2011-06-03 09:00:39
ГлавнаяФилософия — Целостность глобализационного процесса



Целостность глобализационного процесса


По сути глобализация сверху - не абсолютно новое качество в мировой истории. Сегодняшняя глобализация пытается довести до логического конца процесс подавления культуры цивилизацией, ели воспользоваться широко распространенной терминологией, восходящей, видимо, к О. Шпенглеру. Поэтому «ускоренная» глобализация означает скорее переход количества в новое состояние, связанное с попыткой универсализации тех признаков капитализма, которые выгодны индустриально-развитым странам Запада, особенно США в условиях глобального кризиса. При этом имеет место не столько простое суммирование нужных для новой реальности «частностей», сколько их новая интерпретация, отвечающая интересам современной управляемой глобализирующейся реальности. Отсюда использование при необходимости не только новой терминологии, например, термина «гуманитарная катастрофа» при оценке событий в Югославии, применение силы для расширения сфер влияния капитализма западного типа, нарушение норм международного права и т.д. Таким образом, - это новая стратегическая политика, она касается не только стран третьего мира, но и всего остального мира. Под влиянием идей управляемой глобализации меняются представления о демократии, международном праве, политике индустриально-развитых стран мира, усилия которых направлены не столько на реализацию международных договоров и соблюдение принципа невмешательства во внутренние дела других государств сколько на расширении сфер влияния этих государств. Для достижения этой цели оправданы все цели вплоть до военного вмешательства в дела других стран. Между тем «однополярный мир - просто нестабильная система. Опека одной страны вызывает немедленное противодействие, итогом чего является создание новых центров силы».

Опасность глобализации сверху в том, что глобализация становится идеологией индустриально развитых стран, навязываемых с помощью силы (экономической, политической, технологической, информационной, религиозной и, наконец, военной) другим странам. При этом принципы демократии, рынка, рациональности, свободы (личности, партий, слова и т.д.) выступают инструментом воплощения в реальность идей цивилизационного глобализма под руководством США. Эталоном цивилизации, рынка, свободы и демократии выступают те страны, которые принимают идеи индустриально развитых стран о глобализации, открытости, универсальности неолиберальных ценностей. Попытки глобализации в ее искусственной, контролируемой, направляемой форме не раз проявлялись в истории под разными названиями. В частности, это и попытки универсализировать ту или иную религию и мировые войны и «мессианизм» в различной форме. Все эти попытки не удавались и вряд ли удастся и новая попытка глобальной вестернизации мира по сценарию, написанному американскими политиками. Основная причина в том, что «Независимые государства при малейшей возможности отвергают посягательства на свой суверенитет. Международное сообщество интуитивно противостоит гегемону. Униженность в иерархии не может приветствоваться гордыми странами, чей генетический код исторического самосознания не позволяет опуститься до уровня управляемой геополитической величины».

Но современные попытки глобализации неолиберальных ценностей имеют свои отличия от прежних форм универсализации тех или иных систем ценностей. Во-первых, современная цивилизация впервые опирается на высокоразвитую технологию, которая реально соединяет различные народы и страны в определенную целостность. Во-вторых, глобализация сверху проводится не одной страной, при всей значимой роли США в этом процессе, а коалицией стран, заинтересованных в контролируемой и направляемой глобализации принципов неолиберализма. В современных условиях США, несмотря на свою экономическую, технологическую и военную мощь, не смогли бы достигнуть существенных результатов на пути формирования новой глобальной структуры без поддержки индустриально развитых стран мира, особенно Канады, Англии, Австралии и т.д., с помощью которых США реализуют свои геополитические и геостратегические намерения. Далее, в третьих, глобализация неолиберальных ценностей опирается на мощные экономические, технологические, финансовые, информационные ресурсы всех индустриально развитых стран планеты, поскольку в глобализации сверху в той или иной форме заинтересованы не только США, Канада и страны Западной Европы, но и индустриально развитые страны Востока, не говоря уже о Новой Зеландии и Австралии. В этой связи управляемая сверху глобализация представляет опасность в первую очередь небольшим государством и малым нациям, поскольку таким странам, как Индия, Китай в исторически прогнозируемое время непосредственно не угрожает опасность макдоналдизации и полного поглощения. Особу опасность представляет для стран постсоветского пространства и особенно России, которые вынуждены входить в глобализирующееся пространство после поражения в «холодной войне», ослабленные неудачными реформами и нерешенными внутренними проблемами. Ситуация осложняется отсутствием ясных целей, идеалов, которые бы объединяли народы постсоветского пространства в борьбе за национальную самобытность в глобализирующемся мире. Эти страны находятся на стадии выработки своего места в мире, осознания своих истинных ценностей. Одновременно они должны считаться с контекстом, а именно с тем, как адаптироваться к новым глобализирующимся условиям, не потеряв самостоятельности.

