2011-06-06 09:00:44
ГлавнаяФилософия — Глобализация в контексте концепции устойчивого развития



Глобализация в контексте концепции устойчивого развития


В этих условиях складывается новая теоретико-методологическая ситуация и при анализе экологической проблемы. Известно, что в концептуальном плане экология «разрослась» до «экологии культуры» и «экологии души» (Д.С. Лихачев). Новая реальность показывает, что мир, созданный самим человеком, особенно мир культурных, духовных ценностей не должен противопоставляться природному, естественному миру. Эти два мира должны быть комплементарны в смысле Н. Бора. Поэтому прав Д.С. Лихачев, что «экологию нельзя ограничивать только задачами сохранения природной биологической среды. Для сохранения жизни человека не менее важна среда, созданная культурой его предков и им самим. Сохранение культурной среды - задача не менее существенная, чем сохранение окружающей среды». Концептуальное единство «экологии культуры» и защиты окружающей среды проистекает из того, что источником экологического кризиса является преобразующаяся деятельность человека, которая не считается с биологическими основаниями живого. Человек в своем стремлении преобразовать естественные, природные системы приходит в противоречие с самим собой, поскольку он сам создает новые параметры природной среды, которые не пригодны для жизни, разрушаются такие необходимые для жизни подсистемы, как вода, воздух, земля и т.д.

Под влиянием интенсивно разрастающейся антропогенной деятельности, оснащенной новейшей технологией, ведущей, с одной стороны, к росту производства и потребления, а с другой - к разрушению биологических основ бытия человека, современная цивилизация вынуждена была признать не только наличие фундаментальной экологической проблемы, но и стала искать новую концепцию развития. Результатом многочисленных дискуссий стали конференции сперва в Стокгольме, а затем в Рио-де-Жанейро, если назвать самые представительные встречи политиков и экспертов по проблемам окружающей среды. Эти встречи были важным шагом в сотрудничестве различных стран в столь сложной области. Концепция устойчивого развития, принятая мировым сообществом в Рио-де-Жанейро - значительный шаг в поиске новой модели поведения человека в конце XX столетия. За годы, прошедшие после Рио, опубликовано большое число исследований о сути данной концепции, возможных механизмах решения задач, поставленных Конференцией по окружающей среде и развитию. При этом проводятся не только научные исследования в самых разных областях, но значительное внимание уделяется социально-философским аспектам проблемы, что представляется чрезвычайно важным в силу глобальности данной проблемы и ее ускоренности в современной культуре.

Вместе с тем вызывает беспокойство то обстоятельство, что предпринимаемые меры не равны тем разрушительным процессам, которые происходят в глобальном масштабе. Стратегически, а именно экономически, политически, социально, человечество продолжает ту же политику, которая привела к сегодняшней экологической ситуации в мире. Поэтому можно сделать заключение, что больше говорят об устойчивом развитии, чем работают на эту идею.

Опасность с многочисленными рассуждениями об устойчивом развитии связана с тем, что создается видимость общепланетарных действий. Между тем ситуация в целом в мире продолжает ухудшаться, поскольку радикально не меняются факторы, вызывавшие к жизни экологический кризис. Не меняется характер экономики и технологии, производства и потребления, медленно меняется наконец, сознание общества. По крайней мере, сознание оказывается более консервативным, нежели бурно развивающееся производство и потребление. Между тем как говорил французский писатель Ж. Бернанос «мысль, не претворенная в действие, не многого стоит, а действие, не проистекающее от мысли, не стоит ничего».

В условиях возрастания кризисных процессов на глобальном уровне все более актуализируется волевой аспект бытия общества, поскольку решение проблем, связанных с ухудшением экологической ситуации в мире, равно как и усилением напряженности между «золотым миллиардом» и остальным человечеством, требует не только знания, средств, но и воли. Воля к самоограничению необходима для всех людей, особенно для тех, кто принимает решение и определяет направление общественного развития и участвует в формировании его ценностных установок. Особая ответственность лежит на индустриально-развитой части мира, поскольку именно она определяет характер производства и потребления и по ним стараются равняться другие развивающиеся страны. В подобной ситуации эмоциональные призывы экологов к гармонизации производства и возможностей природы остаются абстрактно-теоретическими и не находят реальной поддержки. Как отмечает С. Шмидхейн совместно с Советом предпринимателей по устойчивому развития «в развивающихся странах не разделяют оптимизма, вызванного снижением воздействия на окружающую среду производства продуктов питания, в основном из-за того, что не видят предпосылок достижения рациональных методов ведения сельского хозяйства».

В мире около 200 стран, а индустриально-развитыми и социально-благополучными является примерно 29 стран. Но именно эти страны оказывают определяющее влияние на ход исторического процесса с помощью различных методов, начиная с разработки новых международных правовых норм, вплоть до применения силы, когда они это считают нужным. Важное место в этом процессе занимают предлагаемые миру ценности. Именно от ценностных предпочтений зависят последующие действия. Ценностные ориентиры - сложный комплекс предпочтений, которые не имеют четких границ, но оказывают существенное влияние на фундаментальные процессы, происходящие в мире. Ценности не предзаданы. Они открыты, динамичны и развиваются вместе с трансформацией социально-политических, экономических, психологических отношений. Ценность, будучи определенным отношением между человеком и действительностью, направляет действия культуры, становится социально значимым фактором. Подобное свойство ценностей проистекает из их связи с потребностями культуры. Как отметил Л. Typoy «успешные общества должны объединяться вокруг некоторого центрального сюжета - захватывающей истории с поддерживающей ее идеологией... Без захватывающей мечты о будущем наступает социальный и экономический паралич». Мечты о будущем, идеологии формируются реальными людьми в определенных социокультурных условиях. В этой связи Дж. Сорос прав, когда в работе с симптоматичным названием «Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности» отмечает, что «в реальном мире ценности не заданы. В открытом обществе люди вправе самостоятельно сделать выбор; но при этом они не всегда знают, чего на самом деле хотят. В условиях быстрых перемен, когда традиции утратили былую власть, а людей со всех сторон осаждают предположениями, размененные меновые ценности вполне способны заменить подлинные».

