2011-06-06 09:00:44
ГлавнаяФилософия — Глобализация в контексте концепции устойчивого развития



Глобализация в контексте концепции устойчивого развития


Последнее и объясняет столь большое внимание к науке и технологии (а именно через технологию биологический ресурс минимизируется) в тех культурах, которые стали на путь формирования индустриальной цивилизации. Чем больше человек использует возможности интеллекта, тем больше технология, как опредмеченное знание, заменяет биологию и человек формирует свою искусственную среду, где решающее значение имеют не столько биологические и природные факторы, сколько интеллектуально-технологические ресурсы, предстающие в форме информации и соответствующей ей технологии.

Таким образом представляется, что этот сложный и длительный процесс замены биологических ресурсов интеллектуальными ресурсами, является необходимым и по-своему закономерным этапом развития человеческой культуры. В этой связи, видимо, можно предположить, что указанный процесс замены решающей роли биологического ресурса интеллектуальным, который принимает с XVII в. форму научного знания, информации, еще не закончился. Те культуры, которые смогут завершить такой переход, имеют больше шансов на выживание в будущем. Те же культуры, которые не смогут перейти от прежних форм отношения человека и мира к новым, погибнуть как виды согласно теории естественного отбора Дарвина.

Видимо, следует с самого начала исходить из того, что человек существо действующее, преобразующее и нельзя его упрекать в этом. Подобное обстоятельство является атрибутивно-исходным и критиковать человека за подобную деятельность означает критиковать его за то, что он человек. Человек не может не действовать, не преобразовывать действительность. Вот почему представляется, что проблему взаимоотношения природы и человека следует поставить по другому. А именно, речь должна идти не о том, чтобы человек не преобразовывал природу, а о том, чтобы эти преобразования соответствовали тем новым законам, которые возникают в системе «человек - общество - природа». Важно, чтобы человек не разрушал природные основания своего бытия, соотносил свои действия с условиями жизни человека и всего живого. «Лик планеты - биосфера - химически резко меняется человеком сознательно и главным образом бессознательно. Меняется человеком физически и химически воздушная оболочка суши, ее природные воды». Вот почему изменение, преобразование природы естественно, более того необходимо для человека. Проблема тем самым должна сводиться не только и не столько к критике преобразующей деятельности человека вообще, сколько к критике такой преобразующей деятельности, которая оставляет все меньше места для естественной жизни самого человека, катастрофически ограничивая пространство бытия человека.

Значительный вклад в рационализацию всех процессов, которые происходят при капитализме, внесла наука и ориентированная на ценности науки, философия. При этом в общекультурном плане следует считаться с различным статусом как отдельных наук, так и конкретных достижений внутри специально научного знания. Речь идет о том, что в физике, математике, космологии, биологии и т.д., накоплено огромное количество результатов, которые известны только узкому кругу специалистов и, составляя фундамент этих наук, и, имея принципиальное конкретно-научное значение, тем не менее остаются недоступными не только широкой общественности, но даже широкой научной общественности. Вместе с тем на основании этих конкретно-научных знаний время от времени вырастают такие концепции, которые становятся общенаучной, а затем и общекультурной ценностью. Именно подобные научные результаты, которых немного в истории науки, выступают основой новой научной картины мира, меняют онтологию познания, ведут к пересмотру методологических оснований познавательного процесса, становятся источником многочисленных философско-мировоззренческих дискуссий.

Подобные фундаментальные результаты науки, став частью общей культуры оказывают влияние на мировоззрение людей, в том числе на трактовку экономических, политических, экзистенциальных процессов. Показательны в этом плане дискуссии по философии и методологии науки в западноевропейской культуре в течение последнего столетия, влияние идей О. Конта, неопозитивистов, К. Поппера, Т. Куна и других на трактовку социально-экономических процессов. Ядром всех этих дискуссий, продолжающихся и в наши дни, выступила проблема статуса и роли научной рациональности. Наукоцентричность индустриальной и формирующейся на ее основе постиндустриальной цивилизации приводит к тому, что определенная методологическая трактовка научности, наиболее отвечающая скрытым общесоциальным тенденциям, принимается как исходная модель трактовки экономики, политики, международных отношений. Тем самым философско-методологическая культура оказывает практическое влияние на динамику социально-экономических и политических процессов.

В процессе развития, самосознания науки методологическая проблематика, осмысливающая статус науки, начинает все больше опираться на историю науки. Этот процесс взаимодействия методологии науки и истории науки в работах Т. Куна, Дж. Холтона, И. Лакатоса и других, простирается столь далеко, что начинает казаться, что одна растворяется в другой. История науки методологизируется, а методология науки проникается духом истории. По сути такой процесс естественен и плодотворен для взаимодействующих сторон, при учете того, что каждая сфера познания специфична и не редуцируема к другой сфере. Подобное взаимодействие, как показали методологические дискуссии 60-80-х гг. XX в., ведет к обогащению категориальной структуры как истории, так и методологии познания, к расширению смысла происходящего. Философско-мировоззренческий анализ методологических концепций в контексте истории позволяет видит методологию познания в связи с многообразием бытия, тем самым, исследуемые явления предстают как часть развивающейся культуры. Тем самым методология науки выступает как становящееся звено познания, которое в свою очередь обусловлено социальными причинами. При таком подходе методология предстает не как система алгоритмически функционирующих правил, а форма человеческой активности с помощью которой Человек познает мир, объективную реальность и себя.

