2011-05-26 09:00:09
ГлавнаяФилософия — Глобализация как теоретико-методологическая проблема и процесс



Глобализация как теоретико-методологическая проблема и процесс


Между тем такая интерпретация глобализации по-своему логична. Она отражает главное в этом процессе, поскольку ядром нового этапа цивилизационной трансформации, особенно в представлении западного капиталистического общества выступают экономические интересы, которые достигаются с помощью рынка. Глобализация в конечном итоге предстает как универсализация базовых ценностей капиталистических отношений, придание им общепланетарного характера. Тем самым глобализация - это капитализм без границ и оппонентов, это свободное движение капиталов, концентрация мирового капитала и т.д. Сегодня пять самых богатых государств мира владеют 84,7% совокупного мирового общественного продукта. Именно граждане стран этой пятерки осуществляют 84,2% мировой торговли. Подобная тенденция вытекает из сущности и принципов капитализма. Капитализм по своей сути в той или иной мере всегда был экономикоориентированным обществом. Поэтому не случайно, а закономерно, что глобализм в трактовке ряда известных западных авторов зачастую предстает как продолжение и расширение принципов экономизма.

Вместе с тем, новизна проблемы в том, что капитализм за несколько столетий своего функционирования приобрел различные формы. Капитализм, например, в Германии, оставаясь капитализмом, стал социально ориентированным, и он значительно отличается по многим параметрам от капитализма в США. И если различия капиталистических отношений в Германии от капитализма, например, во Франции не столь важны для процесса глобализации, то совершенно по иному ставится вопрос о будущем глобальной цивилизации, когда за исходную, базисную модель берется неолиберальная модель капитализма США. США, стремясь к превращению мира в «большую деревню», пытается придать своей модели универсальный характер. А это уже противоречит интересам других стран, в том числе и западных капиталистических стран, поскольку европейские модели капитализма (шведская, австрийская, немецкая и др.) существенно изменились под влиянием различных факторов. Последнее обстоятельство еще, на начальном этапе глобализации, недостаточно осознается.

Представляется, что с углублением процесса глобализации, эти различия будут больше давать о себе знать. Можно предположить, что со временем усилятся противоречия внутри развитых капиталистических стран. Потому возрастут противоречия не только между «Севером» и «Югом», богатыми и бедными странами, но и противоречия между США и Европой. Проблема осложняется тем, что глобализм, как американизм, пытается утвердить себя в мире не только с помощью рациональных, в частности, экономических и политических методов, но все чаще на основании применения силы. Все это не может не беспокоить лидеров других стран, в том числе и сторонников США.

Исходя из истории, и тех реальных проблем, с которыми сталкиваются ведущие страны мира в процессе глобализации как американизации, можно предсказать осложнение отношений между различными центрами сил в мире по мере реализации сценария глобализации по-американски. По мнению Б. Волхонского, если «называть вещи своими именами, то сегодня, после распада СССР и торжества однополярного мира, США фактически превратились в монополию, стремящуюся распространить свои тотальные принципы контроля за всем и вся на весь мир». При этом ситуация осложняется тем, что подобное стремление «находит очевидный отклик у обывателя - иначе как объяснить, что рейтинг президента, ничего не сделавшего ни для того, чтобы защитить американцев от терактов, ни для того, чтобы поддержать на плаву американскую экономику, уже который месяц зашкаливает за все мыслимые показатели. Сам же президент ... в этих условиях превращается в некое подобие генерального секретаря ЦК КПСС, каждое слово которого становится для всей нации руководством к действию». Несмотря на определенное преувеличение, данная характеристика тем не менее справедливо подчеркивает возрастающую роль СМИ, манипулируемость сознанием.

