2011-04-04 09:00:23
ГлавнаяФилософия — Ориентация на целостную личность как исходная установка «нового ценностного мышления» К. Гюнцля



Ориентация на целостную личность как исходная установка «нового ценностного мышления» К. Гюнцля


Герберт Кристоф Гюнцль (1912-2000) - выдающийся австрийский философ, основоположник концепции «нового мышления». Наибольшее влияние на духовное развитие австрийского мыслителя оказали труды французского монаха иезуита П. Тейяра де Шардена, австрийских философов О. Шпанна, П. Друккера, выдающихся ученых К. Лоренца и Г. Франца, а также религиозно-философские энциклики Римских Пап (Пия XI, Пия XII и Иоанна XXIII).

Будучи по своим философским взглядам представителем течений «универсализма» и «интегративного мышления», он стремится сочетать целостный системный анализ с глобальным эволюционным подходом и признанием существования космической трансцендентной энергии.

Попытки создания нового мировоззрения на базе открытого экспериментальной наукой закона изменчивости и развития живой и неживой природы, включая социальные системы, предпринимались Г. Спенсером и его последователями, а также П. Тейяром де Шарденом, русскими космистами Н.Ф. Федоровым, В.И. Вернадским и др. Несмотря на все различия социальных теорий, принадлежащих к данному направлению, их объединяет общий методологический принцип: возникновение и развитие общества рассматривается ими как определенная фаза процесса эволюции (биологической или универсальной, космической).

В основе онтологии К. Гюнцля лежит принцип «полярного триединства бытия мира». Он означает, что существование всего универсума сводится философом к некоему трансцендентному (внепространственному и вневременному) началу, в котором выделяют три главных аспекта.

К. Гюнцль трактует мировое первоначало как «дух». Но «дух» понимается им не как Логос или Высший Разум античных греков, а как воля к единству. «Дух как воля» определяется им в качестве «первоволи». «Первоволя» обладает универсальностью и выступает сущностной основой единства окружающего мира.

Другим важным понятием в концепции К. Гюнцля является понятие «единого». Под ним подразумевается трансцендентный принцип, обусловливающий синтез единичного и множественного во всем универсуме.

Следующим аспектом первоначала К. Гюнцля является категория «ничто». Австрийский мыслитель «утверждает, что мировое первоначало пусто по содержанию, оно есть «чистое ничто». На первый взгляд, здесь имеется противоречие с предыдущим утверждением о том, что это же первоначало есть Единое, т. е. обладает уже каким-то содержанием. На самом деле оба определения раскрывают разные его аспекты: первоначало есть Единое, поскольку оно есть источник и конечная цель фундаментального стремления бытия к единству, оно же есть Ничто, так как не задает никаких конкретных путей реализации этого стремления, в этом смысле оно пусто по содержанию». Конкретным содержанием ее наполняет человек через свои поступки, одновременно выступая ответственным субъектом деятельности (проявляя свободу воли).

Особое внимание в концепции К. Гюнцля уделяется разработке понятий целостности и эволюции. Австрийский философ не разделяет взгляд на целостность как атрибут материи. Критикуя представителей диалектико-материалистического направления, понимающих целостность как вечно существующее и неотъемлемое свойство материи, он указывает на то, что они не задумываются о ее детерминации. В таком случае остается непонятой и непознанной причина возникновения целостности вообще, а также эволюционной иерархии целостных систем.

Далее К. Гюнцль указывает на порочную абсолютизацию свойств целостности в конкретных системах, особенно в социальных. «Тоталитарная целостность» подавляет свободу и своеобразие составных частей. Особенно это опасно во взглядах на общество. Тоталитарная целостность общества господствует над группами, принижая ценность и значимость отдельного человека для существования всего социума.

Выход Гюнцль видит в перенесении акцента на то, что целое объединяет не механические части, а индивидуальности и не стирает их отличия друг от друга. Необходимо осуществить переход от «тоталитарной целостности» к «интегральной».

Стремление к «интегральной целостности», т. е. развитие в направлении, все большей интегративности, осуществляется, по мнению мыслителя, в процессе эволюции всего космоса. Эволюция, согласно К. Гюнцлю, - это единый мировой (вселенский) процесс, охватывающий весь космос, всю материю и выстраивающий постепенно, начиная с мельчайших элементов, все более сложные структуры.

