2011-05-26 09:00:09
ГлавнаяФилософия — Глобализация как теоретико-методологическая проблема и процесс



Глобализация как теоретико-методологическая проблема и процесс


Между тем государство выполняет не только социальную и экологическую функцию. Его деятельность не ограничивается решением только этих вопросов при всей их актуальности. Государство, будучи системообразующим элементом общественного развития, выполняет множество других функций, касающихся всех сфер жизнедеятельности людей, и архитекторы глобализации должны не просто стремиться унифицировать цивилизационные процессы для достижения своих экономических целей, но и задуматься над тем, кто и каким образом будет решать все эти вопросы вместо государства. Это тем более актуально, что в мире обостряются этнонациональные проблемы, актуализируются противоречия религиозного характера, к тому же современная цивилизация не смогла адекватно решить тендерные и молодежные проблемы. Глобализация в ее современной трактовке мало учитывает или совсем не учитывает подобные проблемы, она стремится унифицировать на неолиберальной системе ценностей игнорируя кризис либерализма в современном мире.

По мнению видного представителя немецкой консервативной политической философии Г. Рормозера «Прогрессирующая либерализация сама носитель болезни, на лечение которой она претендует». Некоторые исследователи, понимая кризис либерализма, кризис той интерпретации свободы, которая функционирует в современном западном мире, предлагают различать истинностноориентированную и ложноориентированную свободу. Так, И.Б. Новик отмечает в этой связи: «Свобода в своем практическом применении противоречива. Следует различать истиностноориентированную свободу и свободу ложноориентированную. Первая связана с нарастанием гуманистических начал в самом человеке и окружающем его обществе. Свобода в добре выступает как атрибут человеческого счастья». Подобная постановка вопроса о свободе, в целом, находится в русле традиционной рационалистической парадигмы, когда истина выступает целью индивидуального и социального развития. Но уже XX век показал необходимость расширения существующих представлений о рациональности и роли истины в культуре, что должно найти отражение при подобных интерпретациях свободы на основе категории истины. К тому же в условиях экологического кризиса меняется смысл гуманизма, с которым И.Б. Новик связывает возможность истинноориентированной свободы. Но главная проблема, которая не обсуждается при этом, состоит в том, как провести границу между истинноориентированной и ложноориентированной свободой. Ведь не только на теоретическом уровне, но и на практике общество часто сталкивается с ситуацией, когда в зависимости от исходных ценностно-мировоззренческих принципов по-разному трактуется смысл гуманистического. Уже это показывает как сложно проводить демаркационную линию между истинноориентированной и ложноориентированной свободой. Сам И.Б. Новик осознает это обстоятельство в статье «Свобода - XXI» и справедливо отмечает «зависимость концепта свободы от исторических обстоятельств».

Все это свидетельствует о принципиальных трудностях, связанных с однозначной концептуализацией таких фундаментальных понятий, как свобода, истина, гуманизм. Поэтому речь должна идти об осознании ответственности перед будущим всеми странами, особенно теми странами, которые берут на себя роль лидера в современном мире. К сожалению, ситуация в мире в конце XX и начале XXI вв. показывает насколько трудна для человечества выработка общей стратегии развития, поскольку не хватает именно ответственного диалога культур между ведущими странами, признания за всеми социокультурными традициями право на существование. Постиндустриальная цивилизация, стремясь всеми средствами глобализировать принципы неолиберальной модели капитализма, его представления о свободе и демократии, роли рынка и государства, не учитывает фундаментальные особенности рыночного фундаментализма. В частности, то обстоятельство, что капитализм создал не только эффективно работающую экономическую систему, науку и технологию, но тот же капитализм неоднократно служил источником войн, породил социализм, внес решающий вклад в милитаризацию экономики, способствовал возникновению экологического кризиса.

