2013-06-17 08:45:27
ГлавнаяСоциология — Научные взгляды Питирима Александровича Сорокина



Научные взгляды Питирима Александровича Сорокина


Методология науки

В 1990-е годы отечественная историография переживала кризис исторической науки. На сегодняшний день практически утрачена ее прежняя общая теоретическая база - марксизм, претендовавшая на широту и универсальность, на способность «объять и объяснить» все реальное многообразие исторической действительности. В поисках выхода из кризиса историки пытаются заменить методологические постулаты марксизма иными теоретическими конструкциями: к примеру, концепцией локальных цивилизаций или попытками сочетания ортодоксально-марксистского подхода с ныне популярным «цивилизационным» и т.п. Поэтому изучение историко-культурной концепции П. Сорокина вызывает немалый интерес не только в целях воссоздания некоего целого полотна развития исторической теории и ее методологических оснований, но и в плане поиска преодоления современных теоретических трудностей.

Осмысление исторической концепции Питирима Александровича Сорокина будет более продуктивным, если учитывать широкий контекст развития отечественной историографии первой трети XX века. В конце XIX - начале XX вв. в российской исторической науке можно выделить несколько направлений. А в эмигрантской литературе первой трети XX века господствовала позитивистская методология, в которой историки выделяют два существенных обстоятельства. С одной стороны, основная задача историка состоит в накоплении большего количества фактов, прежде всего почерпнутых из архивных источников, и разработке, в первую очередь, политической и социально-экономической истории. Само накопление фактов, которые можно было считать достоверными, рассматривается как идеал, к которому следует стремиться историку, поскольку интерпретация представленных фактов происходит почти автоматически. Другой особенностью позитивистской историографии является вера в то, что факты сами вскроют те специфические формы, в которых проявляются законы общественного развития. Законы универсальны, хотя временами различаются в своем проявлении и в хронологической последовательности. «Представители позитивизма впервые в истории русской общественной мысли, - писал П.А. Сорокин, - обратили внимание на процессы состояния общества в целом, на взаимодействие различных сторон социального целого, вопреки традиционной историографии со стереотипами «великий человек», его фразы, деяния, т.е. они по-новому прочитали уже известные исторические данные».

В русский период творчества свою систему мировоззрения П.А. Сорокин характеризовал как разновидность эмпирического неопозитивизма или критического реализма, основывающихся на логических и эмпирических научных методах познания; как некий синтез социологии Конта и Спенсера об эволюционном развитии, скорректированный и подкрепленный теориями Н.Н. Михайловского, П.Л. Лаврова, Е.В. Де Роберти, Л.И. Петражицкого, М.М. Ковалевского, М.Н. Ростовцева, П.А. Кропоткина, из русских мыслителей, и Т. Торда, Э Дюркгейма, Г. Зиммеля, М. Вебера, К. Маркса и других, из числа западных ученых. Его учение политически представляло собой форму социалистической идеологии, основанной на этике солидарности, взаимопомощи и свободы.

Становление теоретических конструктов Сорокина связано с именами крупнейших ученых-позитивистов - М.М. Ковалевского и Е.В. Де Роберти, возглавлявших кафедру социологии в Психоневрологическом институте. М.М. Ковалевский был последним представителем классического позитивизма в России, в его исследованиях интересна связь социологии с историческими науками. Определяя предмет социологии, он полагал, что «социология в отличие от истории отвлекается от массы конкретных фактов. Ее задача - указывать лишь их общую тенденцию, раскрывать причины стабильности и движения человеческих обществ, устойчивости и развития порядка в разные эпохи, в их преемственно-причинной связи между собой». История культуры представлялась ему как конгломерат, в который, по желанию, можно ввести и историю языка, и историю моды, и многие другие «культуры-истории», т.е. все ту же историю, но в большей степени обращающую внимание на внутренний быт народов. М.М. Ковалевский отмечал: «Мы можем отдельно изучать различные стороны этого быта и получить ряд исторических наук: историю религии, права, искусства и т.д., но все конкретные науки будут иметь ее между собой только то, что они интересуются данными явлениями с точки зрения причинной связи и последовательности между ними, ... но они не могут обобщить социальные законы».

