2013-06-17 08:40:15
ГлавнаяСоциология — Национальная катастрофа в оценке Питирима Александровича Сорокина



Национальная катастрофа в оценке Питирима Александровича Сорокина


По мнению П.А. Сорокина, для достижения мира первоначально необходимо определить, какие начала должны быть положены в основу проекта мира и послевоенных международных отношений, т.е. решить какие цели должно преследовать будущее устройство Европы и других стран. С его точки зрения, «основной целью будущего мира должно быть создание таких внутри и межгосударственных отношений, которые всего прочнее гарантировали бы мир на будущее время и делали бы наименее возможной войну». Во-вторых, все практические шаги по устройству мирной жизни, считает он, должны лежать в русле действия законов развития социальной жизни, открытых человечеству с помощью социологии. В третьих, необходимо создание надгосударственного союза.

Ученый признает, что значительную часть этих идей реализовать вполне возможно, при этом осуществление проекта — очень долгий и сложный процесс. Этому способствуют следующие факторы. Сама идея установления всеобщего мира осознанна и поддержана большинством общественных деятелей и стала интересом каждого народа и государства. Он полагает, что «мы давно достигли той высоты культуры, когда идея человечества вошла в наше сознание и стала неотъемлемой принадлежностью». Здесь сложно не согласиться с А.М. Беляевым, который считает проект Сорокина идеалистическим, потому что тот исходит не из материальных предпосылок, а из совпадения интересов людей (моральных, научных, политических, эстетических, правовых, экономических).

Еще одним фактором, способствующим развитию мира, по мнению Сорокина, является развитие и укрепление института права во внутригосударственных отношениях и отношениях межгосударственных. Развитие международного права является для него свидетельством процесса объединения современных государств в одно замиренное целое, а развитие права внутри государства способствует подчинению всех жителей государства единым правилам. Причем этот процесс проходит три стадии:

- полное господство грубой силы, выступающей в форме войны или кровавой мести: «Всякий был судьей своего дела. Кто был силен — тот и прав»;

- возникновение третейского суда посредников, выбиравшихся спорящими сторонами. Отсутствие силы, стоящей за решениями данного суда, вследствие чего «недовольная приговором сторона могла не подчиниться ему и прибегнуть снова к силе»;

- установление обязательности решений суда, приводимых в исполнение принудительно, помимо воли и желания недовольной приговором стороны, специально созданной в этих целях силой. «Таким образом, положен был конец самоуправству и войне между членами государства, и водворен был порядок».

Эти же стадии проходит в своем развитии и международные отношения. Если первоначально все конфликты между государствами решались только войной, то в XIX веке обозначился переход ко второй стадии — решению споров третейским международным судом. В XX веке настал момент, когда развитие международного права вступает в третью фазу - за решениями суда должна стоять такая сила, которая была бы способна подчинить себе непокорное государство. «В создании этого международного суда, за решениями которого стояла бы сила, способная сломить волю непокорного и воинственного государства, и состоит задача момента», - подчеркивает он.

Механизмом реализации своего проекта П.А. Сорокин называет работу особого конгресса мира, который видится ему первоначальной моделью общемирового законодательного органа. Его задачей должно стать принятие двух основных законодательных норм: первая о том, что решение межгосударственных споров и столкновений войной недопустимо, и вторая, что в случае каких бы то ни было столкновений, государства обязываются передавать решение спора международному суду и берут обязательство подчиниться его приговору.

Именно международный конгресс должен выработать основные принципы формирования той силы, которая должна следить за исполнением решений международного суда. П.А. Сорокин отвергает мнение ряда ученых и общественных деятелей, предлагавших создать специальную сильную международную армию. Это обязательно повлечет трудности в ее комплектовании и финансировании. По его мнению, этой силой должна быть сила всех государств, кроме государства нарушителя. То есть, с государством-агрессором должны быть разорваны все отношения, это, в свою очередь, приведет к экономическому бессилию нарушителя. Если же эта мера будет недостаточной, то все государства должны выставить совокупные вооруженные силы. «Так как все эти совокупные силы будут всегда больше силы одного, хотя бы и самого крупного государства, то такая угроза, а тем более - ее исполнение, будет достаточной гарантией для сохранения мира и подчинения отдельных государств решению международного суда. Таким образом, создается зачаток той надгосударственной силы и организации, которая, как я указывал, даст возможность создать сверхгосударство и расширить сферу мира если не на все человечество, то на большую его часть».

