2013-06-16 20:45:51
ГлавнаяСоциология — Истоки и первые шаги индустриальной социологии в России



Истоки и первые шаги индустриальной социологии в России


«Рефлексология труда» В.М. Бехтерева

Значительный вклад в психологию труда, обеспечение ее надежными научными материалами, а также в дело уточнения терминологии внес выдающийся российский ученый, академик В. М. Бехтерев. На основании данных различных наук (биологии, физиологии, психологии) он создал новую науку, которую назвал рефлексологией. В 1921 году в Петрограде в издательстве «Колос» вышла его фундаментальная работа «Коллективная рефлексология», в которой Бехтерев дал впечатляющую разработку социально-психологических проблем на общекультурном уровне. Книга содержала определение предмета и метода новой науки, раскрытие понятий взаимоотношения личности и общества, коллектива как собирательной личности, языка как коллективного рефлекса и других, во второй части разрабатывались различные законы (тяготения, отталкивания, сохранения энергии, относительности, энерции, подобия, ритма, изменчивости, отбора, компенсации и другие, всего более двадцати) в применении к человеку как, выражаясь языком Маркса, «человеку социальному», причем Бехтерев наряду с психологическими и культурными факторами приводит и подтверждения на чисто историческом материале.

Касательно понятия предмета социологии и коллективной рефлексологии Бехтерев пишет: «Как известно, социология опиралась до сих пор на две научные дисциплины: биологию и психологию. Поскольку биология дает этой науке прочный объективный базис, постольку психология, как субъективная наука, делает ее положение шатким. С нашей точки зрения не должно быть в социологии психологических доктрин, как доктрин субъективного характера, и социология, чтобы быть наукой строго объективной, должна опираться главным образом на две науки - биологию и разрабатываемую мной рефлексологию, из которых последняя должна заменить собою психологию всюду, где дело идет о познании сторонней человеческой личности и в частности сторонних индивидов, входящих в состав коллектива.».

Однако наиболее полно по вопросу психологии труда Бехтерев высказался в работе «Личность и труд», изданной в «Сборнике статей по прикладной психологии» в 1922 году. Впервые в отечественной психологической литературе была сформулирована концепция изучения психологии трудовой деятельности. Прежде всего Бехтерев дал анализ результатов, достигнутых двумя крупнейшими представителями трудовой психологии (Ф.У. Тэйлор и Г. Мюнстерберг) с точки зрения своей, разработанной им «рефлексологии труда». О системе Тэйлора Бехтерев пишет следующее: «Система Тэйлора настолько хорошо известна по литературе и к тому же была уже достаточно охарактеризована в другом моем докладе, сделанном в соединенном заседании конференции Института по изучению мозга и психической деятельности и общей психологии, рефлексологии и неврологии, что мне нет надобности здесь еще раз касаться ее основных принципов. Достаточно указать, что целью этой системы является, как уже сказано, интенсификация труда, то есть достижение, при затрате того же времени на труд и при облегчении условий труда, наибольших результатов в производстве. А это достигается устранением лишних движений во время самой работы, устранением всякого рода неудобств в работе, зависящих от положения тела и ее обстановки, улучшением орудий, производства, большей соразмерности их с самой работой и, наконец, соответствующим подбором самих рабочих. Нечего говорить, что результаты работы оказались поражающими и дали возможность вместе со значительным увеличением производства достигнуть одновременно и соответственного увеличения платы рабочим за труд.

Эти результаты показывают, что конечная цель, поставленная Тэйлором - достичь возможно большей производительности труда, т.е. чтобы тот или другой труд дал возможный максимум в производстве, - вполне осуществилась, но нельзя закрывать глаза перед тем, что система Тэйлора страдает известной односторонностью, ибо в ней все внимание направлено на интенсификацию самого труда, а как отражается эта интенсификация труда на самом трудящемся и на ею здоровье, - на этот вопрос система Тэйлора точного ответа не дает.