Под влиянием М.М. Ковалевского, Сорокин определяет объектом истории всякий исторический факт, имеющий социокультурное значение. Историческое знание, сформированное путем обобщения эмпирических данных, включается им в общую интегральную теорию. Сорокин называл М.М. Ковалевского «ученым-эмпириком до мозга костей,... наблюдателем и описателем крохотных, миллиметровых факторов». Притом заслугой М.М. Ковалевского П. Сорокин считал его способность и стремление выстраивать обширные выводы и теории на основе большого количества факторов. Обширность знаний Ковалевского позволяла ему, по мнению Сорокина, выводить не прямую и упрощенную линию при построении схем, а более сложные, менее отчетливые архитектурные теории.

Находясь в эмиграции, П.А. Сорокин популяризировал и другую идею своего учителя - проблему общественного прогресса, хотя мнения ученых по этому поводу расходились. П. Сорокин не признавал исторического прогресса. Он утверждал, что говорить о восходящем развитии истории не приходится. Это просто разное состояние общества, «смена различных состояний воды: твердое - жидкое — парообразное». Но для М.М. Ковалевского социальный прогресс - это основной закон социальной жизни, его критериями являются рост солидарности, социальности и равенства. Солидарность людей для М.М. Ковалевского является нормой общества, а борьба человечества и ее краткие проявления — революции - отклонением от нормы. Хотя он и признавал, что революции могут приводить общество в движение, тем не менее, считал этот путь противоестественным. Таким образом, М.М. Ковалевский утверждал, что прогресс общества закономерен, революция не есть историческая необходимость, а следствие ошибок правительства. Именно такая оценка революционных событий и привлекла Сорокина, в последние годы жизни он обращается к мысли М.М. Ковалевского, призывая людей научиться управлять динамикой общества, используя альтруистические потенции человечества во имя прогресса.

Одной из основных проблем истории П.А. Сорокин считал теорию факторов, вокруг которой длительное время ведутся дискуссии. От ее решения в значительной мере зависит составление наук об обществе. И опять на формирование идейной позиции Сорокина, определяющее влияние оказал М.М. Ковалевский, который, по существу, подвел итог в свое время длительной дискуссии в мировой науке по проблеме одного факта. Следуя идеям М.М. Ковалевского, Н.И. Кареева, Е.В. Де Роберти, Питирим Александрович указывал на так называемые «факторы или факты, из которых каждый так или иначе связан с массой остальных, ими обуславливается и их обуславливает». Они служат источниками социальных явлений и событий, ими формируются исторические закономерности и ими же проверяются.

Стоит отметить, что П.А. Сорокин, так же как и его учитель Е.В.Де Роберти, не различая понятия «факты» и «факторы» истории, стремился сосредоточиться на проблеме их методологии. Сорокин был склонен считать, что социальную жизнь невозможно свести к единому причинному ряду, за что и критиковал марксизм, обосновывающий суть материалистического понимания истории через понятия «базис» и «надстройка». Плодотворным может стать, по его мнению, только плюралистический подход к познанию «пестрой ткани» истории общества. Поэтому общественный механизм поведения людей, социальную интеграцию, П. Сорокин пытался объяснить несколькими причинами, рядом факторов. Он предлагает трехчленную группу факторов истории или условий возникновения, сохранения или исчезновения обществ, органично вытекающую из идеи универсальности системы мира, воспринятой от Е.В. Де Роберти: неорганической части, органической и надорганиче-ской (социальной).

Самый низший ряд в иерархии факторов П. Сорокина представляют космическо-географические условия (температура, свет, вода, рельеф, климат, плодородие почвы, ее географическое строение и др.), сталкивающие людей и заставляющие их взаимодействовать независимо от их воли. Анализируя обширный исторический материал, Сорокин пришел к выводу о том, что «чем ниже мы будем спускаться по лестнице культуры, тем социализирующая роль космических условий будет возрастать, первобытные люди находились и находятся от них в гораздо большей зависимости, чем мы,... они не располагали и не располагают как культурные люди возможностью создавать вокруг себя искусственную среду, делающую их, в значительной степени, независимыми от космических условий и процессов».

