2013-06-16 14:17:01
ГлавнаяСоциология — Развитие понятийного аппарата социологии управления



Развитие понятийного аппарата социологии управления


Управление как общественное явление, отработанное и приспособленное людьми для решения жизненных проблем, имеет многогранный характер, состоит из разнообразных элементов и взаимосвязей. Это обусловлено тем, что в управлении, как субъектом, так и объектом управляющего воздействия выступает человек - сложнейшее биосоциальное создание природы и общества. Влияет и то, что управление органично включено в механизмы взаимодействия природы, человека, общества. Социология управления работает на такой результат как согласование интересов: личных и общественных, общечеловеческих, и национальных, основу которого составляет диалектическая обусловленность субъекта и объекта взаимодействии с управленческой средой.

Развитие понятийного аппарата как системы категорий социологии управления

Проблема категоризации той или иной сферы предполагает соответствующую концептуализацию. В данном случае, по отношению к общей системе социологических категорий, - социология управления выступает как самодостаточная концепция, требующая как некоторой интерпретации общесоциологических категорий, так и формирования собственной системы категорий. Один из подходов к решению проблемы концептуализации путем системного применения психосемантических методов, а также метода концептуального лингвистического анализа абстрактных понятий.

Категоризация как теоретическая форма познания есть мыслительный процесс, связанный с выявлением и введением логической формы систематического уточнения и подчинения ей последующего процесса исследования.

Категории обладают предельным уровнем абстрактности и предназначены для осуществления уточнения исходных понятий.

Категориальные средства теории это - набор категорий, используемых в развертывании теории в рамках реализации требований логики систематического уточнения («восхождение от абстрактного к конкретному»). Этот набор или «парадигма» является также средством мышления в решении различных теоретических задач и проблем, в том числе и совершенствования («развития») первоначальной теории.

По справедливому замечанию С. Кубряковой, социолог в ходе исследовательского процесса часто имеет дело с адекватностью понятия, его интерпретацией, лингвистическими уточнениями.

В последние годы в социологии управления развивается новая тенденция синергетического построения организации, которая еще не получила окончательного социологического выражения, но уже проникает во многие работы социологов. Методологическим кредо данного направления можно назвать известный тезис У. Эшби о «необходимом разнообразии». Принцип «только разнообразие может поглотить разнообразие» становится ключом анализа и построения организационных систем. «Проклятие многоразмеренности», которое над социальными организациями висит больше, чем над системами техническими, биологическими и др., может быть снято или ослаблено, но не столько за счет снижения разнообразия в системе, сколько через увеличение разнообразия в управленческих технологиях. Управление не только допускает, но и предполагает множественные состояния объекта, трудовую самодеятельность работника, автономию групп, множественность целей и т.п. Целенаправленное воздействие при этом останавливается на некоторой границе в расчете на то, что в определенных рамках (часто непривычно широких) самоорганизация «сработает» эффективнее.

В аспекте развивающейся синергетики обнаруживается, что средствами современного универсально-методологического анализа управления выступают три основных блока: информационный, функциональный и энергетический.

Информационный блок ответственен за процессы переработки и передачи информации. Социальная информация специфична не только с точки зрения своей природы, но и своего циркулирования в обществе. Здесь взаимодействует бесчисленное множество информационных потоков, движущихся по разнообразным каналам: это и «память» прошлого, живущая в настоящем, и общепланетарные формы общения (международные, межгосударственные и др.), и внутригосударственные (между различными классами, партиями, социальными группами, между народом и государственными органами, осуществляющиеся в виде обмена общественного мнения, с одной стороны, и официальных государственных решений - с другой, а также в форме воспитания, обучения, общения в процессе трудовой деятельности, досуга и т.д.).

Функциональный блок управления, таким образом, детерминирован тем, что, социальная информация движется в двух плоскостях: горизонтальной и вертикальной.