В системе Тэйлора главный центр тяжести сводится, как уже и упоминалось, к достижению возможного преуспеяния предприятия в хозяйственном отношении, правда - не путем, будто бы, усиленной эксплуатации рабочей энергии, а путем устранения лишних движений во избежание излишней затраты сил рабочего, путем улучшения орудий производства и устранения всего, мешающего производительности труда в обстановке самой работы. Так именно понимают эту систему не только сам творец этой системы, которому, без сомнения, принадлежит огромная заслуга пред человечеством, но и его последователи, и в том числе психологи, работающие в связи с системой Тэйлора в Америке». Таким образом, говорит Бехтерев, речь не идет об удлинении рабочего времени или о чем-либо подобном, ухудшающих положение одной стороны. Однако коренной вопрос, считает он, заключается в том, «...совершенно ли этим самым устраняется вопрос о большем истощении сил рабочего при работе по системе Тэйлора, если вместе с устранением лишних движений они замещаются в тоже время более продуктивными?». Бехтерев отвечает на этот вопрос так. «Дело в том, что всякое продуктивное движение должно преодолевать собою то или другое препятствие, следовательно, уподобляется сокращению мышц, обремененных известной тяжестью, тогда как лишние движения в труде в большинстве суть движения, прежде всего, далеко не всегда активные, а если и активные, то не всегда преодолевающие препятствия, по крайней мере, в той же самой мере, как движения продуктивные, отчего и получается, что работа по системе Тэйлора должна требовать большего напряжения энергии со стороны рабочего, нежели работа в обыкновенных условиях труда». В качестве примера Бехтерев приводит результаты эксперимента Гантта с наклеиванием этикеток и далее делает вывод о том, что «признавая систему Тэйлора крупнейшим шагом в деле преуспеяния хозяйственной стороны промышленных предприятий, необходимо все же при проведении ее в нашу промышленную жизнь ввести несущественную поправку к ней в смысле соответственного оберегания сил и здоровья трудящихся». При этом Бехтерев справедливо отмечает, что полагаться на субъективные ощущения испытуемых в процессе изучения нельзя, так как «...система Тэйлора сама по себе не содержит ничего такого, что дало бы нам возможность вынести убеждение, что интенсификация труда не отражается на силах и здоровье рабочего, ибо в таком сложном вопросе простых показаний самих рабочих, что они не устают в большей мере по сравнению с тем, как они работали раньше, далеко недостаточно».

Научную задачу, которую ставит, по словам Бехтерева, система Тэйлора, состоит в выяснении вопроса, как отражается усиленный физический труд на организме рабочего. При этом он снова заявляет, что субъективные ощущения испытуемых на могут служить подтверждением каких-либо теоретических выкладок. Для этого факта, по мнению Бехтерева, есть психофизиологическая основа: «...не следует забывать, что трудящийся, вместе с увеличением затрачиваемой энергии в труде, невольно входит в состояние известного подъема, близкого к возбуждению, и при выполнении труда даже не замечает своей усталости, которая, однако, может сказываться потом, и к тому же сказываться не только спустя то или другое относительно короткое время, но с течением большего или меньшего времени, соответствующим физическим истощением».

В противовес во многом несовершенной, на взгляд Бехтерева, системы Тэйлора, российский ученый предлагает свой подход. Основываясь на данных рефлексологии, он приходит к выводу, что «с точки зрения науки должно говорить не об интенсификации собственно самого труда, а о возможно целесообразном использовании сил рабочего во время выполнения работы. Но интенсификация труда, а целесообразность его осуществления при максимуме его производительности должна быть целью науки о труде, или, как я предложил бы ее назвать, рефлексологии труда. При том целесообразность, как понятие, вмещает в себе необходимую соответственно цели экономию времени, средств и сил, но так, чтобы при возможном максимуме производительности не наносится какой-либо вред организму. Для последнего и необходимо создание наиболее благоприятных условий труда вообще, принимая во внимание как условия выполнения самого труда, так и его обстановки, а также соответственного подбора лиц с теми или иными индивидуальными качествами в применении к труду определенного рода и т.п. Все это вполне обнимается понятием целесообразности, вследствие чего мы предпочитаем наше определение научной задачи в области труда понятию интенсификации труда, введенному в науку со времени Тэйлора». По мнению ученого, на Западе недостаточное внимание уделялось и в теоретическом, и в практическом плане личности рабочего: «Собственно Тэйлором и его последователями разработана внешняя или техническая сторона физического труда, в целях подъема производства. Но в то же время мало осталось затронутой, в смысле научной разработки, роль самой личности в исполнении труда вообще, и в особенности влияние физического труда на самую личность, чем, однако, необходимо руководиться при целесообразном использовании сил трудящегося и что входит специально в задачи той области знания, которую я обозначаю именем рефлексологии труда».