Сорокин предполагал, что холод неизбежно гнал людей в те места, где была естественная теплота, жажда — к источникам воды, темнота — к естественным источникам света, необходимость передвижения — к водным путям сообщения, бесплодность территории - в места плодородия, жара — в места прохладные и т.д. Факты из географии народонаселения позволили Сорокину заключить, что «первые поселения людей, как и современные скопления их, тянутся вдоль берегов рек, озер, морей, наиболее населенными являются полосы земли, тянущиеся вдоль источников воды, области со слишком высокой или слишком низкой температурой (полюсы, пустыни) наиболее слабо населены, места удобные для жизни, защищенные от ветров, не трудные для подъема, богатые запасами пищи, питья были и остаются пунктами, притягивающими людей». Справедливости ради отметим, что влиянием географического фактора на жизнь людей интересовались многие историки и до П.А. Сорокина (например; С.М. Соловьев, В.О. Ключевский).

Второй ряд факторов представляют биолого-физиологические, сводимые в общем смысле Сорокиным к «фактам нуждаемости» одного индивида в другом в силу различных обстоятельств: необходимости сохранения вида, потребности питания, половой потребности, инстинктов самосохранения и др., - благоприятствующим и создающим взаимодействия людей. Роль биологических факторов, по Сорокину состоит в том, что они связывают индивидов на почве биологических потребностей, способствуют появлению и росту социальности «в смысле взаимного тяготения индивидов друг к другу, потребности в себе подобном, в смысле социального родства, без соображений о пользе, моральности или выгодности».

Таким образом, устанавливая первые два ряда факторов истории (космические и биологические), П. Сорокин вступает в дискуссию с приверженцами той точки зрения, что общество возникает и существует, исключительно как результат сознания и воли людей (Гумплович — этические условия, Маркс — экономические, Де Роберти, Лавров — интеллектуальный фактор, Кропоткин - нравственный фактор, Дюркгейм, Зиммель — общественное разделение труда и др.). Несмотря на то, что Сорокин не считал космические и биологические условия главными факторами истории, его теория допускает возможность возникновения общества и при наличии бессознательных условий.

Главными же условиями, вызывающими общественные явления, П. Сорокин называл социальные условия, социально-психические факторы, где причины возникновения взаимодействия людей исходят прямо и непосредственно от них самих, как существ, одаренных психикой и сознанием. В основе третьего ряда факторов лежат потребности общения людей с себе подобными, потребности психического обмена чувствами, идеями, велениями, т.е. потребностями столь же реальными для человека, как и биологические. Разнообразные социальные потребности: общения, интеллектуальной деятельности, чувственно-эмоциональных переживаний, волевого целеполагания выступают мотивами поведения и деятельности людей, обусловливающими их общение в религиозной, политической, правовой, нравственной, эстетической, экономической и других сферах, или как позже он определит — «эмпирических социокультурах». В этой группе факторов Сорокин, следуя традиции Де Роберти, отмечавшего, что «первой основой всякой культуры, всякого общества является знание», значительное место отводил знанию как фактору общественной жизни. В ранних работах Сорокин пишет: «Знанию мы обязаны тем, что по мере развития цивилизации жизнь каждого из нас все более и более превращается в один или несколько жизненных силлогизмов», и далее «с ростом знания и с развитием духовной жизни все более растет и роль целевой мотивации...», «с поступательным ходом истории роль знания увеличивается».

Детально изучив историю религии, искусства, морали, Сорокин установил, что вместе с развитием человеческой цивилизации, накоплением, расширением и передачей социального опыта, выраженного в знании, усложняются и общественные установления: религия, искусство, мораль, право, материальная культура общества, И, если, анализируя отношение знания к другим факторам общественной жизни, в трудах русского периода, он с пафосом сводил историческую закономерность к тому, что: «при прочих равных условиях социальная роль знания тем больше, чем выше количественно и качественно само знание, и обратно, социальная роль космических и биологических факторов тем больше, чем ниже количественно и качественно знание, которым обладает данное общество», то в последние годы жизни, размышляя над проблемой выхода из кризиса чувственной суперкультуры, П. Сорокин в современной науке обнаруживал «двойственный процесс: с одной стороны (а) все нарастающую разрушительность безответственных, научных достижений чувственного типа, подобно ядерным средствам войны, изобретенных и продолжительное время совершенствовавшихся учеными чувственного типа. С другой стороны (б), все возрастает число ученых, которые отказываются от преобразований базисных теорий науки в морально ответственном, интегральном направлении».

