2011-04-01 09:00:05
ГлавнаяФилософия — Учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности» как альтернатива партийно-классовому подходу



Учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности» как альтернатива партийно-классовому подходу


Здесь он вводит понятие «автора» как активно-деятельностной личности. «Первая философия, нравственная философия, - пишет ученый, - не может быть построена «в отвлечении от единственного действительного акта - поступка и автора его, - теоретически мыслящего, этически созерцающего, этически поступающего».

«М. Бахтин исходит из убеждения в том, что жизнь можно осознать и понять только как событие, как «мой индивидуально-ответственный поступок», как один из поступков, из которых «слагается вся моя единственная жизнь». «Только соотнося всю свою жизнь и каждый ее момент с нравственным сознанием, осуществляя выбор и претворяя его в «поступок», человек доказывает свое «не-алиби в бытии». Здесь ярко выражен аксиологически-оценочный момент жизни человека.

Столь по-бахтиновски бескомпромиссное понимание важности ответственности для существования человека мы находим у К. Кастанеды. По его мнению, «принять на себя ответственность за решение - значит приготовиться из-за него умереть».

Однако окружающий нас мир, по М. М. Бахтину, «не есть» бытие в его готовности», он - диалогическое становление. «Событие бытия», или «поступок», это - и физическое действие, и мысль, и чувство или слово. Они рождаются, возникают не в результате извне навязанного долга, а проходят через нравственное сознание индивида». Таким образом, в противовес аутизму советского общества, его расчлененности и замкнутости, М.М. Бахтиным утверждается принцип биологичности как основа формирования подлинно гуманной личности. Только в Другом человек способен обрести свое Я.

Ведь «личность» - системное «сверхчувственное» качество, возникающее вследствие вовлечения индивида в контекст общественных связей. Личность - индивид общественный, общающийся». Чтобы ею стать необходимо вступать в диалог, общаться диалогически с другими людьми. Когда диалог кончается, то с ним кончается и общественное, кончается и Я личности.

В этом смысле верно утверждение о том, что личность есть совокупность общественных отношений. Лишь благодаря выполнению той или иной социальной роли человеком осуществляется усвоение общественного опыта и реализация своей собственной сущности. Личность поэтому представляет собой социальный статус, обусловленный занимаемым ею местом и выполняемой функцией.

Можно сказать, что место человека вообще - «всегда открыто». Место же конкретного человека - «всегда занято». В том плане, что реализуя себя в пространстве пересечений социальных последовательностей, оно оказывается опосредованным мышлением, трудом и языком.

Таким образом, в понимании классиков советской эпохи личностью называлось «конкретное выражение сущности человека, т. е. определенным образом реализованная интеграция в данном индивиде социально значимых черт, относящихся к сущности данного общества». При этом важнейшей чертой часто выступали доминирующие социальные ориентиры общества.

«Но такая сложная совокупность, - пишет Г.Л. Смирнов, - отличается от любой простой суммы свойств. Личность выступает как социальный облик каждого человека, выраженный в конкретной индивидуальной характеристике. Свойства личности могут быть различными - более или менее яркими, глубокими, оригинальными, но их наличие неизбежно, обязательно в каждом человеке в силу его включенности в сеть общественных отношений».

Однако, несмотря на признание важности индивидуального компонента в развитии личности, акцент делался на ведущей роли социального. Подчеркивалась важность общественных отношений в процессе становления личности в ущерб собственным нравственным исканиям, попыткам соотнести себя со всем социумом и целым Универсумом. Как весьма жестко отозвался по этому поводу С.Н. Булгаков: «Личности погашаются в социальные категории, подобно тому, как личность солдата погашается полком или ротой».

В результате происходит нивелирование отдельного человеческого индивида, умаление его значимости в историческом процессе. Он встраивается в общественный механизм в ходе социализации не как самоценная личность, а как винтик, который может быть легко заменен. С этим положением и не мог примириться М.М. Бахтин. Ведь отказ от своей самости для него означал смерть при жизни.

