2013-06-19 06:49:57
ГлавнаяСоциология — Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.



Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.


Перекрестная классификации переменных дает четыре основных типа потребностей-прерасположений. Первая из них основана на сочетании эффективности и специфичности. Парсонс обозначает ее как specific gratification need-disposition. По-русски передать адекватное значение этого термина довольно сложно. Эта потребность-предрасположение, с одной стороны, основана на стремлении к немедленному удовлетворению, с другой стороны, такое удовлетворение возможно только от особого рода объектов, например, от отдельных видов пищи или определенных качеств социального объекта. В переводе встречается термин «сегментарного удовлетворения», однако он, как представляется, не передает в полной мере смысл англоязычного термина. Наиболее адекватным представляется перевод «потребность-предрасположение к немедленному удовлетворению особым типом объектов».

Другая возможная комбинация - аффективная нейтральность + специфичность. Полученную потребность-предрасположение Парсонса обозначает как потребность в одобрении. В основе этой потребности лежит стремление к получению позитивной реакции другого социального объекта. В этом случае удовлетворение откладывается, в том числе и потому, что полученное одобрение может иметь ценность с точки зрения удовлетворения само по себе.

Комбинация эффективности и диффузности дает потребность в любви. В этом случае имеет место диффузная значимость объекта, который представляется актору желаемым целиком и полностью. В отношении социального объекта эта потребность подразумевает ожидание взаимности со стороны другого, который имеет диффузную значимость.

Последний возможный случай - это комбинация аффективной нейтральности и диффузности. Она дает потребность в уважении, которая содержит в себе элементы отказа от удовлетворения, как и в случае потребности в любви, но является менее аффективной. В отношении социальных объектов эта потребность приобретает значения взаимности: как желание быть уважаемым наряду со стремлением уважать самому.

Дальнейшая дифференциация возможна путем вторичной классификации, но Парсонс уделяет ей достаточно мало места, поскольку перечисленные четыре типа являются для всех типов личности базовыми.

В отношении системы личности встает еще одна проблема - мотивационная система, с которой, как видно из предыдущего рассмотрения, ассоциируется личность как система действия, может содержать в себе конфликтующие элементы. Система, если она является жизнеспособной, должна поддерживать устойчивые отношения между своими частями, то есть должна находиться в состоянии равновесия. Ставиться центральная с точки зрения существования системы проблема интеграции.

В этом пункте мы подходим к одной из центральной проблем, с которой связана критика социологических концепций Парсонса. Если подходить логически, то положение, что система, если ее определять как нечто состоящее из взаимосвязанных частей, должна поддерживать устойчивые отношения между этими частями. Конечно, он аксиоматически принимает общество и его части за систему. Однако нет возможности доказать, что общество, как и многие его части, не являются системой. Это положение может или приниматься, или нет. Если принять эту позицию, то остается признать, что социальные системы, как вообще всякая система, являются более организованными, чем окружающая среда и, следовательно, должны решать проблему интеграции, поскольку это является их неотъемлемым свойством.

То же самое можно утверждать и в отношении мотивационной системы личности. Либо она признается системой, и в этом качестве, должна решать проблему поддержания собственного существования, либо нет, и тогда все, что об этом говорит Парсонс должно быть отвергнуто, как построенное на неверных предпосылках. Как уже говорилось, организм широко признается системой, и нет никаких оснований утверждать, что человек, как биологический организм и как личность не является системой тоже.

Как утверждает Парсонс, «в любой системе мы можем обсуждать условия равновесия, которые при конечном анализе оказываются условиями существования системы как системы». Для системы личности эта проблема может быть операционализирована как проблема оптимума удовлетворения. Под оптимумом понимается наилучшее состояние удовлетворения, которое может быть достигнуто в существующих условиях. Достижение оптимума возможно тогда, когда при достижении удовлетворения одной потребности не ведет к состоянию внутреннего дискомфорта, обусловленного конфликтом между потребностями. Понятие «оптимума удовлетворения» имеет явный источник в творчестве Парето, в частности в известном «оптимуме по Парето», при котором повышение благополучия одних не ведет к ухудшению положения других.