П. Сорокин признавал, что перечисленные им факторы социальной интеграции не только объединяют людей, но и способствуют порой распаду «коллективных социальных единств», но так или иначе они способны объяснить исторический процесс. Главную историческую силу Сорокин оставляет за человеком, который и «определяет прошлое, настоящее и будущее истории мира», является рациональным мыслителем и деятелем, активным участником в высших творческих силах космоса. Именно люди в процессе значимых взаимодействий формируют интегрированные культурные элементы в виде значений, норм, ценностей, олицетворяющие «душу человечества», служащие основанием для существования длительных периодов в истории или суперкультур. Уже в американский период творчества Сорокин окончательно пришел к пониманию того, что культурный фактор - важнейший, определяющий в истории человечества, по сравнению с другими компонентами социального мира. Сорокин утверждал, что только культурный фактор может объяснить данное состояние науки, философии, религии, этики, права, искусства, политики, экономики и т.п.

Таким образом, Сорокин исходил из понимания многофакторной обусловленности истории. Яркой иллюстрацией своей теории он считал ситуацию в России к 1920-м годам: биологическая деградация населения (холод, голод, распространение нервных и половых болезней ослабили жизнестойкость людей), что привело к понижению их психическо-творческой силы и энергии, нравственной и социальной деградации, криминализации общества, понижению интеллектуального уровня, изменению отношения к систематическому активному производственно-разумному труду, и как следствие, к экономической разрухе. Сорокин подвел печальное резюме: «Весь груз нашей расточительности падет на плечи многих поколений наших потомков».

Выступая против монизма в истории, следуя теории плюрализма факторов и развивая ее, П. Сорокин утверждал, что предложенные им три ряда факторов способны комбинироваться, доминировать поочередно и никогда не действуют изолированно друг от друга. П. Сорокин акцентировал особое внимание на месте человека в историческом процессе: «Не может быть ни одного исторического факта, который противоречил бы свойствам человека и совершался бы помимо его, ... с его появлением началась история, с его исчезновением она кончится,.. исторический ход и причинность — дело человека». Главным условием истории, необходимым и самодостаточным, по Сорокину, является сам человек со всеми своими свойствами и потребностями.

Одержимый желанием к глобальному охвату истории развития человечества, вскрытию ее механизмов, выявлению связи между различными историческими состояниями общества и культуры, П. Сорокин стремился преодолеть устои традиционной хронологической исторической науки, дающей на его взгляд лишь «субъективное знание отдельных событий, не объясняя, что, как и почему в истории».

Н.И. Кареев полагал, что П.А. Сорокин был в большей степени учеником Е.В. Де Роберти, чем М.М. Ковалевского. Е.В. Де Роберти возглавлял школу российского психологического направления в социологии, разработав «оригинальные тезисы неопозитивизма». Он выступал за автономию социологии, против стремления слить ее с биологией, против «психизма». Выступая в 1908 году на открытии Психоневрологического института, главной задачей социологии он назвал стремление «поднять эмпирическое познание социальных факторов на высоту точной теории и ... рационализировать различные технологии, непосредственно управляющие различной деятельностью человека и его поведением». Интересно, что, трактуя социологию как универсальную науку о человеческом духе, он относил к ней историю, философию, этику и т.д. Поэтому всемирная история рас, народов, государств представлялась Е.В. Де Роберти огромным социологическим опытом, который необходимо связать в единое целое с помощью социологии.