Процесс более тесного взаимодействия методологии и истории науки - закономерный этап развития современной культуры, когда человек в процессе познания пользуется не только описанием и аналитическим расчленением непосредственно воспринимаемых процессов, но, осознав узость подобного подхода, стремится перейти к пониманию смысла познаваемых явлений. Такая постановка проблемы ведет к попыткам воссоздания синтетической картины целого, ядра, которым выступает человек. Осознается неистребимость ценностно-мировоззренческой проблематики из структуры философского знания, несводимость последнего только к анализу языка научного знания. Значительный вклад в постановку этой проблемы в рамках индустриально-ориентированной мировоззренческой традиции внес известный английский философ и методолог науки К. Поппер, выступивший еще в сороковые годы XX столетия против неопозитивистских философско-методологических проблем. И хотя К. Поппер в ряде случаев оставался в рамках традиционно позитивистской постановки проблем, но его стремление систематически исследовать не только структуру ставшего знания, но и понять логику развивающегося знания, был методологически плодотворным. К. Поппер способствовал более строгому и широкому пониманию научной рациональности. Проблема научной рациональности становится проблемой не только методологии, но и культуры в целом. Концепция «критического» рационализма - своеобразная модель критического обоснования культурных оснований западноевропейского социума. Не только границы науки, но и границы культуры осмысливаются с позиций «критического» рационализма. Тогда переосмысливаются функционирующие в культуре традиции, догмы, идеологические схемы, моральные и эстетические ценности, то есть все явные или неявные предпосылки человеческой деятельности, которые до этого оставались вне сферы критики, поскольку они не входили в сферу строгой науки.

Принципиальным в этой связи было влияние результатов длительных методологических дискуссий на основания экономических теорий, концепции управления, теории политики. Существенно, что западная культура, несмотря на неоднозначное отношение к идеям ведущих методологов науки - К. Поппера, Т. Куна, И. Лакатоса, П. Фейерабенда и других, восприняла тезис об историчности рационального, признавая возможность новых вариантов рациональности.

«Иррациональная вера в разум» сциентистски ориентирует трансформации в культуре, делая более строгими понимание процессов, происходящих не только в сфере познания, но и во всех сферах человеческой деятельности. В этом несомненная заслуга деятельности К. Поппера и других методологов науки, значительно обогативших понимание механизмов функционирования познания, тем самым внесших существенный вклад в решение вопроса, что «значить знать».

Таким образом, можно заключить, что длительные философско-методологические дискуссии по самым различным проблемам науки значительно расширили сферу рационального мышления, понимание сути рационального. Подобные дискуссии сделали идеи научной рациональности частью общей культуры, оказали влияние на трактовку рационального в сфере экономики и политики, управления и образования, информации и технологии.

Вместе с тем подобная деятельность в определенной ценностно-мировоззренческой обстановке, а именно в рамках сциентистски-ориентированной культуры, способствовала преувеличению роли научно-рациональных моментов. Тем самым в конкретных условиях ведущие философы и методологи Запада - К. Поппер, И. Лакатос, Т. Кун, Дж. Холтон и др. внесли свой вклад в то, что были вытеснены на периферию культурного пространства философия, религия, мораль, литература и т.д., тех форм сознания и духовно-практической жизни, которые не укладываются или плохо укладываются в научную рациональность.

Философско-методологическая концепция К. Поппера стремится глобализировать нормы научной рациональности, привить таким основополагающим формам человеческой деятельности как экономика, демократия, политика, а отсюда всей человеческой деятельности, способность к самокритике, соединению рациональности и идей демократии таким образом, чтобы рационально обоснованная демократия воспринималась как естественное и необходимое состояние всех общественных систем.

Между тем подобная ценностно-мировоззренческая установка имеет тот существенный недостаток, что в ней духовное, моральное является второстепенным и подчинено экономическим ценностям. Как отметили А. Кинг и Б. Шнайдер в докладе Римского клуба «В развитых странах духовные ценности вытеснялись материалистическим пониманием мира, овладевшим сознанием высших слоев общества и в развивающихся странах». Между тем именно подобная потребительская идеология стала основной причиной обострения многих глобальных проблем. Из этого следует необходимость изменения вектора цивилизационного развития.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева
Понятие личности, ее структура и интегративное качество в трактовке А. Баама
Мифы русской идеи
Всеобщая организационная наука как праксеологический итог развития философских воззрений А.А. Богданова
Целостность глобализационного процесса
Вернуться к списку публикаций