2011-06-02 09:00:54
ГлавнаяФилософия — Ценности капитализма и процесс глобализации



Ценности капитализма и процесс глобализации


Тенденция к глобализации тех или иных культурных установок - мифа, мировых религий, тех или иных философских концепций присуща всем культурам, человеку как существу общественному. Начинается этот процесс с интегративных шагов в рамках мифологической культуры, направленных на то, чтобы распространить свои представления о мире на других и одновременно перенять опыт других, использовать его для своих целей. Тем самым происходит расширение смысла, осознание того, что есть и иное отношение к миру. При этом стремление к установлению новых связей с другими странами и народами проявляется у разных стран и народов по-разному. Наиболее активно эти черты проявляют люди, живущие у моря, на островах, которые первыми начали осваивать окружающее пространство. Характерно, что если народ многочисленен, имеет свои давние культурные традиции, как, например, Китай, то он зачастую чувствует себя самодостаточным, меньше стремится к установлению контактов с другими народами. Видимо, это связано с многообразием культурных форм внутри одной культуры и наличием ресурсов, чтобы на определенном этапе совершенствоваться внутри своего культурного пространства. Как показала история, подобная закрытость в конце концов отрицательно сказывается на самой культуре.

На первых порах глобальность ограничивалась одной страной, люди не знали географии, границ своей родины и им зачастую казалось, что мир, вселенная равна их стране. Затем они узнают, что существуют и другие страны, культурные традиции, со своим языком, своими правилами, привычками, манерой трудиться и жить. Тем самым встает вопрос о поиске новых форм взаимоотношения между разными странами, культурами, актуализируется вопрос о глобальных интересах этих стран и народов. История и есть установление связей между народами и культурами, которые сопровождались кровопролитными войнами, гибелью цивилизаций, покорением одних народов и победой других.

Этот процесс проходил различными темпами в разных социокультурных традициях и характер этого процесса определялся многочисленными факторами. В этой связи нелегко, например, объяснить, почему именно греки стали учителями Европы, дали миру логику и философию в европейском смысле слова и почему именно Рим стал родиной права. Подобно этому трудно дать однозначный ответ на вопрос о том, почему именно англичане, а не испанцы или голландцы, смогли распространить свою культуру так, что они во многом определили судьбу Австралии, Новой Зеландии, Канады и отчасти США. Таких вопросов много. Речь идет о социокультурных особенностях народов, их ментальности и влиянии на последующую историю. Формы и уровень, особенности глобализации различных ценностей зависит от уровня развития человека, культуры, технологии, средств освоения мира. При этом процесс глобализации до Нового времени, то есть до выхода Европы на мировую арену, отличается от того как этот процесс проходил примерно до XVII в. До этого времени мир был менее динамичен, более стабилен в социокультурном плане. Человек больше зависел от природы, чем от социальных институтов, созданных им, хотя исторически роль этих институтов все время росла. Основная специфика процессов глобализации до новоевропейской истории - слабая связь между различными социокультурными традициями, преобладание силовых методов решения возникающих в процессе глобализации проблем.

До XVII-XVIII вв. главные события в мире определяли во многом военная мощь государства, численность того или иного народа, его социально-психологические качества, или все эти факторы вместе взятые. Со временем происходит значительная трансформация роли этих факторов. Меняются возможности государств силой решать свои проблемы. Заключаются союзы по различным мотивам. Усиливается взаимосвязь и взаимозависимость народов и стран.

Сегодня направление и характер глобальных процессов определяется уровнем развития науки, возможностью использования новейшей информационной технологии и, как это не странно, для конца второго тысячелетия, военной силой, которая опирается на науку и технологию. Уникальность современной ситуации, как показал систематический анализ основных тенденций социокультурной динамики мировых процессов, состоит в том, что тот путь, по которому индустриально-развитые страны мира достигли своего благополучия не может стать всеобщим. Такой путь, по мнению мирового сообщества, приводит к принципиальным, неразрешимым проблемам и потому не следует превращать этот специфический для западной цивилизации путь в единственно возможный. Это нашло отражение в названии статьи С. Хантингтона: Запад уникален, но не универсален. Таков вывод рационально-концептуального анализа сложившейся ситуации в контексте усиливающегося влияния глобальных проблем.