Исходя из того, что в современных условиях «война экономически не выгодна для победителя при самом победоносном исходе», П.А. Сорокин развивает идею о сокращении постоянных армий и вооружений во всех государствах: «Если не полное уничтожение, то максимальное сокращение постоянной армии и вооружений во всех государствах». Демократизация политической жизни страны, реализация принципа равенства прав всех лиц и национальностей, живущих в пределах государства, по мнению Сорокина, значительно облегчает достижение прочного социального мира. И обязательное введение в уголовный кодекс всех государств специальной статьи, предусматривающей ответственность правительства отдельного государства за нарушение норм международного права. Вот тот перечень реформ, который предлагал П.А. Сорокин для воплощения в жизнь своего проекта. Их реализация и изменения в области международных отношений и позволят, по его мнению, обеспечить гарантии прочного мира в будущем.

Вторым шагом для построения «вечного мира» П. Сорокин назвал изменение политического строя государств, в частности, «передачу вопросов войны и мира из рук тайной и безответственной дипломатии в руки самого народа или демократизированного народного представительства». Он говорил о необходимости смены политического строя государств с монархического на демократический. Анализ выступления Сорокина по социально-политическим вопросам позволяет констатировать, что гарантию демократического строя он видел в республиканской форме правления, опирающейся на принцип выборности должностных лиц, парламентаризме и конституционализме.

В работе «Что нужно народу. Монархия или республика?» Питирим Сорокин проводит сравнительный анализ монархической и республиканской форм правления. Он рассматривает следующие виды монархии: неограниченную, конституционную и парламентскую. И подчеркивает, что «все они вредны, изжили себя». По его мнению, лучшей формой правления является республика, «под республикой разумеется такая форма государства, где власть принадлежит самому народу и только ему».

Он выделил три вида демократической республики. Образцом первого вида является Швейцария - «образец непосредственного народоправства», народ всю полноту власти оставляет в своих руках, а не передает ее своим представителям. Вторым образцом является парламентарная республика Франции. И, наконец, Соединенные Штаты Америки - «великая страна народоправства, является образцом республики, выстроенной на начале разделения властей». Именно за демократическими режимами, считает П. Сорокин, будущее.

Итак, в 1917 году Сорокин думал, что главным условием сохранения мира является создание международного союза государств, разоружение и установление демократических режимов. К этой теме Сорокин вернулся в 30е годы XX века, когда он пересматривает свои взгляды, убеждается в несостоятельности «социального бихевиоризма», критикует принципы «сциентизма» и «эмпиризма» в социологи и выдвигает на первое место понимание мира - как гармонии высших ценностей. Проанализировав причины Второй мировой войны, П. Сорокин нашел, что никакие соглашения между государствами и никакие международные органы существенной роли в вопросах войны и мира не играют. В противоположность своим прежним представлениям он стал считать, что «надгосударственное правительство может быть не только бессильным, но, что еще хуже, может стать мировой тиранией..., военно-полицейскими силами мирового правительства, что в итоге служит войне, а не миру».

П. Сорокин подчеркивает, что дело не в союзах государств, а в природе самого общества, которую он видит в типе культуры, общества и человека. Он считает, что в рамках господствующей современной культуры, общества и человека мир невозможен, «в условиях такой культуры межгосударственные объединения работают скорее на войну, чем против нее».

Сущностью культуры общества, лихорадящей человечество в кровавых войнах, он считает чувственный ее тип: деградацию духовных ценностей; превалирование чувственных ценностей (богатство, материальный комфорт, свободу); исчезновение разграничительной линии между добром и злом, правдой и ложью, красотой и уродством, справедливостью и несправедливостью. В этом типе культуры, по мнению П. Сорокина, межличностная и межгрупповая борьба за эти ценности развивается и становится доминирующим стимулом в жизни индивидов и групп, а результатом является «взрыв насилия в различных формах, приход к власти групп давления и диктатур, всплески преступности, гражданской войны и войны международной».

