2011-04-06 09:00:39
ГлавнаяФилософия — «Целостная личность» и «органический социум» как взаимосвязанные социально-философские категории



«Целостная личность» и «органический социум» как взаимосвязанные социально-философские категории


Согласно учению А. Баама, бытие личности как социально-духовного феномена невозможно понять, не постигнув бытия самого социума, особенно его первичных малых социальных групп. Зрелая целостная личность может полноценно проявляться только в развитом органическом социуме. Поэтому предметом рассмотрения выступают разные аспекты взаимосвязи личности и социума. Предварительно рассмотрим содержание понятий, «общество», «общность» и «социальная группа». Вариантов их определений имеется несколько.

Л.В. Жаров понимает под обществом «продукт целенаправленной и разумно организованной совместной деятельности больших групп людей, объединенных не на основе общности, а совместных интересов и договора».

A. Г. Спиркин описывает общество как «высшую ступень развития живых систем, главные элементы которой - люди, формы их совместной деятельности, прежде всего труд, продукты труда, различные формы собственности и вековая борьба за нее, политика и государство, совокупность различных институтов, утонченная сфера духа».

B. Я. Ельмеев, анализируя общество, отталкивается от понятия «общество вообще». «В логическом плане, - констатирует он, - «общество вообще» выводится из придания отдельному, единичному (обществу) формы абстрактной всеобщности на основании одинаковых родовых признаков: труда, характеризуемого изготовлением орудий; обмена деятельностью и ее продуктами; сознания и языка; возможности обособления человека и его индивидуального развития в общей системе воспроизводства человеческого рода. Названные признаки в их качественной определенности образуют «общество» вообще в отличие от особенных обществ, т.е. фиксируют общую родовую определенность бытия всякого отдельного общества в его единичности».

В.Ф. Шаповалов пишет, что «определенное общество с учетом специфических особенностей его жизнедеятельности можно условно (в целях научного изучения) отчасти уподобить живому организму, в котором отдельные части строго согласуются между собой, образуя живое целое».

Н.С. Савкин трактует общество с современных диалектико-материалистических позиций. По его мнению, «общество - обособившаяся от природы часть материального мира, представляющая собой продукт целенаправленной совместной деятельности людей, способных собственными усилиями создавать необходимые условия существования».

В философских словарях также нет единства в этом вопросе. Так, например, в «Современном философском словаре» общество трактуется как «сумма связей, совокупность или система отношений, возникающих из совместной жизни людей, воспроизводимых и трансформируемых их деятельностью».

В другом словаре в более узком смысле слова «под обществом понимается та или иная общность индивидов, группа людей, организующаяся в процессе совместной деятельности».

В своем определении общества А. Баам основывается на принципе «органичности». Однако он трактует его не упрощенно в духе органицистов прошлого (Г. Спенсер), понимавших «общество как организм, части которого служат целому и подчинены ему». Как и личность, «социум у него есть явление органичное». То есть, как и личностное «Я» оно одновременно и простое (как системное единство) и сложное (в своих многоуровневых взаимосвязях). Подобную идею высказывает и отечественный философ A.M. Дидковский: «Общество, будучи частью единого материального мира, также включено в систему всеобщей универсальной взаимосвязи и взаимодействия, в процессе взаимообусловленности и опосредования». Однако в современной философской литературе принято различать термины «общество» и «общность», несмотря на их кажущееся сходство. Общество (в отличие от общности) - это внешняя связь между людьми, внешнее подчинение людей общей направляющей воле - власти или праву. Но внешнюю организацию общественной жизни нужно отличать от внутренней органичности. Все органическое, живое, живущее внутренним единством, не может быть организованно. Единство и оформленность не извне налагаются на раздробленность и бесформенность частей, а действуют в них самих, изнутри пронизывая их и внутренне присутствуя в их внутренней жизни.

