2011-06-07 09:00:08
ГлавнаяФилософия — Рыночный фундаментализм и экологическая ситуация



Рыночный фундаментализм и экологическая ситуация


Подобное развитие событий по своей сути угрожает ценностям не только развивающихся стран, но и самому Западу, носит, в конечном итоге, антиамериканский и антизападный характер, поскольку унификация мира на экономикоцентричной основе подрывает ценностно-культурные основы современной цивилизации. Ведь архитекторы современной глобализации - страны индустриального и постиндустриального мира - смогли достигнуть нынешнего лидирующего положения на основе таких ценностей, как демократия, целерациональный подход к миру, права человека и т.д. Глобализация в ее нынешней форме ставит эти базисные ценности современной индустриальной и формирующейся постиндустриальной цивилизации под вопрос. Происходит политизация глобализирующегося мира, игнорирование демократических институтов с помощью манипулирования сознанием, на первый план выдвигаются экономические интересы транснациональных компаний. Как отметил У. Бек «приведение в действие механизма глобализации позволяет предпринимателям и их объединениям отвоевать у демократически организованного капитализма свободу действий, сдерживаемую политикой социального государства». Потому после развивающихся государств мира от глобализации «пострадают» в первую очередь социально ориентированные капиталистические государства.

Таким образом, глобализация политизирует ситуацию, она «делает возможным то, что, по-видимому, всегда скрытно присутствовало в капитализме, но на стадии его укрощения социальным демократическим государством оставалось замаскированным: предприятия, особенно работающие в глобальном масштабе, играют ключевую роль не только в организации экономики, но и общества в целом - хотя бы уже «только» потому, что они в состоянии отнимать у общества его материальные ресурсы (капитал, налоги, рабочие места)». Данное обстоятельство ключевое для оценки динамики цивилизационных процессов, поскольку глобализация не только реформирует современный мир по выгодным для ее архитекторов сценариям, но и подчиняет ее определенным геополитическим интересам. Смысл политизации процесса глобализации в том, что у других стран, то есть тех стран, которые не имеют возможности непосредственно влиять на формирующиеся сценарии дальнейшего цивилизационного развития, остается все меньше шансов сохранить в дальнейшем свой суверенитет в мире, сказать «нет» США и ТНК, которые сегодня выступают с единых позиций.

Однако подобное развитие событий подрывает основания стабильности современного мира, поскольку такая политика не только обостряет старые нерешенные проблемы, но и порождает сложные проблемы, поскольку глобализация ускоряет все социально-экономические, экологические, политические и т.д. процессы в обществе. В этой связи не является значительным преувеличением тезис о том, что в наши дни не только формируется новый мировой порядок, но и согласно А.А. Зиновьеву, идет новая, после «холодной» войны, мировая война. Но это новый тип войны. Ведется эта война не столько прежними только силовыми военными средствами, но и информационными средствами. При этом такие политики, как Дж. Буш, Т. Блэр и др. выступают исполнителями экономических интересов. В этой войне, в первую очередь, главный интерес представляют страны и регионы, которые обладают значительным энергетическим потенциалом, особенно газом и нефтью, поскольку индустриальный мир не может нормально функционировать без энергетической подпитки, поступающей из других стран. В этой войне есть свои жертвы, «солдаты» и «генералы». Целью этой войны выступают стратегически важные регионы мира, богатые природными ресурсами и необходимые для поддержания и развития того уровня благополучия, которые достигли индустриально-развитые страны вообще и THK в особенности. Война эта ведется не только с помощью оружия, но и экономическими, политическими, идеологическими, психологическими и, что принципиально важно в нынешних условиях, информационными методами.

Все это свидетельствует о том, что глобализация связана в геополитическом плане не только с распадом СССР и уходом из исторической арены социалистической системы, экономическими потребностями индустриально-развитых стран мира, но и с изменением структуры самого капиталистического мира, переоценкой ценностей внутри этой по сути глобальной системы. В новых условиях такие социально ориентированные капиталистические страны, как Австрия, Швеция, Германия и др., должны пересмотреть свои приоритеты, если хотят выжить во вновь формирующемся глобальном мире. В этом мире доминирующую роль должен получить капитализм американского образца. При этом в условиях глобализации наступает эпоха нового капитализма: «предприниматели открыли философский камень богатства. Новая магическая формула гласит: капитализм без труда, плюс капитализм без налогов.