Чтобы достичь оптимума система должна решить два типа проблем: проблемы распределения (allocation) и проблемы интеграции. Распределение решает вопросы исполнения всех действий, которые необходимы для существования системы. Соответственно, речь может идти о распределение функций между частями системы и распределение времени и действий для их выполнения. Интеграция призвана решать внутрисистемные конфликты, применительно к системе личности, проблемы конфликта между потребностями-предрасположениями. Именно этот аспект наиболее значим с точки зрения понимания связи между системой личности и социальной системой. Парсонс предпринимает подробный разбор механизмов интеграции и распределения, добавляя еще ряд переменных: внешнее - внутреннее (связанное с субъект-объектным различием) и когнитивный, катектический и оценочный элементы ориентации. Из этих переменных выводятся два типа изменения в системе личности: обучение и исполнение. Первый меняет структуру системы, второй не определяется, а вводиться через его сравнение с «передачей энергии мотора колесам без изменения внутренней структуры автомобиля». И тот, и другой процессы объявляются механизмами решения проблем поддержания единства системы личности.

Наиболее значимым нам представляет парсоновский анализ процесса обучения, т.е. формирования потребностей-предрасположений. В рамках его концепции их формирование является содержанием процесса социализации и, в тоже время, формирования личности. Наиболее важными понятиями, которыми оперирует Парсонс являются: интернализация и сверх-Я (или superego). Базовой предпосылкой социализации выступает невозможность существования индивида вне общества и, как следствие, потребность в социальных отношениях. Это особенно существенно для детского возраста, поскольку ребенок нуждается в заботе со стороны взрослых. Это приводит к формированию у ребенка особой чувствительности к реакциям тех взрослых, от которых он зависит и, как следствие, к подражанию этим реакциям. «Хотя эта проблема до сих пор не ясна, - утверждает Парсонс, - существует некоторое согласие по поводу того, что развитие способности отождествления с взрослыми является существенным механизмом процесса социализации». Ребенок стремится к тому, чего хочет взрослый, то есть в конечном итоге приобретает его потребности-предрасположения. Поскольку содержание потребностей-предрасположений во многом производно от ценностей и норм, то таким образом происходит трансляция культурного наследия от поколения к поколению.

Таким образом, для Парсонса, социализация основана на обучении. Он выделяет три механизма обучения, которое определяет как «приобретение и угасание ориентаций и склонностей к действию»: изобретение, имитацию и идентификацию. Первый механизм действует в тех ситуациях, когда нет релевантного данной ситуации образца. В этом случае индивид перебирает образцы до тех пор, пока какой-нибудь не подойдет. Имитация и идентификация похожи между собой, однако при идентификации источник образцов имеет столь высокую значимость для индивида, что он стремится отождествить себя с этим социальным объектом, то есть воспроизводит многие его действия. Для ребенка младшего возраста объектом идентификации могут быть родители, например.

Особый случай представляет приобретения знания, которое, хотя и является частью культурного наследия социальной системы, не может быть предметом непосредственного подражания. По Парсонсу, приобретение таких навыков и знаний, в том числе посредством книг, так же происходит на основе механизмов имитации и идентификации. «Имитация необычайно важна в приобретении различных особенных элементов культуры, таких специальные знания, технические навыки и т.д. ... Под идентификацией, с другой стороны, мы подразумеваем приобретение обобщенных образцов». Таким образом, под социализацией Парсонс понимает приобретение культурных образцов. Далее эти образцы становятся частью личности индивида, что обозначается термином интернализации. Обращаясь к различению культурных объектов как объектов ориентации и интернализированых частей личности индивида, можно более четко понять разницу, которая проходит по излюбленной Парсонсом оси «внешнее-внутреннее».