И тут Бехтерев подходит к основополагающему понятию психофизиологии труда - понятию утомления. Он пишет: «Нельзя упускать из виду, что труд наряду с затратой энергии сопровождается резким приливом крови к рабочим органам и к наружным покровам вообще, а также усиленным сердцебиением, учащением дыхания, поднятием температуры тела, усиленным развитием продуктов обмена, которые должны вовремя выводиться из организма, дабы отравление ими не перешло той грани, когда организм уже не будет справляться с восстановлением нормального равновесия без явного вреда для своего благосостояния. Невозможность своевременного восстановления затраченных продуктов в мышцах и нервах и удаления отработанных продуктов обмена и обусловливает утомление как мышечное, так и нервное, которое определяется особыми научными приемами». В другом месте он говорит на эту тему: «Усиленная работа в той или иной степени возбуждает и пьянит, а это условие уже одно исключает правильную субъективную оценку усталости. Человек во время самого труда может не иметь никаких субъективных ощущений усталости, а между тем спустя то или другое время у него проявятся со всею ясностью все признаки переутомления. Всем известно, кроме того, что субъективная оценка в значительной мере стоит в зависимости от эмоционального настроения, а между тем известно, с другой стороны, что настроение обусловливается в труде и обстановкой самого труда, и интересом к нему, и многими другими условиями. Как неправильно руководиться субъективной оценкой, напр., в приспособленности своего тела и работающих органов к самой работе, показывает пример, что человек, руководясь субъективными показаниями, первоначально выбирает положение туловища и движущих органов такое, которое, сделавшись привычными, несомненно, будет отражаться неблагоприятно на самой работе».

Каковы же задачи, по мысли Бехтерева, этой новой области знания, названной им «рефлексология труда»? Это, с одной стороны, возможно более точное определение количества и качества работы, «произведенной при определенных условиях без нанесения вреда здоровью трудящегося», и, с другой стороны, выяснение личных качеств трудящегося для лучшего использования его сил для той или иной работы. С этими теоретическими задачами связаны, по мнению Бехтерева, две практические задачи. Первая состоит в выяснении выгодных и невыгодных условий выполнения работы и связанная с этим проблема утомления, т.е. как сама работа отражается на личности работающего в смысле большего или меньшего утомления. Что касается другой практической задачи, то это непосредственное выяснение как индивидуальной одаренности, так и вообще «личных особенностей трудящихся». Бехтерев далее информирует читателя о тех исследованиях, которые имели место как за границей, так и в нашей стране, предметом которых были различные аспекты психофизиологии трудовых движений (отношение активных и пассивных движений, соответствие между степенью утомляемости и способностью к упражнению, вопросы утомляемости, проблема выбора кратких, средних или длительных перерывов в работе для восстановления сил и т.д.). При этом ученый констатирует факт большого числа осуществленных научных исследований по проблемам труда, равно как и необходимость проведения не меньшего количества новых в будущем для полного освещения проблемы труда и его влияния на личность работающего. Тут Бехтерев снова выдвигает на первый план человеческий фактор: «Мы должны иметь в виду здесь достичь не только возможной экономии силы при максимуме получаемых результатов от работы, но еще обеспечения при выполнении труда, здоровья личности вообще. Иначе говоря, мы должны, стремясь к достижению возможно большей продуктивности работы при наименьшей затрате нервно-мышечной энергии, иметь в виду, чтобы здоровье личности не нарушалось не только во время самой работы, но и впредь, то есть в будущем. Что вопросы здоровья имеют важное практическое значение при фабричном труде в зависимости от самого труда, вряд ли нужно здесь доказывать».