Энергетический блок социологии управления определяется тем, что как практическая сфера, она сформировалась и развивается по мере осознания того факта, что в любой сфере управления (производство, политика, культура, образование и т.д.) - основным фактором преуспевающей деятельности является не просто человек, а энергетическое взаимодействие людей между собой, а также с той институциональной системой, в которой происходит это взаимодействие.

В Российской социологической энциклопедии социология управления определяется как отрасль социологического знания, изучающая систему и процессы управления в условиях складывающихся в обществе социальных отношений.

Толковый словарь по управлению дает такое определение: социология управления - раздел социологии, изучающий закономерности и проблемы функционирования социальных отношений в процессах управления.

Э.М. Коротков трактует эту науку как формирование групп в системе управления по социологическим признакам, изменение социальной структуры в процессах развития управления, ее характеристики и практический эффект.

По мнению М.В. Удальцовой, наука, изучающая социальные отношения и устанавливающая основные критерии эффективности их функционирования с точки зрения всех субъектов социальных отношений, называется социологией и психологией управления и организаций.

Т.П. Галкина специфической особенностью социологии управления выделяет то, что она относится к активной социологии. Социология управления, используя понятийный и методологический аппарат исследовательской социологии, позволяет производить реальные изменения на различных уровнях общности людей.

Таким образом, социология управления определяется, как часть общей социологии рассматривает процесс становления, функционирования и развития определенной сферы жизнедеятельности и культуры согласованно действующей общности людей; исследует механизм социальных изменений и социальных отношений, закономерности социальных действий и поведения в системах и процессах управления.

В концепциях Т. Парсонса и Р. Мертона последовательно ставились и решались социологические проблемы управления. Т. Парсонс разрабатывал социологические методы управления в контексте теории действия и социальных систем. Им формулировались институциональные образцы ценностных ориентаций. Институализация в процессе управления выступает как процесс формирования устойчивых норм и стандартов, регулирующих деятельность общностей и личности: «То, что я называю нормативным стандартом, управляющим отношениями, можно рассматривать как регулятор потоков, единичных актов действий, совершающихся как внутри социальной системы, так и между системой и ее окружением».

А. Богданов - подлинный основатель современной теории систем и организаций, предвосхитивший многие особенности предприятий посттейлоровской эпохи, заложивший фундамент современной теории систем и организаций. Организация рассматривается им не как конечное состояние, нечто застывшее, а как процесс постоянных преобразований, связанных с непрерывной сменой состояний равновесия. Его ведущую мысль о том, что непрерывные организационные изменения подчиняются определенным объективным законам, можно напрямую соотнести с современными взглядами на построение предприятий как на инженерную деятельность. В отличие от Тейлора, рассматривавшего организационную систему как замкнутую и находящуюся в неизменном окружении, Богданов подчеркивал, что «только активное использование внешней среды обеспечивает сохранность системы». В русле представлений об открытых системах внешняя среда видится как одна из главных детерминант организации, а также как источник неопределенности. Система у Богданова не просто взаимодействует со средой, но будучи структурно связанной с ней адаптируется к изменениям и коэволюционирует со средой. Современные концепции посттейлоровских предприятий, предусматривающих полное удовлетворение потребностей клиента (в частности гибкие предприятия - agile enterprises - с максимально быстрой реакцией на изменения конъюнктуры рынка), сегодняшние представления об «общей судьбе» предприятия и поставщиков, предприятия и подрядчиков, прогнозы о появлении класса «произвотребителей» (prosumers), т.е. потребителей, активно участвующих в производстве предметов потребления, по сути, конкретизируют давние идеи Богданова. В богдановском смысле организация является составляющей частью среды управления.

За долгую историю цивилизации человек не нашел лучшей организации совместной деятельности по сравнению с иерархической организацией, основанной на понятиях «авторитет», «управление», «лидер», «помощники», «соподчиненность». Но организация неизбежно со временем меняется, и не всегда в лучшую сторону. Многие организации деградируют, что приводит к противоречию между формой и содержанием, структурой и функциями, наконец, к противоречиям между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями. Возникает революционная ситуация, требующая перестройки (реорганизации). Чем эффективнее руководство, тем больше люди понимают, что их личные цели находятся в гармонии с целями организации.