Это внутреннее органическое единство может выступать в форме семьи, в форме религиозной жизни, наконец, в форме общности судьбы и жизни всякого объединенного множества людей. Эта общность образует жизненное содержание самой личности. Общность - это духовное питание, которым внутренне живет личность, ее богатство, ее личное достояние. Коротко говоря, социальная общность представляет собой «реально существующую, эмпирически фиксируемую совокупность индивидов, отличающуюся относительной целостностью и выступающую самостоятельным субъектом социального действия, поведения».

Наиболее важной разновидностью социальных общностей являются социальные группы. Понятие социальной группы обобщает сущностные характеристики коллективных субъектов общественных связей, взаимодействий и отношений, основные системообразующие единицы общества. Оно выступает главным структурным элементом социума у А. Баама и является объектом его наиболее пристального анализа. Поскольку социальная философия американского мыслителя опирается на положение о существовании социальных групп и относится к тому, что есть для них благо, то, соответственно, они занимают центральное место в его исследовании.

Поясним, что же понимается под «социальной группой». Так, «российский социолог Г.С. Антипова определяет социальную группу как совокупность людей, имеющих общий социальный признак и выполняющих общественно необходимую функцию в структуре общественного разделения труда и деятельности. Американский социолог Р. Мертон определяет социальную группу как совокупность индивидов, определенным образом взаимодействующих друг с другом, осознающих свою принадлежность к данной группе и признающихся членами этой группы с точки зрения других».

В своей монографии А. Баам использует определение социальной группы, даваемое Ели Чиной: «Социальная группа представляет собой множественность людей, чьи отношения базируются на установленных взаимосвязанных ролях и статусах, которые разделяют определенные верования и ценности и способны осознать их сходство, различие и взаимоотношения с тем, чтобы отличать самих себя от других индивидов».

Аналогичное высказывание приводит Б.П. Шулындин. Он утверждает, что главным объединяющим признаком социальных общностей и групп выступает единство потребностей и интересов, определяемых их объективным положением в обществе. Их отличие состоит в степени их социальной однородности и устойчивости. Так, общности по сравнению с социальными группами менее однородны в социальном и более рыхлы в организационном отношении. Примером, иллюстрирующим данное понятие, могут быть, в частности, этнические и конфессиональные общности, экологические, политические движения, общественные объединения типа спортивных или любительских и т.д.

«И хотя группа не сводима к человеку, поскольку она не имеет тела, ума и т.д., - пишет А. Баам, - она целиком состоит из людей, выступающих ее физическим носителем, и их взаимоотношений, служит их целям и разделяет с ними определенные аспекты личности». Рассмотрим, чем они похожи и чем это обусловлено.

Поскольку А. Баам провозглашает присутствие ВПЦ первично в индивидах и их чувствах, а существование групп - невозможным отдельно от людей, то в случае возникновения какой-либо группы в ней всегда будут присутствовать индивиды со своими чувствами. Отсюда вытекает, что социальные группы включают в себя их ВПЦ. Но они не обладают актуальными ВПЦ без индивидов. Тогда, как только мы определяем других людей (и иногда животных) как имеющих ВПЦ, которое не воспринимается нами на прямую через опыт, мы утверждаем, по мнению философа, что группа представляет собой особый вид субстанциальной сущности и центр ВПЦ.

Коротко говоря, между «личностью» и «социумом» ставится знак равенства в том смысле, что оба они суть явления «органичные», по определению А. Баама. Соответственно, структурно и функционально они похожи. Этот вывод вытекает из определения социальной группы: «Группа состоит из индивидов, двух и более, имеющих общие интересы», от которых она зависит и выступает как их продолжение. Здравый смысл, пишет он, рассматривает группу как то, что может думать, выбирать и поступать удачно или неудачно с целью достижения самого лучшего для себя. Она тоже может «поступать хорошо и плохо», иметь желания, нужды, намерения, отношения и обязательства. Но, продолжает мыслитель, все намерения и поступки неотделимы от намерений и поступков ее членов, составляющих, или, говоря иначе, представляющих согласованность данной группы. И хотя мы можем сказать, что группа действует неверно, даже в отношении нескольких своих членов, она и неверное действие не могут существовать отдельно от этих индивидов, которые также разделяют в определенном основополагающем смысле ответственность за это поступок.