Итак, все вышеперечисленные факты свидетельствуют о том, что история и динамика войны связаны с появлением и ростом чувственной культуры. При этом интенсивность и жестокость войн зависят от милитаристской социокультурной природы общества. П. Сорокин делает вывод о том, что в таких условиях никакой прочный национальный мир никогда не был и никогда не будет возможным.

В чем же он видит выход для человечества? Выход, по мнению П. Сорокина, в изменении типа культур современного общества, в создании новой культуры, которая должна основываться на истинных реальных ценностях.

Принципы новой культуры будут выражены во всем: в науке, философии, религии, изобретениях, искусстве, этике, праве, формах общественной организации и т.п. Вместо антагонизма между точными науками, философией и религией и вместо их способности подрывать друг друга возникает культура в форме интегральной системы Истины. А этика и право перестанут быть набором универсальных норм, обязательных и эффективно контролирующих поведение всех. Новая культура создаст нового человека — счастливого, мудрого, доброго и справедливого к себе и ко всем согражданам. Человек будет рассматриваться как конечная ценность, а не просто как биологический организм или «психоаналитическое либидо».

При оценке концепции П. Сорокина о способах достижения мира без войны его тезис об изменении типа культуры общества как причины войн сомнений не вызывает. Однако остается неясным, как изменить культуру и общество. П. Сорокин говорит, что уже имеются силы в обществе, способные это сделать, но что это за силы, он не указывает.

В соответствии с эволюцией его взглядов изменилось и его отношение к предложенным средствам достижения мира. Он отказался от мысли, что демократическая система правления гарантирует мир и устраняет войну, «республиканские и демократические страны были не менее воинственными и не более миролюбивыми, чем монархические и автократические». Например, после победы демократических стран в Первой мировой войне, Англия, Франция, США и Бельгия потерпели сокрушительное поражение при попытке истребить войны или хотя бы сократить их частоты. Версальский договор и объединенные усилия союзников после войны не привели к веку сравнительного мира, как это было в случае с Венским конгрессом, созванном автократической Россией, Францией, Австрией и Англией в 1815 г. Послевоенное доминирование демократических стран дало только короткий безвоенный период с 1918 по 1939 гг. и закончилось самым страшным во всей человеческой истории взрывом, поэтому «демократическое лекарство от войны - шарлатанское средство, а доктора, которые его прописывают, — не более чем невежды».

Таким образом, он подчеркивал, что «нет тесной причинной взаимозависимости между войнами межнациональными и гражданскими, с одной стороны, и автократическими или демократическими, монархическими или республиканскими политическими режимами - с другой».

Другим средством политического исцеления от войн является Организация Объединенных Наций. Но она, отмечал П. Сорокин, «насквозь заражена метастазами внутренних противоречий». С одной стороны, она основана на принципе равенства всех наций, но, с другой - великие державы и юридически, и фактически не равны с малыми. Поэтому она вполне демократична, когда предоставляет равное право голоса всем нациям, и она в высшей степени недемократична, когда приравнивает голос одного кубинца или ирландца к голосам 20 - 40 американцев, русских или китайцев. Столь же внутренне противоречива и организация ее голосующих блоков, она превращается в простую ширму для силовой политики того или иного блока наций. По мнению Сорокина, «ООН - абортированное дитя... Государственные интересы она защищает в силовой манере и руководствуется правилом, по которому правота — в силе». Следовательно, главными причинами бездеятельности и безрезультативности ООН П. Сорокин называет дефекты ее организации и отсутствие полномочий власти, «ей трудно выступать в качестве моральной силы в сегодняшнем аморальном мире, не имея ни морального авторитета, ни соответствующей реальной физической власти, она не может явить нам чудо исчезновения войны и сотворения храма вечного мира».