Парадоксальность ситуации состоит в том, что лидеры индустриально-развитых стран мира, чьи эксперты рациональным путем на основе анализа огромного эмпирического материала с применением новейшей информационной технологии, пришли к этому выводу, тем не менее стараются всеми средствами навязать миру свою модель глобального социально-технологического развития. Тем самым логика, рациональность используется в интересах одних стран и в ущерб другим и по сути всей цивилизации. Философско-мировоззренческий анализ основных тенденций современного общества, в частности, усиливающееся влияние глобальных проблем, показывает сколь уязвима технократическая цивилизация, основанная на приоритете индивидуализма и узко трактуемого научного рационализма. Систематический анализ ценностных оснований индустриальной и формирующейся постиндустриальной цивилизации показывает, что за величайшими технологическими и информационными достижениями стоит экономический человек, безразличный во многом к глубинным моральным, религиозным и философским вопросам, человек, желающий больше действовать, нежели думать о том, к чему эти действия могут привести, человек, который при всей своей вере в силу научной рациональности надеется на то, что несмотря на углубляющийся экологический, энергетический, демографический и т.д. кризис, все каким-то образом обойдется. Тем самым в самом главном, а именно в выборе стратегии, экономический человек ведет себя иррационально. Индустриальный человек конца XX в. надеется на силу научного знания и основанной на этих научных знаниях технологии, как человек средневековья на Бога и Чудо. Величайшие достижения в области информационной технологии в скором будущем дадут индустриальному человеку основание утверждать, что человек настолько человек, насколько он знаком с новейшими достижениями современной науки, владеет соответствующей информационной технологией и может эффективно, с выгодой для себя, использовать эти знания и эту технологию.

Конец XX в. характеризуется усилением процессов глобализации, которое приводит в движение ценностные основания современной цивилизации. В частности, начинается новый этап борьбы различных геополитических сил за влияние в мире. Происходит пересмотр роли международного права при решении встающих проблем. Меняется роль национальных государств, которые должны считаться с начавшейся глобализацией мирохозяйственных связей. Формируется международная экономика, оказывающая значительное влияние на политические процессы в мире. Постепенно образуются новые формы сотрудничества между развитыми и развивающимися странами, учитывающие новую реальность.

При этом глобализация в общетеоретической форме не против учета интересов национальных государств, наличия в мире различных социокультурных традиций. Но процесс глобализации проходит как бы «над» национальными государствами. Ее главные архитекторы - транснациональные компании. В этих условиях по-новому ставится вопрос о статусе национальных государств. С одной стороны, без национальных государств невозможна эффективная политическая организация в современном мире, взаимодействие различных государств. Как отмечают П. Хирст и Дж. Томпсон «как ни парадоксально, степень интернационализации (но не глобализации) мировой экономики лишь подчеркивает потребность в национальном государстве, но не в его традиционной роли единственного носителя суверенитета, а в роли связующего звена между различными уровнями международного управления». С другой - транснациональные компании преследует свои интересы, а не думают об интересах отдельных государств.

Вместе с тем процесс глобализации только начинается и он не принял окончательной формы. В подобной ситуации ведущие мировые державы пытаются оказать влияние на формирующиеся структуры. Наибольшую активность в этом плане проявляют США, которая выступает лидером западного мира, победившего в холодной войне и стремящегося закрепить свою победу. При этом США не считает нужным согласовывать свою политику с ООН и другими международными организациями. Наиболее полно новая геополитическая установка США проявилась сперва во время конфликта в Косово (Югославия), а затем в войне с Ираком.

До недавнего времени трудно было предположить, что западные страны с их приверженностью к праву, начнут решать проблемы, которые возникли в центре Европы внутри одной страны, военным путем. Между тем такой прецедент уже имел место в Косово (Югославия). Ситуация обостряется тем, что подобную аргументацию можно использовать в самых разных ситуациях, поскольку нет точного юридического определения таких понятий как «гуманитарная» или «экологическая» катастрофа.

Вот почему на современном этапе «ускоренной глобализации» когда контуры новой топологии мира только формируются, более чем необходим диалог культур и цивилизаций, спокойное и более глубокое философско-методологическое осмысление сложившейся ситуации, чтобы выработать новые стратегические ориентиры и образы будущего.