Человечество вступило в полосу серьезных цивилизационных вызовов. Мир все больше входит в ситуацию неопределенности и риска. И что особенно вызывает беспокойство: не отдельные народы и регионы планеты начинают жить в условиях нестабильности и риска, а планета и цивилизация в целом. Кризис имеет большое число проявлений. Наиболее опасны такие формы кризиса, которые углубляются с такой интенсивностью, что человек не успевает распознавать масштабы глобальных угроз и вынужден с трудом адаптироваться к все более и более сложным и трудным для жизни условиям. Меняется не только социальная и информационная среда, но меняется и характер мышления людей планеты под воздействием новой технологии и новых вызовов. Подтверждается прогноз немецкого философа Г. Маркузе, сделанного им в работе «Одномерный человек. Исследование идеологии Развитого Индустриального Общества», о том, что «Мир обнаруживает тенденцию и превращение в материал для тотального администрирования, которое поглощает даже администраторов. Паутина господства стала паутиной самого Разума, и это общество роковым образом в ней запуталось». Чем больше Разум стремится расширить свою власть, тем больше фундаментальных проблем он порождает своими действиями.

Глобализация в той форме, которую она принимает в современных условиях, представляет ответ наиболее развитой в технологическом и социально-экономическом плане части современной цивилизации на глобальные вызовы-проблемы. Прежде чем сделать ряд замечаний о сути этих вызовов - проблемах и возможных последствиях для остальной части человечества на предлагаемые техногенной цивилизацией ответы на эти вызовы в форме глобализации, отметим, что нынешняя модель глобализации подготовлена предшествующей историей и она стала возможной только в результате, во-первых, соответствующего уровня развития технологии вообще и новейшей информационно-компьютерной технологии в особенности; во-вторых, тех политических и геостратегических трансформаций, которые произошли в мире в конце 80-х и в начале 90-х гг., которые привели к появлению одной сверхдержавы в мире, и, наконец, в-третьих, той социально-экономической ситуации в мире, которая тесно связана с такими глобальными проблемами, как разрушение природной среды, борьба за энергетические ресурсы, демографическая ситуация на планете и т.д.

Без учета этих причин, внесших значительный вклад в то, что стало возможным лидерство группы стран в мире, чьи интересы по ряду существенных вопросов совпадают, нельзя концептуально объяснить происходящие в мире глубокие геостратегические и геополитические трансформации, которые получили название «глобализация». Между тем именно недостаточное внимание к отмеченным причинам, попыток универсализации одной, а именно неолиберальной системы ценностей, как современного варианта глобального капитализма, приводит к тому, что глобализация рассматривается одними исследователями как неизбежность, с которой не только нельзя спорить, но и опасно, тогда как другие исследователи рассматривают глобализацию, как искусственное навязывание всему миру одной модели цивилизационного развития. Представляется, что у каждой из этих точек зрения есть свои основания, поскольку глобализация - единство естественного, самоорганизующегося процесса, с одной стороны, и искусственного, организующегося процесса, с другой. В этой связи отметим, что вторая точка зрения, а именно трактовка глобализации как искусственного навязывания одной неолиберальной модели в ее американском варианте всей планете «лежит на поверхности», и сегодня выступает зачастую не только как стратегическая и методологическая установка, но и как политическая практика. Ведь в конце XX и начале XXI вв. трудно отрицать, что ведущие индустриально-развитые страны мира, и особенно США, открыто заявляют о своем праве направлять данный процесс по выгодному только для них направлению развития. Тем самым глобализация не только имеет объективные основания, поскольку она подготовлена всей предшествующей исторической традицией, но имеет и управляемый, политически-субъективный аспект, связанный с интересами нескольких стран, особенно США, которые пытаются интерпретировать глобализацию как американизацию. Учет этих двух взаимодополняющих аспектов необходим для истинной оценки глобализации, как нового влиятельного фактора мировой истории. При этом, естественно, элементы глобализации в ее естественной, неуправляемой, самоорганизующейся части сопровождали человеческое развитие на всем его протяжении. Но этот фактор не играл такой роли, которую сегодня играет современная глобализация, в которой значительна геополитическая составляющая.