Идею создания мирового правительства П. Сорокин продолжал рассматривать как одно из наиболее эффективных средств исцеления человечества от войн. Однако на сегодняшний день осуществление этого проекта невозможно, ибо отвергается идея пропорционального представительства в правительстве мира. Например, американские сторонники считают, что США должны играть главную роль в такой организации, более того, образец правительства США должен стать формой мирового правительства вообще. Такую же позицию занимают и другие страны, не желающие приносить какие-то жертвы в интересах создания подлинного мирового правительства. При таких условиях, предостерегает П. Сорокин, мировое правительство «обернулось бы разновидностью мировой тирании, которая являла бы собой самый страшный тип тирании из всех когда-либо существовавших в истории человечества».

Итак, все вышеперечисленные факты ясно свидетельствуют, что в американский период творчества у Сорокина формируются иные представления о путях достижения и условиях сохранения мира. Война и мир, по его мнению, являются двумя сторонами одного социального процесса. Это результат изменения типа культуры. В свете этой гипотезы лекарством от войны реально являются все действия и меры, которые работают на стабилизацию современной расшатанной системы социальных отношений и культурных ценностей. Все войны и революции XX века это результаты переходного периода, смены одной социокультурной системы другой.

Один из путей выхода из кризиса настоящего времени П.А. Сорокин видел в культурно-конвергенционном процессе. В советское время к этой проблеме исследователи относились достаточно и критично и тенденциозно, отождествляя такие понятия, как теория «единого индустриального общества» и теория конвергенции. Например, Г.П. Давидюк, цитируя П.А. Сорокина, относит его к числу авторов теории «единого индустриального общества». А Э.П. Головко считает, что эти теории дополняют друг друга, а П.А. Сорокина относит к одним из создателей теории конвергенции. Л. Евстигнеева и Р. Евстигнеев тоже причисляют П. Сорокина к авторам теории конвергенции, отмечая при этом, что его воззрения базируются на культурном детерминизме. Американские коллеги с большой долей скептицизма отнеслись к этой теории Сорокина, полагая, что разница между двумя странами непреодолима. Несомненно, что имеются общие черты развития обществ этих двух наций, но очень сильно разнится понимание главной ценности в этих странах - свободы.

Наиболее точно и полно тенденцию трансформации и сближения капиталистической и коммунистической систем П. Сорокин показывает на примере конвергенции США и России - двух стран, которые знал наиболее хорошо. Еще задолго до создания этой теории П. Сорокин выдвинул идею о том, что «в настоящее время человечеству более чем в любое другое время, необходим порядок. Даже несовершенный порядок в настоящее время лучше, чем беспорядок, также как и плохой мир лучше хорошей ссоры. Вместо революционных экспериментов нужны другие методы усовершенствования и реконструкции социальной организации».

Одним из прогнозов, «великим прозрением П. Сорокина» как выразился Ю.В. Яковец, является его идея о перспективах капитализма и коммунизма: «доминирующим типом возникающего общества и культуры не будет, вероятно, ни капиталистический, ни коммунистический, а тип sui generis (своего рода), который мы обозначим как интегральный тип. Он должен включать в себя большинство позитивных ценностей и быть свободным от серьезных дефектов каждого типа... Таков вкратце мой прогноз альтернативного будущего человечества». Это будущее общество он в разных работах называет по-разному: «конвергированное общество», «смешанное общество», «интегративное общество». Эти категории у Сорокина употребляются как однопорядковые понятия, новое такое общество является и постсоциалистическим и посткапиталистическим.

Пользуясь категориями, широко применявшимися в 60-х гг. XX века, он называет строй, существовавший в США и других западных странах, капитализмом, а систему СССР - социализмом. Он видит о позитивные, и негативные стороны обеих систем. Сорокин считал, что по логике развития социализм и капитализм сойдут с исторической арены, а на смену им придет смешанная формация, вбирающая в себя все позитивное, что есть в каждом из этих строев. Новая смешанная цивилизация выступает в теории Сорокина как синтез чувственной, религиозной и рациональной цивилизации. Она будет свободна от дефектов, порождающих Сталина, Гитлера и им подобных, в ней, по мнению ученого, исчезнут условия, которые способствуют возникновению тоталитарного режима.