В этом смысле раскрытие задачи рефлексологии труда в практической плоскости осуществляется в нескольких аспектах. Во-первых, должны быть приняты во внимание: условия производства, затрачиваемая в определенную единицу времени энергия рабочего, распределение отдыха и его размеры, влияние пищи, напитков и наркотиков, влияние обстановки и разнообразных внешних раздражений, влияние самого труда в смысле последующей мышечной и нервной усталости, влияние сосредоточения в работе и интереса к ней на производительность труда. Второй аспект - выяснение путем медико-антропологического и рефлексологического исследования индивидуальных особенностей личности каждого рабочего, чтобы затем путем соотношения этих особенностей с характером работы устранять возможное при других условиях нежелательное влияние труда на здоровье человека, и, с другой стороны, достичь лучших результатов соответствующим подбором качеств трудящихся с особенностями того или другого труда.

Если отбросить вопросы здоровья самого рабочего и его пригодности к труду, то, по мнению Бехтерева, центральное место в рефлексологии труда занимает вопрос об утомлении трудящегося. Об этом ученый пишет так: «Современная наука дает нам возможность исследовать специально мышечное, специально нервное и, наконец, специально умственное утомление, но и то, и другое, и третье стоят в зависимости от множества разнообразных внешних и внутренних условий. В числе внешних условий должны быть приняты во внимание условия тяжести самой работы, положение работающего и, в частности, большее или меньшее стеснение дыхательных органов, ритмичность самих движений, большая или меньшая скорость их смены другими движениями, вовлечение большего или меньшего количества мышц в самую работу, активность сокращения одних мышц и пассивное сокращение других, необходимость большего или меньшего сосредоточения на работе и применяемого при ней личного усилия, та или иная обстановка труда в смысле шума, чистоты воздуха, окружающей температуры, зрительных и других впечатлений, более близкое или более отдаленное соседство с другими рабочими, распределение временных отдыхов в работе, приемы пищи и питья, качество того и другого, и т.д., и т.д. Что касается выяснения других внутренних условий в труде, то, опять-таки, отрешаясь от вопроса о здоровье рабочего, здесь в каждом конкретном случае выдвигаются вопросы того или другого индивидуального типа (слухового, зрительного или моторного), той или иной одаренности, которая может иметь значение в определенных формах труда, вопросы большей или меньшей индивидуальной утомляемости и притом специально мышечной, нервной и умственной, вопросы, связанные с расовыми особенностями, темпераментом, тем или иным антропологическим сложением, при котором особое значение должны иметь размер груди по отношению к росту, размеры рук, развитие кисти руки, мышечная сила рук и ног и т.п., вопросы, связанные с умственным развитием, с предшествующими физическими упражнениями и спортом, навыком в данном труде, с определенным питанием и потреблением напитков, большей или меньшей алкоголизацией или наркотизацией организма, с соответственным воспитанием и привычкой к работе, с привычкой к сосредоточению, с возможностью так или иначе заинтересоваться делом, с развитием большего или меньшего возбуждения при работе, и т.д., и т.д.».

Все вышеуказанные вопросы, вставшие перед обществом в связи с проблемой труда, должны быть разрешаемы только научным путем, считает Бехтерев, и притом строго объективно, «по методу рефлексологии, а не субъективной психологии». И тут опять Бехтерев предостерегает от соблазна судить о степени большего или меньшего утомления от работы, принимая во внимание субъективные показания самих рабочих, так как «...ничего не может быть более ложного и ошибочного в этих показаниях». Далее ученый ставит проблему, а владеет ли наука в современном ему состоянии методами, с помощью которых можно было бы получить ответы на поставленные вопросы? И отвечает так: несомненно владеет, однако успех исследований обусловлен теперь в непосредственном приближении к рабочему, т.е. исследования должны быть перенесены на саму фабрику. Бехтерев упоминает три исследования, проведенных за границей (над бутылочным производством, над трудом ткачей и на бумагопрядильной фабрике), и замечает: «Сказанного, мы думаем, достаточно для того, чтобы убедиться, какие интересные, данные открываются при исследовании над производительностью труда на самих фабриках, при всем том, что этот вопрос представляется еще крайне недостаточно обследованным. В особенности недостаточными следует признавать исследования относительно сравнительного влияния того или другого фабричного труда, производимого по системе Тэйлора и без нее, в отношении большего или меньшего истощения сил рабочего, ибо простых показаний самих рабочих, выполняющих работы по системе Тэйлора, как мы уже говорили ранее, далеко не достаточно».