Наибольшая ответственность в современной ситуации ложится на США, поскольку логикой истории именно они оказались лидерами цивилизации. Но это лидерство покоится на не моральном или интеллектуальном преимуществе, а на преимуществе силы, экономики и технологии. Проблема в том, что история США во многом необычна, поскольку США не имеет того прошлого, той истории, которую имели прежние мировые державы, оказывавшие наибольшее влияние на развитие цивилизации и пытавшиеся стать лидерами прежних форм глобализации. В этом именно отношении США существенно отличается от Англии, Франции, России, Германии, не говоря о великих восточных цивилизациях. К тому же США географически расположены таки образом, что она не перенесла тех потрясений от мировых и локальных войн, которые выпали на долю европейских государств. Военные действия США во Вьетнаме, Корее и т.д., как бы не были болезненны для страны, но они происходили вдали от США и, хотя они не могли не повлиять на психологию народа, но не смогли существенно изменить представление США о своей неуязвимости. Теперь, когда западный индустриальный мир во главе с США победил в «холодной войне» и из двух супердержав осталась одна и этот мир находит поддержку со стороны Японии, Австралии, Новой Зеландии и ряда других стран, то усиливается соблазн считать себя сверхдержавой, способной, если не убедить, то заставить жить другие страны по своим представлениям. Такое убеждение тем более дает о себе знать, что за ним стоят экономические интересы, потребность в ресурсах для поддержания достигнутого уровня экономического благополучия и технологической, а потому и военной мощи.

Процесс глобализации, как американизации, выступает своеобразным инструментом экономического и технологического развития западных стран вообще и США в особенности. Более систематический анализ происходящих глобальных трансформаций показывает, что цивилизация, выбрав экономико-центристскую парадигму, давно стала на путь, ведущий к превращению планеты в «большую деревню». США осознали и своей политикой реализуют эту тенденцию на практике.

Одним из методов утверждения подобной глобализации выступает деятельность СМИ, пропаганды, которая позволяет убедить мир в неизбежности глобализации, в ее неолиберально-американской интерпретации. Создавая образ нового глобального мира во главе с западными странами, СМИ, особенно электронные, независимо от того, хотят они этого или нет, осознают это или нет, но они служат четко определенным интересам, поскольку пытаются глобализировать неолиберальные ценности, сужая культурное поле и ведя общество к потребительскому обществу. Между тем, широко известно и не раз отмечалось, что в современном индустриальном мире доминируют рыночные ценности. Характеризуя их специфику, Э. Фромм пишет: «Рыночная ориентация развилась в качестве доминирующей только в современную эпоху. Чтобы понять ее природу, нужно принять во внимание экономическую функцию рынка в современном обществе, не только задающего модель данной ориентации характера, но и являющегося основой и главным условием ее развития у современного человека». Подчеркнем, что рынок не просто один из элементов капиталистического общества, а выступает основным и главным условием бытия этого общества. Подобный рыночный фундаментализм уже представляет собой существенное сужение мира культуры и цивилизации, призыв к безальтернативному массовому обществу.

Опасность превращения цивилизационной полифонии в лишенную культурно-исторического разнообразия единую общность становится реальной, если ведущие мировые социокультурные силы не осознают эту опасность и не наполнят глобализирующуюся реальность более богатым, учитывающим разнообразие сущего, содержанием, чем только наличные проблематико-экономические стремления современного общества, основанные на потребительстве, сциентизме и техницизме. Потребление не может стать самодостаточной целью цивилизации. Оно - в любой ее интерпретации, - необходимо, но недостаточно для человека. Человек начинается тогда, когда он живет более высшими интересами. Вот почему идеал массового, потребительского общества не может быть окончательным. Это не раз подчеркивалось в социально-философской мысли. Так, опасности забвения духовности из-за увлечения материальным проходит через всю историю культуры. Особенно настойчиво подчеркивали это обстоятельство русские философы. Н.А. Бердяев писал: «Царство буржуазности, отделенное от духа, стоит под знаком власти денег. Деньги и есть сила и власть, отделенного от духа, т.е. от свободы, от смысла, от творчества, от любви... Только духовность, т.е. свобода, т.е. любовь, т.е. смысл действительно противостоят буржуазному царству денег, царству князя мира сего».