Данное утверждение сближает идеи А. Баама со взглядами основоположника теории действия Т. Парсонса. Его способ «концептуального снятия» антитезы между индивидуальным и социальным прост. Индивидуальные ориентации, равно как и институциональные структуры являются системами действия, поскольку в качестве «конкретных» явлений они слагаются из «единичных актов». Индивид и общество - два полюса, два различных уровня систем действия, которые можно выкраивать из тотальности опыта на основе разнокачественных связей между действиями в них.

Каждая система действия приобретает свои особые «уровневые» характеристики, новоявленные, так называемые «эмерджентные качества» (emergent properties), как результат взаимозависимости «единичных актов». «Элементарные акты, объединяясь, образуют все более сложные конкретные системы действия, которые органичны в том смысле, что имеют структурно и аналитически важные эмерджентные качества...». «Единичный» или «атомистический» анализ не улавливает этих качеств.

Пример эмерджентного качества - экономическая рациональность, так как она предполагает рациональный расчет многих возможных курсов действий как самого деятеля, так и окружающих его людей. Свойство «экономической рациональности» не выразимо в изолированном акте, определенном в категориях цели, средства, объективного условия и ценностной нормы. По достижении определенных степеней сложности, когда можно уже говорить об известном «социальном порядке», Парсонс попросту надеялся на обнаружение в научном арсенале подходящих «подручных» средств для описания сложных фактов. Но ясного и развернутого ответа на вопрос, как все-таки связаны друг с другом единичные акты и как концептуально показать эту связанность, Парсонс так и не дал, признав, что «любая атомистическая система, имеющая дело лишь со свойствами, узнаваемыми в единичном акте, ... неизбежно будет неадекватно трактовать эти элементы и будет неопределенной в применении к сложным системам», каковыми являются человек и социум.

Пытаясь преодолеть эту ограниченность, А. Баам до конца следует «принципу органичности» в исследовании природы общества и его взаимоотношений с индивидами. Он не только отождествляет личность и социум по ряду качественных критериев, но определяет каким образом они противопоставляются друг другу.

По словам И.С. Кона, «общество и личность не тождественны, мало того, в повседневном опыте они выступают как противоположности. Общество воспринимается как граница, рамка моей деятельности, а личное - как то, что принадлежит только мне и отличает меня от других».

Поскольку группа не есть личность, а личность не есть группа, постольку, утверждает А. Баам, они противостоят друг другу. Группа - ничто без индивидов и их функционального продолжения, поэтому каждая группа является дополнительной оппозицией ее членам, но не как нечто противоречивое. Конфликты между индивидом и его группами частично возникают из-за внутренних противоречий в самом индивиде, т.к. он имеет всегда больше интересов, чем способна удовлетворить любая из его групп. Основной и непрекращающийся этический спор, встающий перед каждой группой, заключается, по А. Бааму, в том, сколько времени, энергии и средств следует ставить каждому ее члену в зависимость от нее. Конфликт интересов возникает, когда группа требует слишком много, а помогает слишком мало. Следовательно, заключает философ, каждая группа по своей природе сама может быть более или менее тонкой и гибкой в своих отношениях к каждому отдельному члену. Чем больше потребности, которым служит группа, и выше эффективность их удовлетворения ею, тем продолжительнее ее существование.

Приведем несколько аналогий. Группа зависит от своих членов так же как «Я» от своего физического тела. Разные люди, молодые и старые, мужчины и женщины, энергичные и слабые, щедрые и жадные, совестливые и наглые, ловкачи и упрямые, все они составляют запутанный клубок условий, от которых зависит группа. Уровни интересов и потребностей ее членов, относящихся к пище, здоровью, оценке, деньгам, безопасности, варьируясь, служат в качестве основания группы. Каждая группа как-то пытается поддерживать некое централизованное единство, постоянную целостность, простую интегративность, несмотря на разнообразие, составляющих ее в индивидуальных и коллективных объединениях членов.