Интернализированные образцы являются, как отмечалось, элементами потребностей-предрасположений. Интернализация играет необычайно важную роль во взаимодействии личности и социальной системы. Существование последней возможно только при условии интернализации акторами, ее составляющими, общих образцов ценностной ориентации. Эти образцы образуют сверх-Я, которое играет важнейшую роль во взаимодействии системы личности с социальной системой. Следует указать на вполне очевидный источник идей, изложенных выше. Среди исследователей творчества Парсонса имеется единодушное мнение, которое на наш взгляд вполне обоснованно, что этим источником является наследие Зигмунда Фрейда. Как отмечает Дж. Александер в своих «Двадцати лекциях: социологическая теория после Второй Мировой войны», «первая вещь, которая поражает нас в отношении теории среднего периода, это то, что Парсонс встретил Фрейда.. V Понятие сверх-Я, происхождение которого из фрейдистской терминологии наиболее очевидно, у Парсонса имеет более широкое значение. У Фрейда в процессе развития ребенка сначала формируется Я, как нечто отличное от Оно. «...Я есть только измененная под прямым влиянием внешнего мира и при посредстве системы восприятия и сознания часть Оно». Процесс формирования сверх-Я Фрейд связывает с фазой господства Эдипова комплекса, путем вытеснения которого и образуется сверх-Я. «... в результате сексуальной фазы, характеризуемой господством Эдипова комплекса, в Я отлагается осадок, состоящий в образовании обеих названных, как-то согласованных друг с другом идентификаций (ранее шла речь, что при распаде Эдипова комплекса возникают две идентификации - с отцом, которая устраняет негативное восприятие отца, характерное для предшествующего периода, и с матерью). Это изменение Я сохраняет особое положение: оно противостоит прочему содержанию Я в качестве Я-идела или сверх-Я». Проявление сверх-Я в дальнейшей жизни индивида Фрейд называет совестью или, в случае очень сильного сверх-Я, чувством вины. Он отмечает, что из этого корня выросли все религии мира.

Трактовка сверх-Я у Парсонса является расширением и продолжением фрейдистских воззрений. Для него сверх-Я - это та инстанция, которая обеспечивает удовлетворительную интеграцию личности в ее взаимодействии с обществом. Поскольку Парсонс не дает своего определения сверх-Я, то можно предположить, что он думал, что интеграцию системы личности обеспечивает совесть.

Важная роль образцов ценностной ориентации как в формирование потребностей-предрасположений, так и их функционировании приводит к необходимости рассмотреть вторую из систем действия - культурную.


Культурная система

«Культура отличается от других элементов действия тем фактом, что она по своим свойствам может передаваться от одной системы действия другой - от личности к личности путем обучения, от одной социальной системы другой — путем распространения. Это возможно потому, что культура образована «способами ориентации и действия», воплощенными в имеющих определенное значение символах». Таким образом, культура в общей теории действия имеет инструментальное значение, что, как признает и сам Парсонс, вовсе не исчерпывает всего многообразия культуры.

Центральным содержанием культуры с точки зрения общей теории действия являются «символы». Они обладают значительным отличием от потребностей-предрасположений, которые конституируют личность, и ролевых ожиданий, которые являются центральным элементом социальных систем, как то будет показано ниже. Потребности-предрасположения существуют в индивиде и не могут быть переданы от одного другому в непосредственном виде. Посредством идентификации индивид может до известной степени усвоить потребности-предрасположения другого, но только до известной степени. Сам факт обладания различными по конституции телами, физиологическими параметрами делает невозможным полное копирование потребностей-предрасположений другого. Символ с комплексом его значений может быть передан, следовательно, он носит внешний характер по отношению к любой системе действия.