Критика абсолюстских претензий рынка в отечественной культуре продолжается и в наши дни. А.С. Панарин доказывает, что «сегодня, когда наряду с экологической усиливается и культурологическая самокритика технической цивилизации, посягающей не только на природу, но и на человеческий дух, старая славянофильская тема о русской культуре как прибежище духовности в бездуховном мире заслуживает нового обсуждения». При этом, естественно, следует считаться и с новыми историческими реалиями, а также с тем, что радикальная трансформация необходима не только России, но всей современной цивилизации. К тому же Россия в этом плане - часть более духовно-ориентированной культуры Востока, что мешает ей безоговорочно принять за исходные неолиберальные ценности. Продолжением отечественной философской традиции, восходящей к B.C. Соловьеву, являются поиски целостной картины сущего некоторыми учеными, осознавшими узость картины мира на основе научного рационализма. Показательны в этой связи цикл статей крупного ученого академика Б.В. Раушенбаха. По его мнению «Человечеству нужно целостное мировоззрение, в фундаменте которого лежит как научная картина мира, так и вненаучное (включая и образное) восприятие его. Мир следует постигать, по выражению Гомера, и мыслью и сердцем. Лишь совокупность научной и «сердечной» картины мира дает достойное человека отображение мира в его сознании и сможет быть надежной основой для поведения». Подобная позиция отражает новую ситуацию в мире, когда человечество, столкнувшись с фундаментальными вопросами, порожденными абсолютизацией научной рациональности и экономико-центристской идеологией, приходит к заключению о необходимости сочетания разных форм постижения сущего. Необходима новая цивилизационная парадигма, основанная на целостности бытия, взаимозависимости различных культур, многолинейности исторического процесса.

Однако, отмеченные выше положения не стали основой политической практики. Политики, принимающие решения, зачастую исходят не из императивов времени, а узко понятых национальных интересов. Судьба западной цивилизации, внесшей решающий вклад в формирование облика современной цивилизации, оказалась в значительной степени «в руках» США, которые стараются создать новый мировой порядок, опираясь не столько на международные организации и правовые нормы, сколько на силу. Тем самым, даже в начале XXI в., когда мир вынужден решать такие общепланетарные проблемы, как сохранение окружающей природной среды, пригодной для жизни в условиях экологического кризиса, нехватка электроэнергии и т.д., человечество продолжает наращивать вооружения, надеясь не столько на разум и право, сколько на силу в межгосударственных отношениях. В этих условиях, хотя мир в начале третьего тысячелетия значительно отличается от прошедших времен по стоящим перед человечеством проблемам, но одна тенденция, имевшая место и в прошлом, сохраняется и в наши дни - это стремление некоторых стран, идеологий, религии к мировому господству. Изменился мир, изменились методы, но сама установка на мировое господство время от времени дает о себе знать. Естественно, что характер мирового господства меняется. В начале XXI в. речь идет не столько о колониях, сколько о ресурсах. Сегодня именно такая ситуация, хотя в начале третьего тысячелетия существенно изменились методы достижения этой цели. С момента появления атомного оружия и его распространения по миру все более опасным и бессмысленным становится попытка достижения мирового господства с помощью глобальной мировой войны. Широкое применение атомного, водородного и других им подобных форм оружия может привести к глобальной катастрофе. Опасность войны с использованием ядерного оружия связана с непредсказуемостью последствий, глобальностью радиационного заряжения, возможностью уничтожения всего живого на планете. Таким образом, во-вторых, применение одной стороной подобного оружия может привести к мировой войне, которая может стать катастрофой для всего человечества. Между тем развитие событий по этому сценарию становится все более вероятной вместе с распространением атомного оружия, расширением числа стран, обладающих ядерным оружием, увеличением числа конфликтов между странами. В-третьих, применение ядерного оружия против страны, которая не обладает таким оружием, трудно оправдать перед мировым сообществом, поскольку оно не только противоречит всем международным договоренностям, но и аморально. Подобного рода сценарий, если он будет реализован, может иметь непредсказуемые последствия для будущего, поскольку он значительно подстегнет гонку вооружений и мир может войти в состояние анархии и абсолютной нестабильности. Далее, в-четвертых, с применением ядерного оружия закончится неприкрытая «эра сдерживания» агрессии с помощью ядерного оружия и начнется эра господства силы. Наконец, в-пятых, такое развитие событий ускорит экологическую катастрофу планеты, которая и без ядерных столкновений, стремительно ухудшается.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Ориентация на целостную личность как исходная установка «нового ценностного мышления» К. Гюнцля
Проблема человека в философии
Динамика базовых структур социума и процесс глобализации
Глобализация и динамика цивилизационных процессов
Идейно-теоретические и социокультурные предпосылки тектологии А.А. Богданова
Вернуться к списку публикаций