Подобная опасность действительно существует и во многом претворяется в жизнь сегодня в мире, поскольку возрастает роль средств массовой информации, особенно электронной, позволяющей манипулировать общественным мнением, влиять на ценностные предпочтения. Необходимо при этом иметь в виду, что СМИ не только отражают действительность, но и создают ее. Новая реальность формируется на основе экономического и социокультурного развития общества с существенным участием средств массовой информации - телевидения, газет и Интернет. Сегодня СМИ - реальный участник мировых процессов. Это означает признание роли средств массовой информации в формировании ценностных ориентации общества.

Отмеченное влияние СМИ усиливается возрастающими возможностями государства определять жизнь как общества, так и конкретных индивидов. Э. Фромм считает, что «сегодня человек страдает не столько от бедности, сколько от того, что превратился в винтик гигантской машины, в робота, от того, что жизнь его лишилась смысла». Естественно отмеченное Э. Фроммом обстоятельство относится к людям, живущим в развитых в экономической и технологическом отношении странах. С усилением тенденций глобализации, отмеченный Э. Фроммом процесс превращения человека в «винтика гигантской машины», углубляется. Формирование информационно-виртуальной цивилизации предоставляет государству и различным его подсистемам новые возможности контроля не только над отдельными социальными организмами, но и над тем, что происходит с отдельным человеком.

При обсуждении природы и сути экологической проблемы встает сложный философский вопрос: присуще ли человеку стремление к изменению и подчинению природы и других людей изначально или человек только в XX в. под влиянием определенных факторов стал таким? Анализируя данную проблему, можно отметить, что человеку атрибутивно присуще стремление к творчеству, изменению окружающей среды. Человек с самого начала, как вид, не только приспосабливался к природе, но и вскоре встал на путь приспособления природы, а затем и общества, к себе. Сегодня, когда человечество вплотную столкнулось с глобальными проблемами, порожденными этой активно-преобразующей деятельностью человека, то некоторые исследователи считают саму эту преобразующую деятельность человека причиной глобального экологического кризиса. Подобное умозаключение не лишено основания. Исторически человек не только менял окружающую среду и себя таким образом, что его возможности изменять мир росли быстрее, чем он осознавал опасность подобных преобразований. Росли его потребности, мощность используемых орудий преобразования. Человек стал знать больше о себе, мире. Темпы изменения мира росли сперва медленно, но примерно с эпохи Возрождения, особенно с Нового времени, когда стали взаимодействовать капитализм и наука в новоевропейском смысле, человек стал столь технологически могущественным, что сам стал не успевать за этими технологическими трансформациями. В этом смысле, действительно именно предметно-преобразующая деятельность человека явилась причиной таких глобальных проблем, как экологическая, энергетическая и т.д.

Вместе с тем упрекать человека в том, что он стал заниматься предметно-преобразующей деятельностью, значит упрекать его в том, что он стал человеком. Ведь творчески-преобразующая деятельность - необходимое условие формирования и выживания человека. Если бы человек не стал на путь развития мыслительно-орудийной деятельности, направленной на приспособление к себе окружающего мира, то он, по всей вероятности, не выжил. В отличие от животных, человек с самого начала, не имел особых преимуществ перед остальным миром в биологическом отношении. Его единственным и решающим ресурсом оказался развитие интеллекта и созидательная деятельность, направленная на созидание себя и мира по своему усмотрению. Вот почему представляются спорными те подходы к экологической проблеме, которые считают началом разрушения природы деятельность не только Homo sapiens, но Homo habilis и даже Homo erectus, отнеся начало экологических разрушений к 1,5-3 млн. лет назад до н.э. назад. Распространенной является также точка зрения, которая считает, что начало экологической проблемы восходит к неолитической революции.

Такая трактовка начала и особенностей экологического кризиса представляются спорными. Интерпретации подобного рода не учитывают потребностей человека. Системный анализ истории взаимодействия человека и природы свидетельствует о неизбежности преобразовательной деятельности человека. Историко-проблемный анализ взаимодействия человека и природы дает основание утверждать, что чем больше и изощреннее человек использовал свои интеллектуальные ресурсы, тем меньше ему приходилось использовать биологические ресурсы, сведя роль последних к минимуму в информационно-виртуальной цивилизации.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Эмпириомонизм как философское основание тектологии А.А. Богданова
Ценностно-нормативные установки этики устойчивого развития (на примере Байкальской природной территории)
Учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности» как альтернатива партийно-классовому подходу
Природа морали и её основания в этических учениях А. Шефтсбери, Ф. Хатчесона, Д. Юма
Ориентация на целостную личность как исходная установка «нового ценностного мышления» К. Гюнцля
Вернуться к списку публикаций