2011-05-23 09:00:00
ГлавнаяФилософия — Динамика базовых структур социума и процесс глобализации



Динамика базовых структур социума и процесс глобализации


XX век внес существенные изменения в расстановку геополитических сил в мире. Конец XX в. был концом того мирового порядка, который сложился на планете с начала века. Началась трансформация базовых геополитичесикх, экономических, ценностных структур общества. Стала формироваться новая геополитическая и геостратегическая топология. Все это часто характеризуется как глобализация. Чтобы понять ее суть и возможные сценарии дальнейшего развития необходимо дать качественную оценку тем цивилизационным и интеллектуальным трансформациям, которые произошли в мире в течение XX в., поскольку они в той или иной мере оказывают влияние и на современные события.

Не претендуя на полноту, отметим те цивилизационные изменения, которые произошли в XX в. и привели к новому этапу мировой истории, получившим название глобализации.

XX в. завершил в определенной мере классовую борьбу, реализовав на практике мечту о социалистической революции; разумеется, это не означает, что классы и классовая борьба стали полностью достоянием истории, конечно, нет, речь идет о том, что облик XXI в. определяет не классовая борьба между рабочим классом и буржуазией, а другие факторы.

Следствием этого явились новые процессы, поскольку вместо резкой классовой поляризации общества наступила эпоха поляризации между «золотым миллиардом», представляющим индустриально-развитые страны мира и остальным миром, частью которого выступает «голодный миллиард», который со временем растет быстрыми темпами.

Именно XX в. сформировал «одномерного» «экономического» человека, живущего преимущественно экономическими интересами: «главное достижение XX века состояло в том, что люди стали настолько ценить свое благополучие, что согласны платить за него любую цену вплоть до отказа от свободы»; тем самым в определенном отношении стала преобладать в культуре философии гедонизма; при этом не · принимаются в расчет убедительные доводы тех экономистов и философов, которые показали концептуальную уязвимость редукции многомерного человека к экономической составляющей. Согласно позиции экономиста Э.Ф. Шумахера: «Экономика как суть жизни - это смертельная болезнь, потому что неограниченный рост ее не подходит ограниченному миру. Все великие учители человечества внушали людям, что экономика не должна составлять суть жизни; и сегодня совершенно очевидно, что она не может быть таковой. И если возникнет желание более подробно описать эту смертельную болезнь, то можно сказать, что она похожа на наркоманию или алкоголизм».

В рамках потребительской философии человек стремится утвердить себя на основе обогащения. Как отметил Б. Рассел «обогащение, главный двигатель капиталистической системы, безусловно, - самый могучий человеческий мотив, более сильный, чем желание утолить голод». Глобализировать систему с подобной ценностной установкой значит сознательно распространять отмеченную Э.Ф. Шумахером смертельную болезнь, не считаясь с экологическим императивом. Получившие господство в XX в. социализм и капитализм являются экономикоцентризм. И каждый из них внес свой вклад в глобально-экологический и антропологический кризис современной цивилизации.

Практика XX в. привела к разочарованию в основных идейно-мировоззренческих ценностях прошлого, что нашло выражение в поражении социализма, кризисе капитализма, распространению идей постмодернистской философии, углублении процесса разрушения природной среды, роста недоверия людей власти, кризису политики и идеологии либерализма и функционирующих форм демократии: «Кризис политики обусловлен не только тем, что граждане утратили доверие к дееспособности политиков, но и тем, что политики оказались перед проблемами, которые совершенно недоступны им. Политики не знают, как подойти к этим проблемам, у них нет решений на этот счет»; подобный кризис глобальных идеолого-мировоззренческих ценностей привел к падению авторитета идеологии и мировоззренческих учений вообще, что способствовало появлению учений, рекомендующих обойтись без них и жить сегодняшним днем, адаптируясь к повседневности.

Далее, противоречивый XX в. довел до логического конца базовые принципы капиталистической системы, создав наиболее завершенное общество потребления, в котором господствуют «массы» и «массовая культура». Как отметил Э. Фромм «капитализм XX века зиждется как на максимальном потреблении производимых товаров и предполагаемых услуг, так и на доведенном до автоматизма коллективном труде». Несмотря на качественные изменения, которые произошли в структуре капитализма, он продолжает опираться на три фундаментальных принципа: частной собственности, прибыли и власти: «Приобретать, владеть и извлекать прибыль - вот священные и неотъемлемые права индивида в индустриальном обществе». Тем самым собственность оказывается основанием самоидентификации индивида, отношения между людьми принимают характер обладания, что приводит к превращению людей в вещи: «Приобретение -> временное обладание и пользование -> выбрасывание (или, если возможно, выгодный обмен на лучшую модель) -> новое приобретение - таков порочный круг потребительского приобретения». Все это сопровождается формированием новой массовой личности. По мнению Ортеги-и-Гассет: «Толпа, возникшая на авансцене общества, внезапно стала зримой. Прежде она, возникая, оставалась незаметной, теснилась где-то в глубине сцены; теперь она вышла к рампе - и сегодня это главный персонаж. Солистов больше нет - один хор». Тем самым формируется общество массы, где «Масса - это «средний человек». ... Масса - всякий и каждый, кто ни в добре, ни во зле не мерит себя особой мерой, а ощущает таким же, «как и все», и не только не удручен, но доволен собственной неотличимостью». Именно господство массы, потакание массе, обслуживание интересов массы - характерная черта XX века: «Особенность нашего времени в том и состоит, что заурядности безбоязненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду. Как говорят американцы, отличаться неприлично. Кто не такой, как все, кто думает не так, как все, рискует быть изгоем». С этим связан расцвет массовой культуры, которая в наши дни формирует нормы видения происходящего всего общества. Массовая культура способствует формированию суррогатов духовной культуры, которая отучает людей думать, переживать. Согласно оценке английского философа Сеффрейза:

«Массовая культура разъединяет людей, она деперсонализирует их, превращает в податливый материал. Стадо или масса - это далеко не общество. Массовое общество омертвляет, а не оживает человеческие отношения. Его злокачественный рост в современном мире угрожает личностным ценностям».