Недооценка или даже игнорирование точки зрения других культур, народов и цивилизации на глобализационные процессы, которые происходят в мире, значительно обедняет культурный потенциал человека и социума в целом. Ведь человеческое стремление к целостности в действительности только тогда может реализоваться без ущерба для человека, когда систематически происходит диалог между различными ментальными, цивилизованными, культурными, мировоззренческими видениями. Подобно тому как расширение индивидуального сознания опирается на диалог с другими, иными, «чужими», явно или неявно связано с учетом их особенностей, что позволяет индивиду приобщиться к другому, иному, общемировому, общечеловеческому, так и диалог одних народов, культур и традиций с другими народами, культурами и традициями - необходимое условие расширения и обогащения мировой культуры. Диалог при этом не означает полное принятие одной модели глобализации, а предполагает выработку такой стратегии цивилизационного развития, которая учитывает реалии современного мира, его противоречия и сложности, игнорирование которых негативно скажется позже.

Диалог по проблемам прогресса глобализации необходим, поскольку глобализация - это сложный, открытый процесс, не имеющий предзаданной формы. Только в процессе диалога можно найти оптимальное сочетание самоорганизующихся глобальных процессов, то, что мы называем «глобализацией снизу», и направляемой, организуемой «сверху глобализацией». В процессе диалога, обсуждения различных интерпретаций глобализационных процессов, можно выработать общий подход по принципиальным вопросам, предоставив возможность развиваться самобытно тем сферам человеческой деятельности, которые не ведут к углублению экологического кризиса и не ведут к обострению межцивилизационных отношений. Наконец, в процессе концептуального конструктивного диалога можно найти инварианты в подходах различных исследователей, общий язык для характеристики базовых явлений.

Принципиальным в этом процессе должен быть элемент диалога различных подходов, учета наличия других точек зрения по вопросу о сути и моделях глобализации. Признание наличия в мире «других» не должно восприниматься обязательно как угрозу, «другой» может быть и источником новых идей, подходов. Нежелание вести диалог характеризует уровень культуры, ее закрытый характер, ведет к излишней самоуверенности, которая может иметь в стратегическом отношении губительные последствия. Западные, и в целом развитые в технологическом отношении страны, сегодня проходят испытание на мудрость, поскольку экономическая, военная сила у них есть, но вопрос в том, как они используют свои возможности. Эти страны несут особую ответственность за будущее, так как они по многим параметрам доминируют в мире и от них зависит не только характер экономической политики в мире, но и способы разрешения конфликтов.

В условиях поиска новых ценностных оснований человечество не должно стать на путь жесткого противопоставления религии и культуры. Это опасный и гибельный путь. Необходимо использовать нравственный потенциал мировых религий. Ведь у мировых религий огромный опыт решения межличностных и межконфессиональных противоречий. В условиях кризиса необходимо использовать не только логические аргументы, но и этот уникальный опыт. При этом критика научной рациональности должна быть диалектической и не должна ставить под сомнение науку как социокультурную ценность. Найти новое взаимоотношение науки и нравственно-духовных ценностей - актуальная задача, стоящая перед современной цивилизацией.

Новое время требует новых усилий в системе образования, в которой больше места должны занимать экзистенционально-гуманитарные дисциплины, вместо многочисленных специальных технических дисциплин. Необходимо научиться бороться с фанатизмом во всех формах, с причинами, порождающими невежество и нетерпимость. И поскольку одна из причин, которая порождает фанатизм - это унижение человека, конкретного народа, требуется иной уровень культуры диалога, веротерпимости. Естественно, нужны значительные усилия по решению социальных проблем в современном мире. Сегодня, как и во времена Н.А. Бердяева, «вопрос о духовном состоянии людей делается вопросом жизни и смерти. Мир может быть взорван при низком состоянии людей, овладевших орудиями истребления. Прежние элементарные орудия не давали таких возможностей. Власть техники достигает пределов объективации человеческого существования, превращая человека в вещь-объект, в аноним». Все это свидетельствует о беспрецедентном характере сложившейся ситуации, необходимости радикальной переоценки роли таких ценностей, как техника, государство, демократия и т.д. Актуализируется роль ответственности ведущих стран мира, культуры диалога, веры, поскольку стремление к обладанию, надежда на освободительную миссию техники и научной рациональности привели к бездуховности и нынешнему кризису. Требуется иная ценностно-мировоззренческая система координат, с позиций которой бы иным образом ставились бы проблемы взаимоотношения человека и природы, различных стран и социокультурных традиций.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева
«Целостная личность» и «органический социум» как взаимосвязанные социально-философские категории
Проблема человека в философии
Эпоха просвещения и формирование философии «морального чувства»
Понимание целостной личности в философии русского космизма
Вернуться к списку публикаций