В этом процессе он выделяет ряд следующих признаков:

«1) его всеобщность. В этом главное, принципиальное отличие трактовки эволюции Гюнцлем от дарвинистской или диалектико-материалистической. В дарвинизме рассматривается только эволюция биологических видов, в диалектическом материализме признаются эволюция и направленное развитие любых материальных систем, кроме Вселенной в целом (вечной во времени и бесконечной в пространстве);

2) предопределенность общей направленности к интеграции и усложнению структур;

3) существование особой космической энергии Омеги, поддерживающей эту направленность;

4) увеличение объема информации структур;

5) поэтапность процесса;

6) его стихийность (отсутствие сознательности и жесткой детерминированности, наличие случайности, движение методом «проб и ошибок»);

7) скачкообразность возникновения новых, более сложных систем».

Эволюционирующий космос философ обозначает термином «Пантеос». Это - «посюсторонний» бог, понимаемый как пантеистическое божество, одухотворенная природа. Полярно ему существует Омега - трансцендентная Пантеосу космическая энергия или «потусторонний» Бог, «неподдающийся нашему познанию и нашему точному языку». Они находятся во взаимосвязи: «Омега является первоисточником и одновременно целью универсальной эволюции, направляющей ее в сторону повышения организованности структур. В свою очередь Пантеос актуализирует и материализует творческую потенцию Омеги, каждый раз в разной форме в зависимости от своей структуры».

Это взаимодействие выражается в космической энтелехии, трактуемой как «упорядочивающая энергия, исходящая от космоса как целостной системы и направляющей ход развития мира, природы, истории в направлении великой гармонии».

Таким образом, главной движущей силой эволюционного процесса выступает Омега. Ее творческая энергия проводится в материальный мир посредством Пантеоса. Исходя из этого К. Гюнцль решает вопрос о теодицее. Он считает невозможным возлагать всю ответственность за зло и страдания в мире на христианского Бога. По-настоящему ответствен человек как деятельный агент, инициирующий свои поступки. Обосновывая эту идею, философ пишет: «Качества, которые раньше приписывали мудро управляющему Богу-творцу, теперь мы познаем как качества самоорганизующегося Пантеоса». Таким образом, вина за творящееся зло лежит на Пантеосе, т. е. одухотворенной природе, к которой с необходимостью принадлежит и человек.

Идеи К. Гюнцля о мире как иерархии самоорганизующихся систем и об универсальной эволюции, направленной в сторону увеличения многообразия и порядка и уменьшения энтропии, обнаруживают интересные параллели с так называемым синергетическим подходом в современной науке, основоположниками которого стали Г. Хакен, И. Пригожий и И. Стенгерс. Современная синергетика занимается рассмотрением сложных неравновесных самоорганизующихся систем, характерными признаками поведения которых являются нелинейность и стохастичность. При изучении таких систем были сделаны следующие фундаментальные выводы:

- процессы разрушения и созидания, т.е. сопровождающиеся повышением и понижением энтропии, в природе равноправны;

- процессы созидания, т.е. увеличения сложности и упорядоченности, имеют общие законы, независимо от природы систем, в которых они осуществляются.

В ходе эволюции каждой системы чередуются два этапа: плавного линейного развития без появления качественных изменений и одномоментное нелинейное изменение, «скачок», при котором система выходит на качественно новый уровень существования. Важной особенностью такого «скачка» является необратимость возникающих при этом изменений и их стохастичный (не предсказуемый с абсолютной точностью) характер. В состоянии, непосредственно предшествующем «скачку», вблизи так называемых точек бифуркации, системы подвержены флуктуациям - хаотичным колебаниям параметров в определенных пределах. При этом даже небольшая флуктуация может послужить началом эволюции в совершенно новом направлении, которое резко изменит все поведение макроскопической системы.

Здесь неизбежно напрашивается аналогия с процессами, происходящими в обществе. Синергетический подход подтверждает положение К. Гюнцля о возрастании роли человеческого фактора (ответственности конкретной личности) в современную переломную эпоху - эпоху начала перехода от «двуполярного мира» к «гемисферной интеграции» человечества.

«Закономерно встает вопрос о месте человека и общества в процессе эволюции. Структура социальных систем относится к наиболее высокоорганизованным и сложным структурам из известных на сегодняшний день человечеству. Соответственно, в иерархии бытия К. Гюнцля они занимают высшую ступень. В них как бы сконцентрированы универсальные интегративные процессы и, как считает австрийский философ, именно в совершенствовании социального целого будет в дальнейшем заключаться смысл космической эволюции».