Под влиянием теоретических концептов Е.В. Де Роберти Сорокин рассматривал историю как преемственную передачу от поколения к поколению накопленного социального опыта, поэтому «сходные причины в сходных условиях вызывают сходные следствия и результаты». Следовательно, целью исторического анализа для Питирима Александровича становится: «Вычислить процесс и предсказать повторяющиеся условия, а, следовательно, и следствия их, исходя из знания истории», то есть изучать причинно-следственные отношения между явлениями и их результатами в прошлом для прогнозирования будущего. П.А. Сорокин строил свою концепцию на основе онтологической проблематики истории, обосновывая историческую теорию на базе единства философии, истории, культуроведения и особенно социологии. Для решения теоретических проблем Сорокин использовал «философию интегрализма», так как «истина, по его мнению, полученная с помощью интегрального использования всех трех каналов познания - чувства, разума и интуиции - это более полная и более ценная истина, нежели та, которая получена через один из этих каналов».

Исходя из понимания того, что самопознание общества достигается совместными усилиями всех общественных наук, П.А. Сорокин считал продуктивным синтез методов общих и частных наук, в первую очередь, социологии и истории. В отличие от «генерализирующей» роли социологии, истории он отводит «индивидуализирующую» роль, заключающуюся в изучении свойств надорганического мира. Если объектом истории выступают эмпирические факты, представляющие продукт взаимодействия людей, то объектом социологии является теоретическая проблема, определяющая типологию социального развития. П. Сорокин констатировал, что совершенные социологией обобщения и ее научность повлекли создание ряда общезначимых понятий, исторических законов, расширив тем самым границы истории.

П. Сорокин критиковал идеографическую методологию. Он описывал разрыв между теоретическими установками и идеографической практикой историка-идеографа. «Идеографический тезис об уникальности исторических событий, - пишет П. Сорокин, - означает, что невозможно выделить важные и главные события, все они уникальны и в силу этого равноценны. Следовательно, историк должен совершить невозможное, а именно, описать все исторические события, причем подчеркивать их специфичность, игнорируя при этом их связь друг с другом, что также совершенно невозможно. А поэтому, хотя в теории придерживаются тезиса об уникальности, на практике историк постоянно подчеркивает повторяющиеся общие моменты в тех или иных аспектах человеческого прошлого». Он приводит пример, что когда историк-идеограф описывает определенные комплексы социальных явлений в Древнем Риме, такие, как религии, классы, искусства и т.п., то тем самым он признает, что в существенных чертах это есть то, что выступает как религия, класс, искусство и т.п. у других народов и в разное время. И хотя было одно Среднее царство в Египте, одна Пелопонесская война, один кодекс Юстиниана и одна Французская революция 1789 г., в истории существует общее и повторяющееся в различных государственных механизмах и войнах, юридических законах и революциях. История, по мнению П. Сорокина, напоминает «симфонический оркестр, который каждый раз по-новому повторяет одну и ту же тему». Вечно повторяющийся элемент истории составляет цикл культурного изменения, который характеризует жизнь любой цивилизации. Современная философия истории и призвана, делает вывод П. Сорокин, изучить, прежде всего, этот циклический процесс повторения духовного в ходе всемирной истории.

Таким образом, полагаясь на свой научно-исследовательский опыт, П. Сорокин придерживался точки зрения плюрализма методов историко-культурного познания. Создавая интегралистский метод, как считают исследователи, П. Сорокин синтезировал эмпирический метод (реконструирующий исторические факты), рационалистический метод (состоящий из причинно-функционального и логико-значимого компонентов) и интуитивный метод. И в то же время Сорокин признавал, что с разрастанием исследования, наше понимание методов может углубляться, и могут быть изобретены новые.

Утверждение же П.А. Сорокина о том, что социология выполняет методологическую функцию в историко-культурном познании, нельзя рассматривать как стремление ученого к поглощению истории более широкой областью знания — социологией. История, по мнению Сорокина, как и другие общественные науки «требует познания истин, которые она заимствует у теоретической науки социологии». Каждый специалист узкой области знания, по его мнению, есть всегда социолог, и должен им быть. Хотя скорее, на наш взгляд, этот лозунг был вызван к жизни эмоциональным состоянием ученого и огромной любовью к социологии.