В целом в концептуальном отношении складывающаяся ситуация предъявляет новые требования ко всем странам и социокультурным традициям, желающим сохранить свою идентичность в условиях усиливающегося процесса глобализации. Возрастает ответственность и больших стран и наций, поскольку начавшаяся политическая, экономическая и цивилизационная унификация уменьшает разнообразие мира и тем самым в конечном итоге может способствовать разрушению культуры и личности. При этом опасность угрожает не только странам Востока, но и странам Европы, поскольку со временем точка зрения стран Западной Европы будет учитываться только в той мере, в какой она устраивает США.

Вот почему в нынешней ситуации опасны как бездействие, так и необдуманный активизм, попытки резкого изменения внутреннего мира человека и функционирующих социальных институтов. Бездействие опасно тем, что запущенные ранее механизмы социального, политического, информационного и т.д. подавления цивилизацией культуры продолжают свою разрушительную работу по деформированию духовности человека, усиливается атомизация и функционализация личности. Не менее опасны и наблюдающиеся на практике необдуманные действия, которые направлены на скорейший перевод как можно большего числа стран на рельсы неолиберальной экономики, идеологии индивидуализма и западной демократии. Подобный активизм разрушает внутреннюю социальную и духовную жизнь многих народов, игнорирует сложившиеся у других народов формы культуры, исходя из предпосылки, что эти традиционные структуры мирохозяйственной деятельности не достаточно цивилизованы. При этом эталоном цивилизационности выступают сами индустриально развитые страны. Между тем именно социальные институты и ценностные установки техногенной цивилизации внесли решающий вклад в современную глобальную кризисную ситуацию.

Эра индивидуализма и рынка вытеснила на периферию бытия духовную составляющую жизни, сделав центральной экономику и обслуживающую ее политику. Результатом подобной эволюции культуры является бездуховность и разрушение природных оснований цивилизации, уход от адекватных ответов на вызовы времени. Как отметил президент Бразилии Ф. Кардово «рынок важен для производства товаров, достижения эффективности, но он не предлагает решений для всех проблем, рынок подвержен маниям, панике и кризисам. Рынок не является решением там, где проблемы завязаны на фундаментальные этические ценности, такие как мысль о том, что все люди рождены равными». И поскольку расширяющее свое влияние постиндустриальная модель цивилизации основывается на ценностях либерализма, индустриализации и рынка, то человечество и в XXI в. ждут новые, еще большие, чем в XX в., испытания. Важно задуматься над ценностными основаниями техногенной цивилизации, найти механизмы актуализации нравственно-духовной сферы, не отвергая ценности научного знания и экономики. Без радикального переосмысления исходных принципов цивилизационного развития такие глобальные проблемы, как экологическая, энергетическая, демографическая и т.д., не могут быть решены, разрыв между индустриально развитым «Севером» и традиционным «Югом» будет увеличиваться, миграционная проблема станет глобальной и усилится геополитическая и геостратегическая напряженность в мире.