Таким образом, одна из принципиальных особенностей нынешнего этапа глобализации состоит в том, что она, независимо от того, как интерпретируют данный процесс идеологически ангажированные архитекторы нового глобального мира, она приводит к еще более быстрому обогащению богатых и обеднению бедных: «Словно в насмешку, история распорядилась таким образом, что именно те, кто оказывается в проигрыше от глобализации, в дальнейшем должны будут оплачивать все, социальное государство и функционирующую демократию, в то время как оказавшиеся в выигрыше получают сказочные прибыли и уклоняются от ответственности за грядущие судьбы демократии». Этот существенный момент нынешнего этапа глобализации, поскольку подчеркивает скрытые неафишируемые экономические мотивы неолиберальной трактовки глобализации, суть которой в конечном итоге сводится к получению экономических выгод. При этом не столь важно для менеджеров транснациональных компаний тот факт, что своими действиями они ставят под угрозу основные достижения западной цивилизации, не говоря о том, что подобное развитие событий разрушает природную среду, ведет к обнищанию тех стран, которые выступают поставщиками природных и интеллектуальных ресурсов: «пропасть между бедными и богатыми становится все шире». Это обстоятельство, подчеркиваемое многими исследователями, остается в тени у тех авторов, которые представляют глобализацию только с позитивной стороны и по существу идеологически «обслуживают» универсализацию ценностей неолиберальной модели мирохозяйственной жизни. Все более богатеющие от расширяющейся глобализации представители транснациональных компаний живут в «другом» мире, поскольку они имеют возможность отдыхать где им хочется, учить своих детей в лучших университетах мира, пользоваться всеми благами планеты. Их особо не волнуют такие факторы, как падение престижа национальных государств, загрязнение окружающей среды, будущее демократии и т.д., поскольку глобализация предоставляет все, что необходимо для реализации своих потребностей. У них имеются для этого необходимые ресурсы и власть.

Все это приводит к тому, что лидеры глобализации и не думают о том, что своей политикой они разрушают общее поле культуры, уменьшают пространство свободы, обрекают другие народы на нищету, усиливают напряженность между народами. Менеджеры мультинациональных концернов, как отметил У. Бек «переводят свои правления в Южную Индию, а своих детей посылают учиться в лучшие европейские университеты, финансируемые национальными государствами. Им и в голову не приходит перебраться жить туда, где они создают рабочие места и платят низкие налоги. Сами они, как чем-то само собой разумеющимся, пользуются дорогостоящими основными политическими, социальными и гражданскими правами, общественное финансирование которых ими же и торпедируется. Они ходят в театры. Наслаждаются природой и ландшафтами, уход за которыми требует больших денег. Околачиваются в еще относительно свободных от насилия и криминала метрополиях Европы. Но своей ориентированной на прибыль политикой они вносят существенный вклад в разрушение этих европейских форм жизни». Обратим внимание, что известный немецкий социолог подчеркивает недостаточно фиксируемое многими исследователями обстоятельство: в результате такой глобализации пострадают не только развивающиеся страны, которые отстали по многим параметрам от лидеров мирового сообщества, но и благополучные на сегодня страны Европы. Поэтому в начале XXI в. спор о будущем затрагивает не только интересы так называемого «третьего» мира, но и благополучных стран мира, в том числе и европейских стран. Таким образом, глобализация в той форме, которую ей стремятся придать США и ТНК, не только не решают такие глобальные проблемы, как разрушение природной среды, нехватка электроэнергии и т.д., но и порождает новые сложные проблемы, поскольку политизируют все процессы, происходящие на планете.