Этот прогноз, опубликованный впервые в середине 60-х гг. XX в., в целом, по мнению исследователей, сбылся. Крушение мировой системы социализма, возврат России и других стран в лоно капитализма подорвало веру в тезис, что будущее - за коммунизмом. Одновременно выросло число адептов окончательной победы капитализма как высшего и последнего достижения общественного прогресса.

Область за областью Питирим Александрович Сорокин рассматривает все сферы жизни общества и находит в каждой из них признаки конвергенции. Прежде всего, это касается уровня развития естественных наук и технологий. В течение последних тридцати лет научный и технологический процесс в России, по его мнению, был столь огромным и стремительным, что в настоящее время русская наука и технология продвинулись вперед так же, как и в любой другой стране, включая и Соединенные Штаты Америки. Быстро развивается экономическая система двух стран и в сторону смешанного типа экономики, представляющего собой сосуществование развитого свободного предпринимательства на основе частной собственности и экономики, управляемой правительством. Рынок приобретает интернациональный характер, образуется общая мировая система хозяйствования. Постепенно сужаются и политические системы стран, они конвергируют, с его точки зрения, в некий промежуточный тип, соединяющий в себе черты демократии и тоталитаризма, отношений по типу гармоничной семьи и самодержавия, свобод и автократического лидерства.

Сорокин обращает внимание на факт, что США и СССР имели некоторые общие черты. Во-первых, обе страны являются континентами, имеют огромные залежи полезных ископаемых, обладают широким разнообразием флоры и фауны, климатическими и географическими условиями. Совокупность всех этих факторов, по мнению Сорокина, влияет на склад ума, культуру и социальную организацию жителей. Во-вторых, увеличение территорий этих стран достигалось не только посредством военной силы, сколько путем добровольного подчинения. Еще одно сходство: в этих странах проживают различные расовые, этнические, национальные и культурные группы и народы, что придает сплаву народов, складу их ума и культуры большее разнообразие и богатство.

Конвергенцию культур СССР и США П.А. Сорокин рассматривал как путь взаимовхождения в «интегральную» систему, в новый строй. Сближение двух систем у П.А. Сорокина - объективная тенденция общественного развития. Это переход в бескризисную, бесконфликтную фазу человеческой истории. По мнению Сорокина, «чистый результат этой конвергенции — последовательное уменьшение и устранение практически всех аргументов для продолжения холодной и горячей войн, безумной гонки вооружений и политик вооруженной конфронтации». Сближение, по П.А. Сорокину, происходит во всех сферах человеческой деятельности (этика, наука, религия, искусство, экономика, политика, право). Основой конвергенционного процесса является близость систем ценностей, права, образования, науки, искусства. Этот процесс возможен благодаря наличию общих черт, среди которых главную роль играет сходство в ряде важных психологических, культурных и социальных ценностей.

Новаторство П.А. Сорокина, по мнению М.П. Меняевой, заключается в том, что он детально развил концепцию культурной конвергенции на конкретном примере двух стран, относящихся к противоположным общественным системам. Но, на наш взгляд, его теория недостаточно уделяет внимание рассмотрению самобытности российской и американской культур.

Если взглянуть на развитие современной России, то увидим, что прогнозы о тенденциях конвергенции США и России в последние десятилетия XX века стали сбываться с пугающей быстротой. Россия отказалась от социалистической идеологии и экономики, взяла на вооружение принцип и методы рыночной экономики, пойдя дальше США в тенденциях ослабления государственного регулирования экономических и социальных отношений. Сейчас уже трудно отыскать принципиальные различия в экономическом, социальном и политическом строе, научных, религиозных и идеологических взглядах между обеими державами.

Зато возникли новые различия. Россия потеряла лидерство в значительной части геополитического и геоэкономического пространства, тогда как лидерство США в мире существенно возросло. Это еще одна тенденция нашего времени, указанная П.А. Сорокиным: «Перемещение творческого лидерства человечества из Европы и Европейского Запада, где оно было сосредоточено в течение пяти последних столетий, в более обширный район Тихого океана и Атлантики, особенно в Америку, Азию и Африку».