«... каждый человек с рождения оказывается в пространстве «сплошь оговоренных» предметов, в «конципированном» «чужими словами», доставшимися в наследство от предшествующих поколений, мире. В этом пространстве происходит и формирование индивидуального сознания человека - процесс «идеологического становления». Другими словами, осуществляется процесс приобщения к культуре, освоение заданных культурно-исторических «матриц», который одновременно является и «ответственным поступком».

Приобщиться к культуре - значит вступить в диалог «социальных языков», стать причастным к этому «оговоренному чужими словами» миру, т. е. вступить в отношение со всем, что уже было «сказано». Вступить в диалог - значит не отказаться и от «своего слова» - своего взгляда на мир, своего мнения, своей позиции, что было бы равнозначно отказу от своей индивидуальности, от себя как личности.

Действительно, «все люди, составляющие общество, являются социальными существами, носителями социального качества и включены в систему общественных отношений. Однако одно дело быть включенным в систему общественных отношений, а другое - как сам человек в нее включается. Работник А относится к своей профессии как случайной повинности, для работника Б она источник радости и самоутверждения. Выполняя социальные функции, реализуя свои права и обязанности, каждый человек к ним еще и относится. Личность и есть способ включения данного человека в систему общественных отношений».

Интегрируясь в те или иные большие социальные общности, индивид интериоризирует выработанные ими ценности. Ценность определяется нами, вслед за М.С. Бургиным и В.И. Кузнецовым, как то, что обладает положительной значимостью для человека. При этом каждое общество создает свою собственную иерархию ценностей, воспроизводимую в отдельных людях.

Для того, чтобы проиллюстрировать этот факт приведем такой пример. В 80-х годах прошлого века было проведено исследование, построенное на сравнении доминирующих ценностей - целей жизни советских инженеров и двух групп американцев (белых и черных). Были получены следующие результаты: у советских людей доминируют «ценности широкого человеческого общения»; у американцев (независимо от цвета кожи) - «индивидуалистическая направленность».

Бесспорно, приведенные данные обнаруживают не только социально-экономическое отличие образов жизни, но и своеобразие национальных характеров. Хорошо известны американский индивидуализм и наша склонность к самовыражению в личных отношениях. Однако Г.Г. Дилигенский полагает сомнительными столь резкие различия в иерархии ценностей и целей жизни. «Приведенные данные, - считает он, - отражают не столько реальные личные «жизненные позиции», сколько ценностный уровень массового сознания. В Штатах - это ценности индивидуальной свободы и индивидуального успеха. В советской системе - одна из высших официальных ценностей - труд на благо общества...».

Безусловно эти представления не воспроизводятся буквально. В советском случае смысл труда сводился к формальному участию в процессе производства. Поэтому в нашем обществе труд был и во многом продолжает оставаться до сих пор малоэффективным, менее производительным и не конкурентоспособным. Высокая ценность труда как такового часто оборачивалась равнодушием к его результатам как для себя лично, так и для общества в целом. Все это, разумеется, имело свои корни в несовершенной экономической системе, в частности, - в уравниловке в оплате труда. Но нельзя не учитывать и особенностей психологического склада людей того времени.

Подобным же образом обстоит дело с ценностями «широкого человеческого общения». Помимо национальной специфики (соборность, общинность русского народа, на что указывали еще Н.А. Бердяев, Б.П. Вышеславцев и др.) «в их высоком иерархическом статусе, по-видимому, сказывается потребность в психологической опоре на «других», особо сильная у людей, не привыкших или отученных рассчитывать на собственные индивидуальные силы, на личную инициативу и энергию. В соответствии с официальной идеологией, такую опору должно было обеспечивать человеку социалистическое общество с присущими ему «коллективизмом и гуманизмом».

Однако устроение общества на коллективистских началах привело, по словам Н.А. Бердяева, к тому, что в «коммунизме на материалистической основе» стало возможным «подавление личности. Революционная коммунистическая мораль неизбежно оказывается беспощадной к живому конкретному человеку, к ближнему. Индивидуальный человек рассматривается, как кирпич, нужный для строительства коммунистического общества, он есть лишь средство».

Упразднив свободу совести, большевики объявили единственно верной философией материализм Маркса и Ленина, забыв, что «... власть единой истины, единой нравственной нормы в условиях земного «феноменального» бытия - есть, в каком-то смысле, подмена и кощунство».