Тезис Богданова о положительном отборе как средстве повышения автономности и функциональной целостности организации предвосхищает современные идеи многоплановой и многофункциональной работы на базе многоцелевых технологий. Эти принципы лежат в основе концепции автономной междисциплинарной рабочей группы - системной единицы предприятия нового типа; успешное формирование подобных единиц - один из важнейших результатов реинжиниринга.

Положительный отбор обычно повышает не только эффективность организации (например, среднюю производительность труда), но и ее неустойчивость. Поэтому необходимы меры, которые ослабляют его действие и охватываются термином «отрицательный отбор». При отрицательном отборе повышается порядок и однородность, возрастает уровень централизации и координации отдельных действий. Отрицательный отбор повышает структурную целостность и устойчивость системы, но одновременно снижает ее функциональную эффективность.

Направленность отбора, от которого зависит возникновение форм организации, относительно стабильна в неизменной среде; наоборот, в быстро изменяющейся среде отбор идет то в одном, то в другом направлении. Очевидно, что механизмы структурной селекции тесно связаны с определением рациональной меры децентрализации-централизации системы. Централизация ускоряет адаптацию и облегчает специализацию элементов системы. Но по мере развития централизации все труднее совершенствовать технологии и внедрять инновации. Поэтому надо установить некоторый уровень децентрализации, обеспечивающий большую защищенность системы (автономия способствует выживанию) и возможность продуктивного развития инициативы отдельных звеньев. При этом следует инициировать и поддерживать противоположные тенденции по отношению к классическому принципу специализации, а именно, идеи многофункциональности, процессы реинтеграции, ротации отдельных функций на предприятиях. Эти идеи Богданова об эффективном соотношении децентрализации и централизации, специализации и реинтеграции в организациях на 70-80 лет опередили свое время.

С именем Богданова связана также целенаправленная разработка организационных структур на основе предсказания будущих направлений их развития и в первую очередь развития в кризисных ситуациях. Его концепция «коллективной структуры», способствующая стиранию граней между управляющими и работниками, может считаться прямой предшественницей посттейлоровских организаций. Чем сложнее организация, тем больше шансов у нее столкнуться в ходе развития с кризисной ситуацией, необходимостью структурной перестройки. Лишь в 70-е годы эти идеи заново сформулированы и конкретизированы.

Способность обратной связи - наиболее важное требование к организациям системы. Оно входит составной частью во все вышеперечисленные, т.к. суть обратной связи заключена в циркулировании информации.

При внимательном рассмотрении обеих ветвей блока социальных целей (персонала и администрации) можно заметить, что целевые задачи непротиворечивы. Это, в свою очередь, создает объективную основу эффективных взаимоотношений данных субъектов для достижения общих целей.

В самом общем виде управление предстает как определенный тип взаимодействия, существующий между объектом и субъектом. Данное взаимодействие характеризуется следующими моментами: субъект управления направляет объекту управления импульсы воздействия, которые содержат в себе в явном или косвенном виде информацию относительно того, как должен функционировать в дальнейшем объект управления (регламентирует те аспекты функционирования объекта управления, которые входят в сферу управленческого воздействия объекта управления). Данные импульсы принято называть управленческими командами, когда объект управления получает управленческие команды и функционирует в соответствии с содержанием данных команд.

Об управленческом взаимодействии можно говорить как о реально существующем только в случае, если объект управления выполняет команды субъекта управления. Соответственно, только тогда можно говорить о существовании систем. Это происходит при следующих условиях:

- во-первых, субъект управления имеет потребность и возможность управлять объектом управления, вырабатывая для этого соответствующие управленческие команды;

- во-вторых, объект управления готов и может эти команды выполнять.

- в-третьих, постоянный анализ уровня функционирования системы управления, ее наличных и потенциальных возможностей, а также анализ задач, стоящих перед системой управления и изменений окружающей среды;

- в-четвертых, выявление новых тенденций и направлений развития систем управления, наблюдающихся в мировой практике управления, а также анализ используемых форм и методов обновления систем управления.