Критерий передаваемости лежит в основе выделения тех элементов, которые Парсонсом определяются как культурные, из систем действия. Передача символа от одной системы действия к другой возможна потому, что по отношению к любой эмпирической системе действия символические элементы являются внешними. При этом не имеет значения способ их интеграции в систему: культурные элементы могут выступать и как элементы потребностей-предрасположений и ролевых ожиданий, и как объекты ориентации. В тоже время конкретный символ в значительной степени привязан к конкретной системе действия, и исключением являются только сложные культурные объекты, которые могут некоторое время существовать вне какой-либо конкретной системы действия. Конкретным проявлением символов в системах действия является тот или иной вид ориентации. Он, в конечном итоге, является тем элементом, который может быть передан от одной у другой системе действия, или, говоря проще, от индивида индивиду и от коллектива коллективу.

Символы не существуют изолированно, но, находясь во взаимодействии, образуют некоторые системы. Эти системы проявляют себя как стабильные системы ориентации, то есть образцы ориентации. Таким образом, с точки зрения теории действия, культура оказывается совокупностью символов. Понятие символа у Парсонса тесно сопряжено с возможностью «передачи» культурных объектов от системы действия к другой. Свойство символа передаваться от одной системы действия к другой позволяет с другой стороны, со стороны культуры, посмотреть на процесс социализации. С точки зрения культуры, социализация - это процесс передачи символов от сформировавшихся уже систем действия (взрослых) к еще только формирующимся (детям). Следовательно, воспроизводство общества потому и возможно, что его культурное наследие может ретранслироваться.

Определение символа позволяет рассмотреть классификацию систем символов, которую предлагает Парсонс. Она основана на двух предположениях: о том, что важнейшей функцией символа является ориентация, и о том, что различные типы символов имеют различную значимость для разных типов ориентации. Поскольку ранее Парсонсом было выделено три типа ориентации: когнитивная, катектическая и оценочная, то он постулирует существование трех типов символов, или систем символов, что для него одно и тоже. «Символьные системы, в которых когнитивная функция играет первостепенную роль, могут быть названы «убеждениями» или идеями. Символьные системы, в которых наиболее важна катектическая функция, могут быть названы экспрессивными символами. В сравнении с когнитивными символами точкой отсчета ориентации, основанной на катектических символах, более сдвинута к аффективным состояниям, которые сопровождают ориентацию, чем к учету свойств объекта ориентации.... Символьные системы, в которых первичное значение принадлежит оценочной функции, могут быть названы «нормативными идеями» или «регуляторными символами». Они являются стандартами ценностной ориентации или способами ценностной ориентации... эти оценочные стандарты, в свою очередь могут быть подклассифицированы на когнитивные стандарты, стандарты катектического оценивания и моральные стандарты».

Получается три системы символов, каждая из которых обладает рядом особенностей. В порядке перечисления, между полученными системами и способами ориентации могут быть установлены следующие отношения: 1) системы когнитивных символов - это идеи и представления; 2) системы экспрессивных символов - это способы катексиса объектов (определения их пригодности/непригодности для удовлетворения); 3) системы стандартов ценностной ориентации - это пути оценивания, в первую очередь, пути решения конфликта между различными единицами культурной системы, например, между экспрессивными символами. С точки зрения социальной значимости, наиболее важной является третья группа символов, которую, в свою очередь, Парсонс подразделяет по сфере приложения тех стандартов, из которых сформирована эта группа. Это тоже самое различение когнитивного - катектического - оценочного, что и в предыдущем случае. Различие между символом и стандартом ориентации достаточно наглядно иллюстрируется следующим примером: возможно допустить существование некоторого представления, например, представления о наличие у каждого человека естественных прав. Такое представление по классификации символов должно быть отнесено к первой системе символов - идеям и представлениям. С другой стороны, существуют некоторые критерии, согласно которым можно судить об истинности или ложности данного представления, и они будут являться когнитивными стандартами.