Безусловно, сильное влияние на методологию Сорокина оказали и исторические воззрения Н.И. Кареева. Ведь именно он заложил основы нескольких научных направлений: философии истории, истории социологии, социологи культуры, историографии и др. Социология, по мнению Н.И. Кареева, исследует законы, которыми управляются общественные явления, а философия истории указывает на последовательную смену социальных явлений во времени. Во всякой философии истории Н.И. Кареев выделял три вещи: «Более или менее широкие обобщения, или ... квинтэссенцию истории, известного рода суд над нею, или то, что разумеется под именем ее смысла, и поучение, т.е. взгляд на то, что должно быть признано желательным для будущего», - которые и обеспечивают необходимость ее существования. Многие взгляды Кареева можно встретить в работах Сорокина. Сам Кареев, критикуя бихевиористскую позицию П.А. Сорокина на диспуте, посвященном защите «Системы социологии», вместе с тем высоко ценил изучение им общественной статики, с большинством положений которой он солидаризировался.

Как и Сорокин, Кареев определял историю как науку конкретную, имеющую в виду не общее, а единичное, с собственным именем, с обозначением места и времени, других обстоятельств; как науку, которую интересует все индивидуальное: личность, народ, событие, процесс. В более поздней работе Н.И. Кареев, уточняя эту мысль, указал, что «задача истории не в том, чтобы открывать какие-либо законы (на это есть социология), а в том, чтобы изучать конкретное прошлое, без какого-либо поползновения предсказывать будущее». На основании этого Кареев и выделял феноменологическую науку — историю и номологические науки: философию, социологию, психологию. «История и социология, - писал он, - изучают одно и то же, но только различными способами. Первая воспроизводит прошлое, вторая - открывает общие законы». Взгляды Н.И. Кареева во многом схожи со взглядами А.С. Лаппо-Данилевского, несмотря даже на то, что Н.И. Кареев в вопросах теории истории в целом находился в пределах позитивистской парадигмы, а А.С. Лаппо-Данилевский был сторонником неокантианской методологии истории. Судя по личной переписке, П.А. Сорокин был знаком с Лаппо-Данилевским, а воззрения последнего оказали влияние на методологические установки Сорокина. Вообще среди представителей интеллектуальной элиты, сформировавшейся под непосредственным влиянием идей Лаппо-Данилевского, были не только собственно историки. «Кажется, - свидетельствовал философ Н.В. Болдырев, - никого нет среди философов молодых поколений Петербурга, кто не прошел бы его школу». Критикуя позитивизм, Лаппо-Данилевский обосновывает методологию истории. Он утверждает, что цель социогуманитарного познания состоит в выявлении психологического содержания социальных и культурных фактов и построении на этом основании типологических конструкций. Он относился к гуманитаристике как строгой науке, включая в это понятие, прежде всего, представление о реальном, чувственном, воспринимаемом объекте с реальными, природными свойствами и соответствующей системой методов его познания.

А.С. Лаппо-Данилевский не противопоставлял науки по их методу, а стремился к созданию единого знания о человеке. В центре его методологии истории стоит учение об объекте истории, как феномене взаимодействия человечества. Именно совокупность произведений, созданных людьми, создает, по мнению А.С. Лаппо-Данилевского, реальную основу изучения человека. В своей концепции методологии истории он различал два этапа, каждый из которых самодостаточен, а их синтез открывает возможность построения феноменологии человеческой культуры. Первый этап он соотносил с «методологией источниковедения», предполагавшей отношение к источнику как к явлению культуры, с помощью которого восстанавливается история; второй - «методология исторического построения» - базировал на рассмотрении культуры как совокупности факторов, оказывающих влияние на эволюцию человечества. В этом смысле методология Лаппо-Данилевского была плодотворно воспринята и использована Сорокиным в разработке теории социокультуры.

Итак, историко-культурная методология, созданная П. Сорокиным, является нестандартной и малоизвестной концепцией. Она дает возможность по-новому прочесть известные исторические факты, сформировать новые варианты периодизации истории культуры. Теория П. Сорокина показывает, что материалом для историко-культурного исследования должны служить данные не только об уровне организации экономики, политики, но и о характере и типе образования, отношении к морали, религии, искусству и т.д.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Формирование теории социальной системы Т. Парсонса.
Актуализация концепции социальной эволюции Г. Спенсера в современных условиях.
Психосоциальные основы общественной и частной благотворительности: исторический аспект
Предмет и метод экономической социологии
Менеджериальная идеология в России - теоретические аспекты и перспективы
Вернуться к списку публикаций