По словам Ч.Х. Кули: «Несколько индивидов сотрудничают в решении задачи, какую ни один из них не может выполнить в одиночку. Именно в этом смысле социальные группы могут рассматриваться как функциональные единицы; в развитии совместного действия существует закономерность, которая отличается от закономерностей поведения участвующих индивидов». «Различные антагонизмы между членами выступают как части сущности каждой группы. Отсюда каждая группа включает в себя комплекс зависимостей от своих членов, пока они зависят от нее в удовлетворении своих собственных потребностей».

Очевидным является тот факт, утверждает А. Баам, что группа не существует изолированно от других групп, но зависит от них различными способами. Не только группы одного вида зависят от групп такого же вида: нации от наций, государства от государств, общества от обществ, семьи от соседних семей, по крайней мере, для мирного и конструктивного сотрудничества в деле реализации общих интересов, но также подгруппы и супер-группы других разновидностей. Нация зависит от составляющих ее государств, государство - от многочисленных обществ, которые, в свою очередь, зависят от семей. Даже семья из четырех человек содержит в себе несколько оппозиционных подгрупп - 1) родители против детей, 2) женщины против мужчин, 3) отец и дочь предпочитают спорт, пока 4) мать и сын проводят время за чтением. Дети также в качестве группы зависят от семьи, семья как группа зависит от общества, общество от государства, государство - от нации. «Отсюда следует, - делает вывод А. Баам, - что группа взаимозависима от других групп на трех разных уровнях. Каждая из этих групп обеспечивает влияние на условиях, от которых или внутри которых группа зависит (1) В своей сущности, (2) ролях и функциях и фактически, (3) успехе, с которым она осуществляет свои действия, направленные на ее членов».

А. Баам наделяет группу, равно как и личность, социальными ценностями следующим образом:

а) Она состоит из людей, каждый из которых есть «цель-в-себе» или центр одной или нескольких ВПЦ. И в каком бы смысле они как ВПЦ не принадлежали к любой группе, она обладает ими и их ценностями как составляющими. Но люди также имеют ИЦ, служа себе, друг другу и группе. Их умения, собственность, ум и т.д., функционирующие в них как членах группы, вследствие этого, действуют как ИЦ, принадлежащие ей. О группе состоятельных граждан, например, могут думать как о богатой в том смысле, что их денежные средства находятся в распоряжении всей группы.

b) Группа является полезной или инструментально ценной для ее членов, если она служит им. Каждый отдельный вид группы имеет свой вид услуг, и, отсюда, свою собственную отличную от других, ценность для своих членов,

с) Если группа выступает как центр ВПЦ, то она является чем-то, чем восхищаются, оценивают и относятся как к благу, причем как к «благу-в-себе». Даже если ВПЦ группы отсутствует в реальности, ее функционирование в качестве таковой в умах ее членов, которые, например, как патриоты воспринимают ее благо как то, за что стоит умереть, составляет бихевиористскую реальность, которую должны уважать и ее члены, и другие группы,

d) В добавление к вышесказанному, А. Баам полагает, что каждая группа может обладать тем, что принято называть «традиционными социальными ценностями». Что означает этот термин можно пояснить следующим образом. Люди имеют представления или идеалы о том, как им и другим в их группе следует себя вести. Эти представления установленные практикой человеческого общежития обычно называют «нравы» или «обычаи». Они служат стандартами и для поведения, и для оценки.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Концепция человека в философии И.А. Ильина
Насилие как зло и грех
Экзистенциальная метафизика человека в философии Н.А. Бердяева
Социальный гуманизм Томаса Манна: взаимосвязь культуры, политики и гуманизма
Глобализация и критика прогрессистской модели цивилизационного развития
Вернуться к списку публикаций