Представляется, что в целом проблематика, связанная функционированием символьных систем и содержанием отдельных типов символов выходит за пределы предметного поля социологии, поэтому далее мы остановимся на тех способах, которыми символьные системы проявляются в социальных. Интеграция символов в социальную систему, с одной стороны, довольно проста, но, с другой стороны, эта простота является кажущейся. Для Парсонса является постулатом существование некоторой общей системы ценностей, которую он обозначает также понятием «этоса». Этос в понятийном аппарате Парсонса - это «набор доминантных тем» или «главный образец ценностной ориентации, доминирующий в системе». Функция этой общей системы ценностей - поддержание интеграции. Для этого сама система должна быть непротиворечивой, то есть собственные механизмы интеграции. Эту функцию выполняют системы стандартов ценностной ориентации. Кроме того, она должна быть интегрирована как в системы личности, так и в социальную систему. В отношении системы личности, интеграция достигается путем интернализации образцов ценностной ориентации, которые как элементы потребностей-предрасположение определяют поведение индивида. В этом смысле проявление биологических характеристик индивида и удовлетворение его физиологических потребностей опосредуется обществом. Поэтому для Парсонса социализация является социальным явлением первостепенной важности. Применительно к социальной системе имеет место процесс институционализации образцов. Институционализация образцов происходит в системе ролевых ожиданий, которые для социальной системы являются аналогом потребностей-предрасположений для системы личности.

Парсонс далек от мысли, что в системе образцов существует без внутренних конфликтов, говоря о том, что она нуждается в минимальной степени интеграции. Точно также он не допускает мысли, что господствующая система образцов охватывает все сектора социальной системы. «Партикуляристские связи и солидарность, такие как родство, можно найти в каждом обществе, но, в тоже самое время, универсалистские критерии умелости, эффективности ... никогда полностью не игнорируются в этих обществах...». В обществах с господством этоса, склоняющегося к обезличенным механическим связям (то, что Ф. Теннис обозначил термином «общество»), существуют большие фрагменты социальных структур, которые имеют ценностные системы, отличные от господствующей. По этой причине, конечная система ценностей каждой эмпирической системы и ее конкретные проявления в виде способов ориентации наиболее для данного общества универсальных, будут всегда продуктом компромисса между реальными условиями и идеалами системы ценностей. Некоторое несовершенство интеграции является не только часто встречающимся, но и нормальным. «Функциональная неизбежность несовершенства интеграции ценностей в социальную систему... не ведет к неотвратимому разрушению последней... Крайний рационалист или доктринер, который принимает систему институционализированных ценностей как нечто, что должно жестко и в полном объеме применяться во всех ситуациях, может ... оказывать серьезное негативное влияние на систему».

Конечная роль систем ценностей оценивается Парсонсом так: «Социальные системы и, особенно, крупномасштабные общество неизбежно сталкиваются со следующей дилеммой. С одной стороны, они не могут существовать без системы институционализированных образцов, которой члены системы серьезно привержены и которой они должны следовать в своих действиях. С другой стороны, они должны быть способны принимать компромиссы и приспособления, терпимо относиться ко многим действиям, которые с точки зрения этой доминантной системы являются неправильными».

Из вышеизложенного очевидно, что символьная система играет определяющую роль как в формировании личности, так и поддержании существования социальной системы. Личность, понимаемая как система потребностей-предрасположений, в процессе социализации усваивает определенные наборы ценностей и норм, которые решающим образом определяют ее поведение. В тоже время, усвоение ценностей и норм в потребности-предрасположения делает возможным сосуществование личности с другими индивидами в рамках социальной системы. Культура в концепции американского социолога выступает в роли связующего звена между индивидом и социальной системой.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Психосоциальный портрет несовершеннолетней матери
Предмет и метод экономической социологии
Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.
Теоретико-методологические основания общей девиантологической теории.
Понятие социальной несправедливости как общее основание для объединения причинных теорий девиантности.
Вернуться к списку публикаций