В то же время каждая социальная система имеет свою структуру.

Система управления как реальность представляет собой такую систему, в которой можно выделить, как минимум, две системы понятий, составляющих - категории подсистемы: управляющую (субъект) и управляемую (объект). Во всех социальных системах - управление представляет собой информационный процесс, составляющий среду управления.

Сущность социологического подхода к управлению состоит в выделении трех его компонентов.

Первый - ядро механизмов управления составляет целенаправленное управляющее воздействие, включающее целеполагание и целеосуществление:

- внешнее воздействие (орган управления находится за рамками самих объектов);

- самоуправление (воздействие осуществляется подразделением или субъектом, входящим в состав самого объекта).

Вторым компонентом является самоорганизация социальная, т.е. спонтанные процессы внутриколлективного регулирования:

- лидерство;

- «шкала престижа»

- неформальное группообразование;

- социальные нормы.

Третий компонент - порядок организационный, включающий в себя как результаты «прошлого» управленческого опыта (решения, объективированные в стабильной должностной структуре, административном распорядке), так и систему стихийно сложившихся правил и норм отношений в коллективе.

Оптимальное соотношение этих компонентов предполагает их интеграцию на основе использования возможностей и учета границ каждого из них, снятия возможных противоречий. Так, руководитель заинтересован как можно больший объем решений (приказов, заданий) перевести из формы разовых воздействий в форму долговременного порядка или же «подключить» спонтанные регуляторы к целям поставленным перед организацией.

В конце XIX века многие европейские компании управлялись на семейной основе, в которых работники трудились на определенного человека, а не на организацию. С именем М. Вебера связывают рождение теории бюрократического (административного) управления. Он отстаивал мнение, что организации должны управляться на безличной, сугубо рациональной основе.

Им обоснованы основные принципы рационального поведения руководителя. В основу понятия «рациональное управляющее решение» он положил представление о целевой рациональности. По этому представлению, рационально поступает тот субъект, который свои действия ориентирует на цели, средства и последствия, соизмеряя при этом как средства с целями, так и цели с вытекающими последствиями. Поступки субъекта в таком случае не подвержены ни воздействию аффекта (тем более эмоций), ни традиций. Вебер свои исследования поведения менеджера осуществлял применительно к своей концепции бюрократии. Термин «бюрократия» он использовал, чтобы описать феномен возникновения больших организаций с фиксированной иерархической структурой, жестким распределением функций, установившимися правилами поведения. Взгляды Вебера на организацию позже подверглись критике как неконструктивные для условий изменяющейся среды и при наличии требований гибкости к производству и управлению. Тем не менее, жизненность рекомендаций Вебера продолжают доказывать успехи таких компаний как всемирно признанная United Parcel Service (или UPS), известная своим жестким бюрократическим стилем.

В современных условиях, имеющих тенденцию к глобальным управленческим технологиям, в качестве субъекта управления выступают социальные институты, организации (в том числе общественные), производственные коллективы и личности. Но и в этом случае управленческие решения фактически принимают реальные личности, которые облечены соответствующей властью, предполагающей высокую меру ответственности. Субъект управления непосредственно связанный с институциональными взаимодействиями индивидов, осуществляет на основе правил, как общепризнанных (неписаных), так и предписаний, которые запрещают или разрешают определенные виды действий. Представляется необходимым рассмотрение этих правил под различными углами зрения.

С точки зрения классификации правила, можно разделить на формальные и неформальные. Под формальными понимают такие правила, которые зафиксированы в знаковой форме (и используются в явном виде как ограничитель набора выборов индивидов) и обеспечены легальной защитой со стороны государства. Соответственно, неформальные правила - это те, которые также являются ограничителями поведения, но не зафиксированы часть из них, и не может быть зафиксирована в знаковой форме, а также защищены другими механизмами (отличными от государства). В качестве одного из возможных вариантов возникновения такого соотношения между типами правил может быть прямое заимствование норм, регулирующих взаимодействие между экономическими агентами в одной социально-экономической системе для выполнения той же функции в другой, где индивиды обладают другим менталитетом (идеологией), поведенческими установками. Механизмы защиты правил так же могут противоречить друг другу. Данный феномен можно было бы обозначить как «институциональную дихотомию».