Против этого и восстает Бахтин в своих произведениях. Для того, чтобы преодолеть подобное отношение к человеку, философ обращается к понятию «участного мышления». «Участное мышление, - говорит он, - и есть эмоционально-волевое понимание бытия как события ...». Ив другом месте М. Бахтин продолжает: «Действительное поступающее мышление есть эмоционально-волевое мышление, интонирующее мышление, и эта интонация существенно проникает во все содержательные моменты мысли. Эмоционально-волевой тон обтекает все смысловое содержание мысли в поступке и относит его к единственному бытию - событию».

Мыслить «участно» невероятно трудно. Современный индивид уверен в себе, когда выступает как представитель безликого мира поп-культуры, но теряется там, где вынужден иметь дело с самим собой, со своим внутренним «Я». Однако рациональность выступает лишь в качестве момента ответственности. Так как человеку поступающему она дана как некая завершенная и целостная конкретность. Поступку всегда присущ эмоционально-волевой тон, который приобретается в процессе врастания его в ткань реальной жизни. Поэтому «участное мышление», по М. Бахтину, - это мышление единственного, конкретного, открытого событиям, ответственно поступающего человека.

Особенность взглядов Бахтина как философа состоит в том, что он отдает предпочтение субъекту ответственного поступка перед любой исторически конкретной системой социальных ценностей: «нет определенных и в себе значимых нравственных норм, но есть нравственный субъект с определенной структурой (конечно не с психологической или физической), на которого и приходится положиться: он будет знать, что и когда окажется нравственно-должным, точнее говоря, вообще должным (ибо нет специально-нравственного долженствования)». Отсюда Бахтин делает вполне логичное заключение, что все социальные нормы должны иметь значение лишь постольку, поскольку они утверждаются субъектом».

С этим положением соглашался и А. Адлер. Он писал: «... сегодня мы осознаем, что нет ничего неприкосновенного или твердо установленного относительно социальной жизни человека».

Эту мысль поддерживает и американский философ А. Баам. Для того, чтобы избежать утверждения в обществе формализма и бюрократии необходима более гибкая социальная система. Поэтому не нужно бояться упразднять закостеневшие государственные институты, препятствующие развитию социума и вводить другие, более эффективные.

Однако ситуация, когда на каждого члена общества возлагается ответственность за все и перед всеми порождает всеобщую безответственность. В рамках тоталитарного государства в основе поступков людей лежит не свободно принимаемая на себя ответственность, а страх перед наказанием. «Я (сам) хочу» есть формула свободы. Но свобода возможна лишь в свободном гражданском обществе, где необходимым условием ее существования является ответственность. Не может быть свободы без ответственности за нее, как нет ответственности без свободного ее сознания.

В советскую эпоху «понятие свободы относится исключительно к коллективному, а не личному сознанию. Личность не имеет свободы по отношению к социальному коллективу, она не имеет личной совести и личного сознания. Для личности свобода заключается в исключительной ее приспособленности к коллективу. Но личность, приспособившаяся и слившаяся с коллективом, получает огромную свободу в отношении ко всему остальному миру». Это ставит человека в над-мирное положение и разрушает его целостность.

Бахтин же говорит о диалогической природе самой человеческой жизни. По словам Т.Ю. Быстровой, такое понимание индивидуального бытия «предполагает диалогичное» отношение к миру как активному и равноправному с человеком началу, как к такому же субъекту, каким является в этом отношении человек. Это «событие бытия» нельзя описать в пределах эстетико-ценностной парадигмы. Из отношения человека к миру оно перерастает в отношение человека и мира, а бытие становится «надбытием» - раскрытым навстречу человеку миром.

Поэтому, чтобы стать личностью, индивид должен выйти за границы собственного отдельного «Л» в свободное творческое пространство жизни и там созидать свою самость. А для этого необходимо признать ответственность за каждый момент своего бытия «здесь и сейчас». Конечно, «легче творить, не отвечая за жизнь, и легче жить, не считаясь с искусством». Но такое существование невозможно и недопустимо для настоящей личности, ибо она «должна стать сплошь ответственной» и участной.