Все это сделал явным кризис европейской культуры, отмеченный такими мыслителями, как Ф. Ницше и О. Шпенглер; при этом замена западным человеком «быть» на «иметь» привела к потерянности «человека, будь то очевидная, будь то утаиваемая, которая разрастается до несоизмеримости» (М. Хайдеггер). Произошедшее хорошо описано X. Ортега-и-Гассет, по мнению которого «окружающее нас пространство чудится распавшимся, шатким, колышущимся вокруг индивида, шаги которого делаются неуверенными, потому что поколеблены и размыты точки отсчета. Сам путь, словно ускользая из под ног, приобретает зыбкую неопределенность. В такой вот ситуации находится сегодня европейское существование. Система ценностей, организовавшая человеческую деятельность еще какие-нибудь тридцать лет назад, утратила свою очевидность, притягательность, императивность. Западный человек заболел ярко выраженной дезориентацией, не зная больше, по каким звездам жить» . За годы, прошедшие после диагноза испанского философа, ситуация качественно не изменилась. Кризис углубился, болезнь стала хронической. Философским выражением отмеченной дезориентаций стал постмодернизм.

Эти процессы предельно обострили многие фундаментальные проблемы в мире, увеличили разрыв между знаниями и мудростью, технологическими возможностями человека и его гуманитарным миром. Это обстоятельство было неоднократно подчеркнуто разными мыслителями. Приведем слова Альберта Швейцера из его Нобелевской речи: «Человек превратился в сверхчеловека. ...Но сверхчеловек, наделенный сверхчеловеческой силой, еще не поднялся до уровня сверхчеловеческого разума. Чем больше растет его мощь, тем беднее он становится. ...Наша совесть должна пробудиться от сознания того, что чем больше мы превращаемся в сверх-людей, тем бесчеловечнее мы становимся». Знание, воплощенное в технологию, начинает жить самостоятельной жизнью, подчиняя своей логике остальные формы жизни. Научно-технический прогресс подрывает основания будущего, поскольку начинает угрожать жизни на планете. Несмотря на увеличивающийся масштаб экологического разрушения природной среды, ведущие страны мира не меняют стратегическую установку, связанную с покорением естественных сил природы, продолжается совершенствование существующих форм вооружения, увеличивается количество стран, обладающих ядерным оружием и т.д. Все эти факторы показывают актуальность призыва А. Швейцера «отважиться взглянуть в лицо сложившемуся положению» и вести себя с учетом реалии XXI в. А реалии начала XXI в. таковы, что они угрожают будущему не одной страны или региона, а всей современной цивилизации. Об этом свидетельствуют взаимоусиливающие друг друга глобальные проблемы, связанные с экологической, демографической, энергетической и т.д. ситуацией в мире. Источником большинства глобальных проблем выступает экономикоцентричный Человек, вооруженный новейшей наукой и информационно-компьютерной технологией.

В этих условиях человек разочаровался в идее прогресса, бывшего длительное время, а именно с эпохи Просвещения, идеалом эффективности развивающегося общества. При этом, если идеолог концепции Прогресса А. Тюрго был убежден в том, что по мере развития человеческой истории «... нравы смягчаются, человеческий разум просвещается, изолированные нации сближаются, торговля и политика соединяют, наконец, все части земного шара. И вся масса человеческого рода ... всегда шествует, хотя медленными шагами, ко все большему совершенству», то сегодня «прогресс стал проблемой. Складывается впечатление, что прогресс привел нас к краю пропасти и потому необходимо рассмотреть его альтернативы». Между тем, согласно К. Нисбету «если идея прогресса все-таки умрет на Западе, то вместе с ней умрет многое другое, что мы лелеяли в нашей цивилизации» . Данное замечание носит принципиальный характер, поскольку, отказываясь от чего-то, необходимо подумать над тем, чем его заменить. Потому приговор Прогрессу, выносимый Ортега-и-Гассет: «прогрессизм, помещающий истину в неопределенное завтра, оказался опиумом, оглупляющим человечество», ставит множество фундаментальных проблем не только перед западной цивилизацией, но и перед всем человечеством. Проблема в том, что «современный кризис западной цивилизации тождественен кризисному периоду в истории идеи прогресса в его подлинном смысле». Причина кризиса западной цивилизации в ее экономоцентрической направленности, в девальвации нравственно-духовных ценностей. Прогресс как совершенствование в области науки, технологии, экономики без учета тех изменений, которые происходят с Человеком, как творцом Прогресса, стал главной причиной системного кризиса современной цивилизации. Все это актуализирует вопрос о том, можно ли считать глобализацию прогрессом, как данный процесс относится к фундаментальным проблемам, поставленным XX в.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Методологическая функция философии в научном познании
Философские основания экологической этики
Динамика базовых структур социума и процесс глобализации
Идейно-теоретические и социокультурные предпосылки тектологии А.А. Богданова
Рыночный фундаментализм и экологическая ситуация
Вернуться к списку публикаций