Современные идеологи рыночного фундаментализма стараются не замечать тот факт, что именно капитализм выступает источником усиливающегося разрыва между индустриально-развитой частью мира, где проживает примерно миллиард населения, и остальной частью мира, где проживает более пяти миллиардов человек. Далее, идеологи рыночного фундаментализма ради глобализации принципов капитализма, что позволяет им найти доступ к природным ресурсам других стран, игнорируют такие кризисные явления внутри самой системы капитализма, как неразрешимость экологической проблемы в рамках традиционного капитализма, неприменимость (или чрезвычайно неэффективную применимость) идей рынка к таким принципиально важным областям человеческой деятельности, как образование, культура, медицина и т.д. Наконец, современный рыночный фундаментализм игнорирует кризис в сфере духовности в тех странах, которые они пытаются сделать эталоном прогресса. Все эти факторы, а они составляют лишь часть проблем, перед которой стоит современная цивилизация, показывают необходимость поиска новых моделей социально-экономического и в целом новых моделей цивилизационного развития таких аттракторов, которые были бы способны помочь выжить человечеству в условиях нарастающей нестабильности и хаоса.

При этом, поскольку глобализация является ответом на кризис современной цивилизации, то чрезвычайно важно найти новую систему ценностей, учитывающей, с одной стороны, положительные моменты в развитии прежних формаций, но, с другой, - обязательно способных справиться с теми факторами, которые привели к системному кризису индустриализма и постиндустриализма. Все это свидетельствует о необходимости новых ценностей, новых целевых установок и стратегических ориентиров, учитывающих экологическую, демографическую ситуации в мире. Новая система ценностей только тогда будет действенной и эффективной, когда она будет отвечать реалиям нового тысячелетия, пронизанного глобальными проблемами. При этом, как показала история, методологически непродуктивна абсолютизация роли той или иной формы постижения человеком себя и мира, необходимо научиться видеть в человеке не только мыслящее существо, но и существо верующее, чувствующее, желающее и т.д.

В новых условиях возрастает аксиологическая функция культуры, умение вырабатывать новые, адекватные требованиям начала XXI в., ценности. Без критической реконструкции базовых ценностей индустриального, воплощенного в таких формационных и цивилизационных феноменах, как реальный социализм и капитализм, и постиндустриального общества, невозможно не только справиться с глобальными экономическими, энергетическими, демографическими и т.д. проблемами, но и можно породить новые не менее опасные проблемы, усугубив кризисную ситуацию в мире. В подобной ситуации сама глобализация, ее содержание, становится глобальной проблемой, поскольку она, во-первых, касается всех стран, затрагивая интересы всего человечества, а, во-вторых, от того, в каком направлении пойдет данный процесс, во многом зависит будущее современной цивилизации. При этом в выработке новых ценностных координат может значительно помочь критический анализ концептуальных оснований индустриализма и постиндустриализма с опорой на научную рациональность и универсальность рыночных отношений, проведенный такими разными по своим ценностно-мировоззренческим взглядам мыслителями как

B.C. Соловьев, C.H. Булгаков, К. Ясперс, X. Ортега-и-Гассет, Э. Фромм, А. Швейцер, Г. Маркузе и другие, которые показали опасность машинизации человека, превращения его в товар, ведущий к бездуховности и омассовлению личности.

Глобализация в ее нынешней форме актуализирует социально-философский критический анализ, проведенный предшествующей эпохой, особенно философами, писателями, которые исследовали суть «экономического человека», отсутствии духовности, как важнейшей составляющей межличностных отношений при капитализме. Обращение к этому анализу важно, поскольку глобализация в ее неолиберальной редакции явно или неявно исходит из безальтернативности и универсальности рыночного, капиталистического, потребительского общества, в котором человек мыслящий, чувствующий» верящий, любящий превращается в человека преимущественно потребляющего. При этом, конечно, отмеченное нельзя понимать как будто «человек потребляющий» перестает мыслить и чувствовать. Речь идет об исходных ценностно-мировоззренческих установках общества и личности, том идеале, которое служит ориентиром индивидуального и цивилизационного развития. В капиталистическом обществе, которое стремится стать эталоном, единственной моделью цивилизационного развития, экономические ценности глобализируются, а духовно-нравственные ценности оказываются периферийными. Обоснованность подобной характеристики человека связана с ролью рынка в формирующемся глобальном мире, его экономикоцентричностью. В новой глобализирующейся реальности инструментом превращения человека целостного в человека одномерно-рыночного выступает экономическая глобализация, усиление роли рынка в мире.