Таким образом, интегративным качеством личности, по М.М. Бахтину, является повышенная нравственная ответственность за свое существование в мире, связанная с «участным мышлением» конкретного человека, переживающего каждый свой поступок как событие в непрерывном диалоге с другими личностями.

Подводя итоги вышесказанному, можно сделать следующие выводы.

1. Основополагающее направление развития отечественной философии XX века осуществлялось в рамках марксистской парадигмы. Главным методом познания выступал метод диалектического материализма. Это означало материалистическую трактовку сущности личности, а ее возникновение и формирование объяснялось диалектически. Согласно такому пониманию, человек, как социально-биологическое существо, является частью общества, т.е. представителем определенного класса, а также специфической целостностью - единством общего (социальный компонент) и единичного (присущего только данному индивиду), с признанием ведущей роли первого элемента. Отсюда - сущность человека определялась как совокупность общественных отношений.

2. В своем развитии советская философия прошла три этапа: 1) с 1922 по 1930 гг. - период некоторого либерализма и свободомыслия, начинает укрепляться режим и ужесточаться цензура; 2) с 1930 по 1953 гг. - пик тоталитаризма и репрессий; 3) с 1953 до конца 80-х гг. - время «хрущевской оттепели», попытка преодоления сталинского прошлого, реабилитация политзаключенных, поворот к «социализму с человеческим лицом». Выделены три генеральных линии жизнедеятельности человека в тоталитарном государстве: апологетизм - ее проводят чиновники-бюрократы всех уровней, а также энтузиасты из среды обывателей; героизм - сюда относятся активные борцы с режимом; аутизм – «серая масса» большинства населения, относительно замкнутая и обособившаяся.

3. Конец прошлого столетия знаменуется переориентацией российской философии от классово-партийного социоцентризма к гуманистическому глобальному антропоцентризму. На первый план выходят мировоззренческие вопросы социальной философии: о природе, сущности и предназначении человека, смысле его жизни и истории всего человечества, отношении к окружающим людям, обществу и природе, гармоничности его развития и т.д. Вместе с тем не отрицаются положительные достижения философии советской эпохи («воспроизводственная концепция», проблемы гармоничного развития личности, индивидуальности, диалектики свободы и ответственности, комплексное изучение человека).

4. Альтернативной партийно-классовому подходу выступает учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности». Появляясь в мир, человек оказывается в пространстве «сплошь оговоренных» предметов и ценностей. Чтобы интериоризировать их в качестве своих, ему необходимо в процессе социализации вступить в диалог с сознанием их создавшим, в диалог «социальных языков». А для этого индивид должен «помыслить их участно». Поскольку именно участное мышление наделяет событие эмоционально-волевым тоном и помогает пережить свою сопричастность к нему.

5. Важной категорией философии М.М. Бахтина выступает понятие «ответственной личности». Впервые заявляется о диалогизации всей человеческой жизни (индивидуального бытия с окружающим миром), осуществляемой на партнерских началах и отвергающей любое насилие. В этом процессе ключевое значение приобретает отдельно взятый поступок как звено в жизненной цепи. Поэтому он обязательно должен носить ответственный характер, доказывающий «не-алиби в бытии» каждого. Но на такой поступок способна лишь сплошь ответственная личность, воспринимающая свое бытие в феноменальном мире как единственную возможность проявить свою самость и укоренить себя в нем.

Таким образом, интегративное качество личности - повышенная нравственная ответственность конкретного индивида за свое существование в мире, участно событийствующего в процессе диалога с другими личностями. Сегодня эти идеи стали как никогда актуальны. Произошедшие в нашей стране за последнее десятилетие изменения повлекли за собой коренные сдвиги в сознании людей. Российское общество стало свободным и открытым. Существенную роль в этом процессе сыграла концепция «Нового политического мышления» М.С. Горбачева, основные положения которой заимствованы у австрийского философа К. Гюнцля.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Эмпириомонизм как философское основание тектологии А.А. Богданова
Понятие личности, ее структура и интегративное качество в трактовке А. Баама
Понимание целостной личности в философии русского космизма
Традиции школы всеединства в России
Марксизм или постмодернизм – упразднение или возрождение философии
Вернуться к списку публикаций