Из всего им сказанного Бехтерев делает вывод, что в деле повышения производительности труда наряду с обстановкой и условиями работы особую важность приобретает сама личность рабочего. «Доказанные факты такого рода, - пишет ученый, - что рабочие культурных стран, вообще более образованные рабочие и рабочие, ранее занимавшиеся физическими упражнениями, обнаруживают большую производительность труда по сравнению с другими рабочими, заставляют нас с особенною силою выдвигать проблему образования трудящихся классов. Равным образом, всем известное значение интереса в производительности труда также сводится к вопросу о роли личности в труде, насколько та или иная личность может заинтересоваться трудом, все равно, будет ли этот интерес поддерживаться самим трудом или какими-либо общими задачами труда, понятными рабочему в связи с его развитием, или этот интерес будет поддерживаться какими-либо соображениями личного свойства, напр., повышением заработной платы, премиями и т.п.».

В конце своей статьи Бехтерев приводит свои основные положения в виде тезисов, которые имеет смысл, на мой взгляд, привести полностью:

«1. Система Тэйлора, представляющая большой шаг вперед в смысле увеличения производительности труда, не дает точного ответа на вопрос, как отражается интенсификация труда на самом трудящемся и на его здоровье.

2. Система Тэйлора при своем практическом осуществлении в целях оберегания сил и здоровья трудящихся требует известного контроля со стороны психологов и врачей.

3. При усилении затрачиваемой энергии в труде человек входит в состояние подъема или возбуждения, которое лишает его возможности замечать свою усталость, но, тем не менее, эта не оцениваемая самим трудящимся затрата излишней энергии может сказаться впоследствии соответствующим физическим истощением.

4. Не интенсификация труда, а целесообразное использование сил рабочего во время труда должно быть целью науки о труде и рефлексологии труда.

5. Тэйлором и его последователями разработана техническая сторона в целях подъема производства, но мало затронуты исследованием роль самой личности в исполнении труда и в особенности влияние физического труда на самую личность.

6. В задачи рефлексологии труда прежде всего должно входить возможно точное определение количества и качества производимой работы при разнообразных условиях ее выполнения без нанесения существенного вреда здоровью трудящегося в том или ином отношении труда и производства.

7. Имеющиеся научные данные в вопросе о труде скорее намечены, чем разрешены, и лишь вопросы утомления разработаны несколько более детально, хотя и здесь далеко еще не все выяснено в должной полноте.

8. В области теоретической разработки труда открыто еще обширное поле для будущих исследований самых разнообразных направлений, дабы установить целесообразное расходование в труде нервно-мышечной энергии человека, как живого деятеля, в целях оберегания сил и обеспечения здоровья личности трудящегося.

9. Исследования вопросов труда для разрешения каждой конкретной задачи должны быть перенесены на самую фабрику.

10. Субъективная оценка усталости не является мерилом для выяснения вреда или безвредности работы для человека.

11. Условиями труда на фабриках выдвигается вопрос о предварительном практическом инструктировании каждого рабочего, приступающего к своей работе на фабрике.

12. Огромное значение в поднятии производительности труда имеет проблема образования трудящихся классов.

13. Не меньшую важность приобретает в отношении повышения производительности труда и создание для трудящегося того или другого интереса в труде».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Теоретико-методологические основания общей девиантологической теории.
Подростковое материнство - одна из причин социального сиротства: психосоциальный анализ
Социология и метафизика в творчестве Достоевского
Исследование ценностных ориентации современных студентов
Антиглобализм как социокультурный феномен
Вернуться к списку публикаций