая генерируется процессом взаимодействия акторов, естественным образом должна обеспечить интеграцию акторов, как частей системы, которые потенциально являются источниками конфликта. Примечательно, что в информационной иерархии социальная система оказывается выше личностной системы, что означает подконтрольность последней.

Наконец, на самом верху иерархии контроля оказывается культурная подсистема, которая выполняет функцию поддержания образца. Эта система действительно является наименее «материальной» из всех, при этом наиболее информационно насыщенной.

Разработка системы четырех функциональных императивов дала в руки Парсонса исследовательский инструмент, который позволял делать элегантные теоретические построения. Можно сказать, что с разработкой этой концептуальной схемы Парсонс счел выполненной задачу построения теории как системы понятий, предназначенных для анализа социальных явлений. На это указывает содержание первой крупной работы Парсонса после создания схемы — «Экономики и общества» в соавторстве с Нейлом Смелзером. Как будет видно из дальнейшего рассмотрения, в этой работе как таковой ставятся совершенно иные интеллектуальные задачи: интеграция социологической и экономической теории. Однако эта работа не исчерпывает своего значения решение проблем интеграции двух дисциплин. Она представляет интерес еще и потому, что в ней Парсонс дает ставшим каноническим для его творчества анализ структуры социальной системы с точки зрения функциональных задач, которые они решают. В этом смысле эту работу можно считать завершающим этапом формулирования теории, как инструмента исследования, хотя она и содержит в себе характерные черты «позднего» Парсонса - использование неизменной по содержанию схемы четырех функциональных императивов для анализа эмпирических проблем, несмотря на абстрактный характер их рассмотрения.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.
Развитие экономической социологии в России в послеоктябрьский период
Формирование социологических взглядов Г. Спенсера.
Инновационно-реформаторский потенциал России и проблемы гражданского общества
Гендерные аспекты безработицы
Вернуться к списку публикаций