Не менее важно для оценки динамики цивилизационных процессов и тот факт, что в результате такой стратегии не устраняются глубинные причины кризисных ситуаций на планете, которые коренятся в менталитете человека Нового времени, тех социальных отношениях, которые сложились в период становления капитализма, той формы рациональности, которая стала основой сциентистско-прагматического мировоззрения. Кризис человека, не раз отмечавшийся философами, в результате такой политики не только не преодолевается, но и углубляется. Разрыв между научным знанием и технологией, с одной стороны, и нравственно-духовной сферой человека, с другой, стремительно возрастает. Проблема усложняется тем, что приходящая на смену индустриализму информационная цивилизация еще больше дегуманизирует общественные отношения. Новая информационная технология выступает инструментом проведения глобализации как американизации. В этом смысле новейшие технологии принимают участие в глобализации на стороне наиболее развитых в технологическом плане стран. Новая информационная технология, демонизируя компьютер, еще меньше, чем до этого раньше занимается духовно-нравственной сферой, которая только в конечном итоге и делает человека человеком. Более того, новейшая информационная технология используется для разрушения традиционных ценностей и внедрения идеологии неолиберализма и массовой культуры. Информационная цивилизация создает новые возможности для манипулирования личностью, унификации функционирующих социокультурных структур. Тем самым происходит не столько кардинальный пересмотр основании индустриализма, а эволюция существующей цивилизационной парадигмы, ее базовых установок. Такие ценности как прагматизм, утилитаризм, технократизм, сциентизм внедряются с помощью средств массовой информации. Между тем сложившаяся ситуация требует радикальное переосмысление экономизма, прагматизма и технократизма. Вот почему информатизация в нынешней форме не только открывает новые позитивные возможности, но и создает новые опасности, поскольку возрастает иллюзия всемогущества человека с компьютером и Интернетом.

Разумеется, трудно поставить под сомнение, что новейшие информационные технологии открыли беспрецедентные возможности для интенсификации наукоемких производств, развития науки, технологии и образования. Вместе с тем, они открыли новые возможности для воздействия индустриально развитых стран на мировосприятие других народов. Средства массовой информации, акцентируя внимание широких масс на те или иные факты, события, теоретические достижения, идеологические течения, создают необходимый для универсализации американского образа жизни мировоззренческий климат, подготавливают народы других социокультурных традиций к восприятию всех событий, происходящих в мире в нужном для техногенной цивилизации свете. Таким образом, информационные и коммуникационные сети, делая мир реально взаимодействующей целостной системой, не только открывают новые возможности для развития народов и государств, но и создают реальные угрозы их стратегическому будущем, поскольку они подрывают их самобытность. В новых условиях столь важные культурные, национальные, религиозные, ментальные ценности могут оказаться невостребованными или периферийными.

СМИ изо дня в день повторяют слова о цивилизованных и нецивилизованных странах, особо не задумываясь над тем, что является критерием цивилизованности. Ведь огромное число фактов и до трагических событий 11 сентября 2001 г. в США свидетельствовали о том, что поведение современного человека трудно назвать цивилизованным. Прошло, например, более десяти лет, когда мировое сообщество собралось в Рио-де-Жанейро на Конференции по окружающей среде и развитию (1992 г.) и выработало предложения по устойчивому развитию, отметив, что путь, по которому индустриально-развитые страны достигли своего благополучия, является стратегически тупиковым, поскольку такое поведение ведет к углублению глобального экологического кризиса. Продолжается углубление и других глобальных проблем, таких как увеличение разрыва между развитыми в экономико-технологическом отношении странами и теми странами, которые называются развивающимися, которые живут заботами о выживании. Но человечество продолжает развиваться в той же экономико-центристской парадигме. Наряду с «золотым миллиардом» появился «голодный миллиард». Общая напряженность в мире - экологическая, демографическая, социальная и т.д. - растет. Так может быть стоит задуматься над тем, что мы называем цивилизованным поведением?!

Может стоит задуматься над критериями цивилизованности, пока наихудшие сценарии типа «столкновении цивилизации» по культурно-религиозным основаниям С. Хантингтона не стали реальностью?