Эта эпохальная тенденция, как отмечает П. Сорокин, проявляется в распаде великих европейских империй, возникновении потенциально великих азиатских держав Индии, Китая, Японии и евроазиатской России, ускорении научного и технологического развития арабских и африканских народов, возрастающем распространении на Западе восточных религиозных, философских, этических, художественных и культурных ценностей. Таким образом, П. Сорокин обосновывает прогноз тенденции взаимного проникновения и объединения западных и восточных социокультурных ценностей и реальностей и трансформации в интегральный социокультурный порядок, созданный из элементов и ценностей Запада и Востока.

Основные положения этого прогноза состоят в следующем.

1. Чувственный социокультурный слой, господствующий в мире в течение последних пяти столетий, находится в состоянии упадка и обречен на замещение интегральным социокультурным порядком. Борьба между чувственным и нарождающимся интегральным порядками - «это глубочайшая и величайшая борьба нашего времени и грядущих десятилетий».

2. Наступающий строй, вероятно, будет восточной формой интегрального порядка, похожей в своих основных чертах на нарождающийся западный интегральный порядок, но отличный от него в большинстве второстепенных характеристик.

3. Сходная задача построения нового интегрального порядка взамен старых, распавшихся не означает идентичности нового порядка на Западе и Востоке: «Если этот порядок будет реализован, то он будет, конечно, построен в «восточном стиле» на Востоке и в «западном стиле» на Западе».

Из этого следует вывод, что человечеству не грозит унификация: особенности и различия культур сохранятся. П. Сорокин еще раз подчеркнул, что корень основных перемен в обществе следует искать в человеке, в изменении его духовной культуры, в социальных отношениях и что грядущая эпоха придаст первый приоритет именно духовным ценностям.

Итак, взгляды П.А. Сорокина на проблему войны и мира на протяжении его жизни претерпели изменения. В ранний период творчества ученый подходил к объяснению проблем войны и мира с точки зрения неопозитивизма и бихевиоризма. При этом основой для изучения войны и мира выступало рефлекторное поведение людей. Война, по мнению Сорокина, есть акт человеческого взаимодействия, «коллективный рефлекс». Несомненно, что в своем проекте П.А. Сорокин попытался на основе законов общественного развития выработать конкретные практические предложения по установлению прочного мира. Его воззрения устремлены в будущее, указывают на перспективные направления деятельности правительств и государств. В целом, этот проект отвечает самим жизненным интересам и потребностям большинства населения всех стран, ненавидящих войну. И тем не менее, вглядываясь в историческое прошлое человечества, мы видим, что проект Сорокина после Первой мировой войны реализован не был. Вера Сорокина в «идеи ближнего», в добропорядочность и «бескорыстное» служение народу государственной власти не выдержала реалий дня. Борьба за новый передел мира после Первой мировой войны, иностранная интервенция в Россию стали ярким тому свидетельством. На наш взгляд, сама сложная историческая ситуация первой трети XX века и отсутствие у Сорокина необходимого личного исторического опыта для решения данного вопроса способствовали тому, что этот проект так и не был реализован.

Середина 30-х годов XX века стала переломным моментом в творчестве Сорокина. На первый план он выдвигает проблемы культуры, отводя им роль определяющего фактора социальной жизни и поведения индивидов. Ценностный подход становится доминирующим методологическим принципом его интегральной социологии. Социальная природа войны и мира стала рассматриваться им в качестве следствия процесса интеграции системы социальных отношений.

Сорокин предложил различные пути достижения мира. Одним из вариантов для него стал культурно-конвергенционный процесс. Культурная конвергенция представляет собой процесс сближения различных культур, при котором в результате взаимодействия появляются общие интересы, ценности. Культурная конвергенция не ведет к культурному единению и унификации, а является условием открытости культурных систем друг другу. Способствует сохранению и развитию культуры как национального и общечеловеческого явления.


Федякина Екатерина Владимировна



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Гендерные исследования как парадигма научного сообщества
Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл
Гендерные аспекты безработицы
Инновационно-реформаторский потенциал России и проблемы гражданского общества
Социокультурный контекст процесса глобализации
Вернуться к списку публикаций