Иллюстрацией соотношения между формальными и неформальными правилами поведения субъекта управления может быть ситуация, сложившаяся в России. Особенность ее состоит в том, что за короткий промежуток времени чиновниками было вновь принято или изменено множество формальных правил в виде законов, указов, постановлений и других нормативных актов, что:

- во-первых, значительно затрудняет ориентацию в формальных правилах для экономических агентов, существенно повышая издержки их использования;

- во-вторых, создает дополнительные стимулы к использованию противоречий в нормативных документах, интерпретируя их в собственных интересах;

- в-третьих, создает благоприятную почву для использования неформальных правил, которые в силу рассмотренных обстоятельств носят нелегальный, незаконный характер.

В этом плане весьма показателен вывод, сделанный В. Радаевым, на основе опроса, проведенного среди руководителей московских негосударственных предприятий: «Поведение предпринимателей регулируется не столько формально предписанными правилами, сколько нормами, постоянно воспроизводимыми как продукт живого взаимодействия хозяйствующих субъектов». Это значит, что элементы управления бизнесом на основах этики в России существует, но, как правило, это подкрепляется неформальными отношениями между предпринимателями (даже если они и оформлены контрактом).

Признание значимости неформальных правил, имеет принципиальное значение для выживания, как любого субъекта управления, так и его частей - государства, предприятия, фирмы, домашних хозяйств и т.д.

Для обеспечения благоприятных условий воспроизводства необходимо не только не подавлять данные правила или игнорировать их существование, но и попытаться использовать их для того, чтобы система ограничений поведения стала более гибкой и в то же время внутренне согласованной. В качестве возможного варианта можно предложить использование практики обычного права, широко распространенного в странах с преимущественно эволюционной схемой, развития системы формальных правил. По мнению Дж. К. Гэлбрейта, - эволюция неформальных правил напрямую связана с изменением образа мышления людей.

Поскольку развитая система формальных правил - непременный атрибут крупных общностей людей, в которых значительную роль играют обезличенные отношения, то сложившаяся ситуация постоянно воспроизводит основания для сепаратизма в процессе управления - политического, экономического, национального.

Отдельные виды правил находятся в отношении соподчиненности. Конституционные (или политические) правила:

- во-первых, фиксируют иерархическую структуру государства как субъекта управления;

- во-вторых, определяют структуру принятия решений;

- в-третьих, в эксплицитной форме фиксируют, как осуществляется контроль за перечнем вопросов, подлежащих обсуждение и разрешению.

В российской системе к хозяйствующим субъектам управления можно отнести: государственные унитарные предприятия; государственные учреждения; акционерные общества, в уставном капитале которых более 50% голосующих акций находятся в федеральной собственности и (или) собственности субъектов Федерации; дочерние предприятия, чьи головные (материнские) компании входят в состав госсектора; предприятия, входящие в холдинг, головная (материнская) компания которого относится к госсектору.

К органам управления как субъекты административного управления и власти принадлежит сословие чиновников, т.е. людей, входящих в состав административного аппарата власти. Работа этого аппарата имеет целый ряд специфических характеристик, вытекающих из особенностей его устройства, функционирования и тех отношений, которые складываются между его сотрудниками. В тех случаях, когда внутренние задачи и ориентации аппарата оказываются основными и начинают определять всю работу организации, мы говорим о феномене бюрократии.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Роль социального субъекта в проектировании трансформационных изменений современного общества
Социальная трансформация
Категория «социальная трансформация», ее содержание и методологический смысл
Об общих тенденциях и российских особенностеях изменения института семьи
Становление экономической социологии в России в ХХ веке
Вернуться к списку публикаций