Принципиально для современного этапа глобализации то обстоятельство, что в результате происходящих цивилизационных трансформаций происходит ухудшение международного климата вообще и возрастание недоверия между индустриально-развитыми странами и «третьим» миром. Причина ухудшения - социально-экономическое положение в этих странах, которое соединяется с конфессиональными и этническими проблемами, роль которых в современном мире возрастает. В основе возрастания роли религиозных конфессий и этнопсихологических факторов лежит множество причин. Главным представляется социальное положение населения в третьем мире, возрастающая нищета и болезни. При этом речь идет не только о том, что «природе капитализма свойственно создавать богатое меньшинство и отчужденное от власти бедное большинство», но и о том, что глобализация интенсифицирует расширение пространства бедности и нищеты. Как отметил В. Белоцерковский, нынешняя экономическая система ведет к увеличению нищеты в третьих странах, что в свою очередь служит питательной почвой для терроризма: «Наверное, большинство мыслящих людей во всех странах понимают, что никакая самая эффективная силовая борьба нынешний террор не сможет ликвидировать - в лучшем случае на время приостановить. Не сможет по той причине, что у этого терроризма огромные резервы - живущие в нищете, темноте и бесправии людские массы третьего мира».

Между тем, исходя из своеобразно трактуемых гуманистических соображений, некоторые авторы предлагают не столько исследовать глубинные причины, которые выступают катализатором многих негативных процессов в мире, а перейти к превентивной демократии «не ждущей удара террористов с тем, чтобы затем принимать надлежащие меры, но наносящей превентивные удары по изготовленным к действию террористам». Такая позиция спорна по многим основаниям. При этом, разумеется, речь идет не о том, что не надо бороться с терроризмом, последнее необходимо, поскольку терроризм всегда был инструментом деструктивных сил, а о том, чтобы по политическим мотивам не наказывать целые народы и регионы. Подобная трактовка демократии опасна тем, что ярлык террориста могут получить те или иные лица, социальные группы, страны, которые не согласны с неолиберальной политикой и стремятся защитить свой суверенитет, свои национальные интересы или свои представления о жизни. В современных условиях, когда ведущие страны пользуются «политикой двойных стандартов», относя к «оси зла» и террористам тех политических деятелей или стран, которые по другому оценивают геостратегические процессы, которые происходят в мире, стремление получить право нанесения превентивного удара, как это имело место во время событий в Югославии, может усилить неустойчивость в мире, породить новые очаги нестабильности. Именно стремление в одностороннем порядке без согласования с Советом безопасности ООН решить вопрос о вине тех или иных стран содействует радикализации различных политических движений в мире и питает терроризм. По крайней мере понятие «превентивная демократия» нуждается в концептуализации, систематическом анализе возможных истолкований данного термина.

Необходимость более разностороннего изучения подобных идей теоретико-методологического характер связана с тем, что за ними могут последовать крайне опасные для будущего силовые акции. Отсюда требования ответственного отношения к теоретическим новациям, способным осложнить и без того опасную, неустойчивую ситуацию в мире. В результате глобализации принципов капиталистической системы мироустройства в новых странах, которым искусственно начинают прививать принципы неолиберализма и рыночной экономики без контроля со стороны государства, актуализируются, как это имело место в России, наиболее отрицательные черты капитализма. В условиях радикальных реформ имеет место не реальная экономическая конкуренция, а расхищение национального богатства и его природных ресурсов. При этом образуется небольшая каста олигархов, владеющих ресурсами страны, а народ оказывается нищим. В этой связи примечательно, что система, которая сформировалась в России после радикальных экономических реформ, охарактеризована как «бандитский капитализм» не левыми, а американским миллиардером Дж. Соросом: «В результате возник строй, который в полной мере заслуживает названия «бандитского капитализма», поскольку самым эффективным способом накопления частного капитала «с нуля» является присвоение собственности государства».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Философская антропология Томаса Манна
Глобализация и критика прогрессистской модели цивилизационного развития
Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева
Гносеологические и онтологические основания философии Н.А. Бердяева и их специфика
Насилие как зло и грех
Вернуться к списку публикаций