Ведущим звеном глобализации, во многом детерминирующим трансформационные процессы в остальных подсистемах социального целого, выступает глобализация в области экономики. Этот тезис принципиален и обосновывается нами и при анализе других аспектов глобализации, подчеркивается систематически экономикоцентризм современной цивилизации, поскольку именно он во многом служит источником актуализации многих фундаментальных проблем, в частности, таких глобальных проблем как экологический, энергетический кризисы, усиливающийся разрыв между «Севером» и «Югом» и т.д. Видение всех процессов, происходящих в обществе через экономические интересы, приводит не только к уменьшению роли духовно-нравственной ценности, но и изменению смысла человеческого существования, статуса личности в культуре.

Вместе с тем, при всей значимости экономического фактора в жизни общества следует иметь в виду, что в реальном цивилизационном потоке все глобализирующиеся подсистемы общества - политика, технология, международные отношения, наука, образование, культура, финансовая и образовательная система - тесно взаимосвязаны и зачастую трудно сказать, что более важно для углубления процесса глобализации -политика, например, или экономика. Социальная реальность целостна и преимущественно только в методических целях исследователи анализируют, например, глобализацию в сфере финансов или в сфере технологии, как нечто независимое и самостоятельное от других сфер глобализации. На практике все формы глобализации - экономическая, технологическая, информационная, политическая и т.д. - не только взаимосвязаны, но в тенденции своей взаимодополнительны. Глобализация предполагает определенный уровень технологии, особенно информационной, что служит необходимым условием формирования новой экономики. Далее, в действительности в современном мире та же информационная технология представляет собой воплощенную на практике науку, без которой невозможно экономическое развитие в индустриальном, а еще больше в постиндустриальном обществе.

Одновременно наука неразрывно связана с функционирующей в обществе образовательной системой и т.д.

Тем самым можно говорить о взаимосвязи и взаимозависимости различных элементов глобализации, определенной системности глобализирующихся подсистем социального целого, взаимозависимости уровня глобализации в одной сфере, например, в сфере экономической от возможностей и степени развития глобализации в другой сфере, например, информационно-технологической. Поэтому недостаточное внимание к той или иной составляющей процесса глобализации, например, научно-технологической или образовательной, может отрицательно сказаться на понимание общей динамики глобализационных трансформаций.

Вместе с тем, отмеченная выше взаимодополнительность глобализирующихся подсистем социума нельзя трактовать упрощенно и рассматривать взаимодополнительность как отрицание наличия своеобразия у каждой из глобализирующихся подсистем. Глобализация в каждой сфере имеет свою специфику, свою динамику, которая нетождественна особенностям глобализации в других сферах. Например, глобализационные процессы в области международных отношений имеют свои традиции, они развиваются несколько иным образом, чем глобализационные процессы в сфере информационной технологии или в сфере образования. Подобно этому существует своеобразие и определенная степень свободы в области глобализации в сфере финансов и тем более в сфере культуры. Все это показывает сколь сложен и противоречив феномен глобализации и сколь уникальны пути формирования глобального мира и с какими проблемами необходимо считаться при анализе данного сложного и противоречивого процесса.

Однако, тезис о целостности социальной реальности и своеобразия каждой формы глобализации нельзя трактовать как призыв к игнорированию экономикоцентричности современного мира, особенно индустриального и постиндустриального. Получение прибыли, обогащение, как известно, стали основными двигателями капиталистической системы, которые остаются неизменными при всех трансформациях капитализма. Эти мотивы не только не стали достоянием истории, но и приобрели в общецивилизационном масштабе новую актуальность в начале нового столетия и тысячелетия, поскольку в мире растет борьба за природные ресурсы в условиях резкого демографического роста и осознания ограниченности энергетических запасов планеты. В мире повышается плотность населения, что в контексте глобальных проблем, а именно усиления разрыва между «Севером» и «Югом», ухудшением экологической обстановки во многих регионах мира приводит к возрастанию миграционных процессов. Без значительного преувеличения можно утверждать, что миграция становится одной из глобальных проблем. Со временем роль и значимость миграционного компонента будет возрастать. Уже сегодня индустриально-развитые страны вынуждены вводить барьеры на пути миграционных потоков в свои страны, корректируя правовые нормы по этому вопросу, действовавшие многие годы.