Как показывают трагические события 11 сентября 2001 г. в США, когда от террористических актов погибли тысячи ни в чем неповинных людей, терроризм становится одним из глобальных проблем современности. Это ставит новые проблемы перед социально-философской и политологической мыслью, поскольку в современных условиях, когда в мире накоплены огромные запасы ядерного, химического, бактериологического и других форм уничтожения людей, террор становится не только реальной угрозой отдельным странам, но и человеческому существованию. События 11 сентября показывают сколь уязвима современная цивилизация. Террористы нанесли удар не только по США, сколько по всему человечеству. Эти трагические события должны заставить техногенную цивилизацию задуматься не только о непосредственных виновниках этой трагедии, (естественно, необходимо установить виновников трагедии и наказать их), но это недостаточно, поскольку человек должен осмыслить глубинные ценности современной цивилизации, которые приводят к подобным трагедиям. Единство мирового сообщества в глубоком сострадании к невинным жертвам трагедии должно привести к единой трактовке глубинных причин, порождающих терроризм. В глобализирующемся мире нет абсолютно защищенных от террористов стран. Потому необходимо единство действий мирового сообщества не только по наказанию совершивших чудовищное преступление, но и в трактовке причин порождающих подобные явления. При этом опасна политизация смысла того, что считать терроризмом. Только установив глубинные причины, которые привели не только к данному преступлению, но и террору как таковому, можно эффективно бороться с ним. В этой связи приведем оценки политолога А. Ципко о трагических событиях 11 сентября. Согласно А. Ципко «... тотальная борьба американской администрации за «свободу во всем мире», за «выборы по-американски» оборачивается тотальным антиамериканизмом, борьбой против собственного народа, против всей христианской цивилизации». И далее: «истоки нынешнего мусульманского терроризма лежат не в психологии его носителей, а прежде всего в нетерпимости и амбициозности устроителей «нового мирового порядка». Мусульмане часто становятся врагами христиан только потому, что современный Запад забыл о Христе». В этих высказываниях подняты ряд фундаментальных вопросов, требующих обсуждения. Речь, в частности, идет о необходимости более систематического анализа причин антиамериканизма, смысла смерти Бога («современный Запад забыл о Христе») и т.д.

Глубинные причины произошедшего коренятся в характере современной цивилизации, ее базовых ценностях, разрыве между «золотым» и «голодным» миллиардами, экономикоцентричности техногенной цивилизации, когда общество сделало приоритетным «иметь», а «не быть», заменив бытие обладанием. Как отметили А. Кинг и Б. Шнайдер «В обществах Запада с их неумеренным потребительством и лозунгами типа «Я есть то, чем я владею» или «Я есть то, что я делаю», более фундаментальные проблемы, такие, как религия, национальность, традиционные ценности и верования отступают на второй план. Подобная ситуация ведет к развитию чрезмерного индивидуализма, эгоизма, а также к непрекращающимся поискам того, что могло бы отвлечь внимание или развлечь, будь то телевидение или наркотики».

Экономикоцентризм, который стал доминирующей парадигмой и подчинил себе все остальные формы культуротворчества, привел к формированию Человека, знающего, что ему нужно сегодня, но не знающего, что ему нужно завтра, и главное - не знающего зачем это ему нужно. Такой человек перестает спрашивать о смысле бытия, поскольку видит смысл в обладании вещами. Сделав смыслом бытия обладание вещами, западная цивилизация стала самоуверенной, агрессивной, стала наиболее богатой в материальном отношении частью планеты. И с этого времени цивилизация начинает гонку за обладанием. Усиливается раскол внутри человечества по ценностным основаниям, поскольку потребности разных социальных организмов относительно «иметь» оказались разными. Гонка по отношению к «иметь» стала с появления капитализма одной из доминант-исторического развития. В подобной парадигме «имеющие» пытаются диктовать свои представления о том, как должны развиваться события в мире, другим «неимеющим» или уступающим этим странам в экономической мощи.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


К критике этики дискурса
Целостность глобализационного процесса
Насилие как зло и грех
Экзистенциальная метафизика человека в философии Н.А. Бердяева
Философия всеединства Вл. Соловьева как открытая система
Вернуться к списку публикаций