Проблема человека является одной из самых важных для всей философии, но особенно актуальна она в переломные периоды истории, когда наиболее остро встает вопрос о смысле и цели общественного развития.

Еще в прошлом веке Р. Штайнер предостерегал против двух ложных социальных идеалов, ведущих общество в тупик. «На Востоке, по его мнению, это ложный идеал «бесклассового общества» и «истинного братства социализма». На деле же он исходит из древнего образа теократии, что неизбежно приведет к иерархически организованному кастовому государству... На Западе возвеличен идеал «личной свободы». Утверждалось, что техника освободит человека не только от непосредственных производственных функций, но и от экономической зависимости. В действительности этот идеал строится на холодном и расчетливом технократическом мышлении».

Р. Штайнер оказался прав и верно предсказал противоречивость социального процесса в XX веке. И Восток, и Запад идут разными путями (через ряд драматических этапов своего развития) к осознанию новых ценностных идеалов своего будущего. Однако сделаны только первые шаги в осуществлении этих идеалов. «К. Гюнцль несколько умаляет (преуменьшает) новизну своего понимания человека, относя его к западному образцу. Фактически он представляет аксиологическую основу новой антропологической концепции. Не являясь ни «западной», ни «восточной», она стремится синтезировать рациональные стороны разных подходов (философского, религиозного, естественно-научного), основываясь на признании целостности мира и его общей эволюционной направленности», о чем еще в 20-х гг. XX века говорили П. Тейяр де Шарден и В.И. Вернадский.

По К. Гюнцлю, человек представляет собой сложную целостную систему, которая в свою очередь является компонентом более сложных систем - биологической и социальной. Это обусловлено тем, что исторически человек формировался как существо биосоциальное. То есть, с одной стороны, он - продукт длительной эволюции природы, а с другой - результат совместной целенаправленной деятельности в обществе. Он, считает философ, «теснейшим образом врастает и вплетается в организм всей природы. Благодаря общему корню он является как бы кровным родственником всех живых существ. Он -член многочисленных естественных и социальных систем, которые поддерживают и питают его, которые ставят перед ним задачи и дают ему шансы, но которые также принуждают его к порядку, ставят ему запреты и проводят границы, а нередко и совершают над ним насилие и даже уничтожают».

Подобная точка зрения на двуначальность человеческой природы высказывалась мыслителями давно и не нуждается в дополнительных доказательствах. Так, русский философ B.C. Соловьев пишет: «Мы знаем, что человек кроме своей животной материальной природы имеет еще идеальную, связывающую его с абсолютной истиной или Богом». С особой остротой эта мысль подчеркивается Н.А. Бердяевым: «Человек - точка пересечения двух миров... Почти с равным правом можно говорить о божественном происхождении человека и о его происхождении от низших форм органической жизни природы».

Однако сущность человека как целостной системы не сводится к простой сумме составляющих его подсистем: материальной и идеальной. Разумеется его образуют физические, химические, биологические, психические и т.д. компоненты, однако их наличие не составляет феномен человека в его полноте. По словам Н.А. Бердяева, «человек - это существо, чья сущность ставит его не только выше природы, но выше какой бы то ни было формы социальной организации». Поэтому при механическом сложении отсутствует главная интегративная связь, «центр, объединяющий все эти качества в единое целое - в личность».

Будучи творением Бога-Омеги, человек «стоит в непосредственной близости к первопричине бытия» и поэтому «исполнен воли быть, жить, становиться целостным и совершенствовать свою целостность, исполнен воли к существованию, к власти и свободе». «В этом качестве он также центр энтелехиальной энергии, которая интегрирует биологические и духовные составляющие в одно и координирует их деятельность в интересах целого». «Объемлющее все частные структуры и процессы целое, - пишет К. Гюнцль, - есть работа «духовной энергии», есть актуализация творческого первоначала, которое творит личность, приводя его элементы и составляющие процессы к единству, к синтезу». По словам П. Тейяра де Шардена, именно человек есть «ось и вершина эволюции» и «расшифровать человека, значит, в сущности, попытаться узнать, как образовался мир и как он должен продолжать образовываться».