Вместе с тем определяющим фактором «гонки глобализации» и дальше будет выступать экономика, конкуренция, поскольку процесс универсализации неолиберальных ценностей преследует цель: удовлетворять все возрастающие потребности людей, живущих в процветающем глобальном мире. Такова внутренняя логика общества потребления, принимающего глобальные формы. В подобной ситуации экономическое благополучие стало ценностно-парадигмальной установкой общества: «экономический рост стал приравниваться к прогрессу, и в нем стали видеть признак преуспевающего общества».

Подобная ценностно-мировоззренческая установка пронизывает и движет современный этап глобализации. Более того, не будет слишком большим преувеличением утверждение о том, что глобализация вызвана именно потребностью дальнейшего расширения сферы мирового капитала, стремлением открыть все границы, чтобы капитал беспрепятственно проникал во все уголки, увеличивая прибыли транснациональных корпораций. Кстати, с этим связан новый интерес к идеям К. Маркса, которого отдельные авторы, притом не только теоретики из левых, считают «пророком глобализации». Дж. Миклесвейт и А. Вулдридж в работе «Будущее прекрасно: задачи и обещания глобализации» считают, что «как пророк социализма, Маркс может быть больше и не нужен; но как пророк всемирной взаимозависимости наций, как он называл глобализацию, он, кажется, все еще может быть чрезвычайно уместным ... его описание глобализации столь же остро сегодня, как было и 150 лет тому назад». Не входя в детали, можно констатировать, что Маркс и его последователи, в частности, К. Каутский и В.И. Ленин высказали ряд интересных идей об экспансии капитала, его концентрации, росте монополий, которые в той или иной мере стали в конце XX и начале XXI в. реальным фактором процесса глобализации.

Принципиально, что и сегодня экономика остается основной движущей силой глобализации, которой «служат» остальные подсистемы общества - наука, образование, политика и т.д. и т.п. Вместе с тем, и это важно с общеметодологической точки зрения, - целостность социальной реальности проявляется в том, что без науки, технологии, образования, соответствующей современным требованиям финансовой и политической культуры, сама по себе экономика не может эффективно функционировать. Этот тезис пронизывает жизнь европейской цивилизации, начиная примерно с XVII в. Он верен и в эпоху вступления общества в информационную эру. Последняя лишь усиливает роль научных знаний и новейших компьютерных технологий в структуре цивилизационных трансформаций, которые выступают необходимой основой взаимодействия различных стран, культур, экономических и политических систем. Новая эра, превратив информацию в определяющий ресурс общественного развития, тем не менее не изменила экономоцентричный характер современного цивилизационного развития. Экономика, связывая в единое целое всю социальную реальность, выступает ядром цивилизационного развития и тем самым усиливает взаимозависимость стран, вовлеченных в мировой исторический процесс. У. Бек полностью прав, когда доказывает, что «глобализм редуцирует новую сложность глобальности и глобализации к одному - экономическому - измерению, которое к тому же мыслится линейно как непрерывное расширение всякого рода зависимости от мирового рынка». С подобной трактовкой глобализма как социокультурного феномена связано то, что «все остальные измерения - экологическая глобализация, культурная глобализация, полицентрическая политика, возникновение транснациональных пространств и идентичностей - тематизируются (если это вообще делается) только в предположении о доминировании экономической глобализации. Мировое общество, таким образом, урезается и фальсифицируется, оказываясь мировым рыночным обществом».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Личность Владимира Соловьёва и её влияние на становление философии всеединства
Теоретические источники экологической этики
Проблема свободы и ответственности современной целостной личности
Основные идеи философии всеединства Вл. Соловьёва
Религия и экологическая этика
Вернуться к списку публикаций