Таким образом, К. Гюнцль в системе человека выделяет две подсистемы: индивид и личность. «Человек, с одной стороны, - часть Пантеоса, природное существо, индивидуум, и как таковое ограничен в своей свободе: но, с другой стороны, он - целостность, личность, творение божье, и в таком качестве обладает принципиально свободной волей. Налицо дуализм наподобие кантовского, с той, однако, разницей, что у К. Гюнцля свобода воли не ограничена миром вещей в себе, но имеет выход в феноменальный, эмпирический мир. Ее ограниченность (а не невозможность!) в этом мире оставляет в то же время шанс на преодоление сковывающих рамок. Человек как личность обладает «обратной связью» с Омегой, Абсолютным Единством». «Отсюда, - заключает австрийский философ, - он получает самостоятельность и свободу, которая есть не что иное, как другая сторона ответственности. Из этой обратной связи человек получает и меру добра и зла, свое целостное сознание и категорический императив».

Это имеет решающее значение в свете усиливающейся тенденции перехода человечества к новому уровню целостности - гемисферной интеграции, понимаемой как «объединение людей в масштабах всей планеты». Выделяются четыре закономерных этапа этого перехода: «новое время - новое мышление - новое сознание - новый этап интеграционного развития общества». «Новое мышление», являясь продуктом теории, разработанной философами, отражает специфику надвигающихся перемен. Но воплотиться в жизнь оно способно лишь через практическую деятельность. Для этого оно должно стать «новым сознанием» миллионов людей. Только так человечество может интегрироваться в единую систему, приоритет в которой будет отдаваться общечеловеческим ценностям.

Учение К. Гюнцля нашло своих сторонников в разных странах: О.Я. Гелих, М.С. Горбачев, Н.В. Казакова, И.А. Мельников, К.С. Пигров, Д.М. Филин, Д.Е. Фролов (Россия); Г. Кагер, З. Пойлингер, П. Фишер (Австрия); В. Прёльс, Р. Хехт (Германия) и др.

Собственно концепция «нового мышления» в своем завершенном виде появляется в конце 60-х - начале 70-х годов XX века. В ее формировании и развитии можно выделить следующие этапы:

1) разработка А. Шопенгауэром положения о единой энергетически-целевой основе мира и обусловленных ею воли к жизни, «жизненных страданиях» и фундаментального морального принципа «сострадания»;

2) обоснование Ф. Ницше идеи о необходимости смены парадигмы ценностного мышления как условии формирования более совершенного общества и нового человека;

3) зарождение научно-философских представлений о целостном мире в русском космизме (часть русских философов эмигрировала в 1920-х годах на Запад);

4) создание П. Тейяром де Шарденом теории эволюционно-космического монизма, развитие идей о «радиальной» (духовно-космической) энергии и гармоническом синтезе универсума;

5) возникновение течения «универсализма» в австрийской философии в середине XX века (О. Шпанн, П. Друккер, Л. Габриэль и др.);

6) разработка целостной концепции «нового мышления» австрийским философом К. Гюнцлем;

7) переосмысление и практическое апробирование положений «нового мышления» М.С. Горбачевым в сфере политологии и международной жизни;

8) современная разработка прикладных аспектов «нового мышления» в областях педагогики, аксиологии, экологии и др.

Исследователь творчества К. Гюнцля Д.Е. Фролов выделяет в «новом мышлении» шесть ключевых моментов:

1) признание целостности мира;

2) приоритет общечеловеческих ценностей;

3) отказ от применения военной силы для разрешения межгосударственных противоречий;

4) сознательное использование нового принципа совместного выживания - принципа субсидиарности. Он гласит: «Если я в чем-то лучше тебя, то чем я могу помочь тебе»;

5) стремление, отбросив идеологические и политические стереотипы, понять сущность конфликта между Востоком и Западом;

6) сознательное преодоление его с заменой парадигмы мышления.

Данные положения являются, вероятно, первой попыткой последовательного представления «высших интегративных ценностей человечества» в кризисный период его развития. Конкретная личность, выступая элементарным субъектом исторического процесса, призвана воспринимать их как смысложизненные ориентиры. Согласно такому подходу, в современном обществе система ценностей включает четыре подсистемы, расположенные на трех иерархических уровнях:

1) общезначимые и альтернативные ценности личности,

2) государственно-идеологические,

3) высшие интегративные.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Эпоха просвещения и формирование философии «морального чувства»
Философские основания экологической этики
Научная концепция времени - поиск методологии
Традиции школы всеединства в России
Гносеологические и онтологические основания философии Н.А. Бердяева и их специфика
Вернуться к списку публикаций