2011-04-01 09:00:05
ГлавнаяФилософия — Учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности» как альтернатива партийно-классовому подходу



Учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности» как альтернатива партийно-классовому подходу


История отечественной философии XX века включает в себя большой и пока объективно мало исследованный период советской эпохи. Он охватывает почти семьдесят лет, в течение которых огромная страна Советский Союз, занимавшая одну шестую часть суши, не только жила, героически воевала и трудилась, ставя на своем народе грандиозный по масштабам и последствиям социальный эксперимент, но и философствовала.

Последовавшие после 1917 года события привели к тому, что к власти пришли большевики во главе с В. И. Лениным. «Советский строй, - по меткому замечанию В. В. Зеньковского, - по внешности носящий форму демократии, постепенно превращается в систему жесточайшей тирании, не только подавляющей всякую личную инициативу, но требующий беспрекословного следования за обязательным мировоззрением «диалектического материализма». Свобода мысли кое-где сохраняется первое время, пока еще не окреп режим, затем начинается период «чисток», который не допускает никаких «уклонов» даже у вернейших деятелей нового строя. Последние представители свободной мысли изгнаны из Советской России, либо должны следовать установленным свыше принципам, либо просто замолчать».

Известный отечественный философ Н.А. Бердяев, характеризуя этот период в нашей истории, пишет: «Замечательнейший из русских историков Ключевский сказал: «государство пухло, народ хирел». В известном смысле это продолжает быть верным и для советского коммунистического государства, где интересы народа приносятся в жертву мощи и организованности государства».

Однако после того, как печально известный «философский пароход» покинул нашу страну, философская жизнь не прекратилась. Ей и ее носителям-философам предстояло пройти через многие испытания, работать в жестких политических тисках, жертвовать свободой самовыражения, комфортом, а порой и жизнью, и все-таки философствовать. Некоторые ученые искренне верили в эту идеологию, другие, прикрываясь цитатами из классиков марксизма, пытались таким образом реализовать собственные идеи.

В своем развитии советская философия прошла несколько этапов. Е.В. Золотухина-Аболина в своей классификации выделяет три основных. Рассмотрим их вкратце.

Первый этап она условно датирует 1922 - 1930 гг. Это время, когда идеологические тиски уже были, но еще не сжались, и в рамках материалистических установок оставалось место для дискуссий и споров. Программным произведением того времени была изданная в марте 1922 г. книга В.И. Ленина «О значении воинствующего материализма». В это же время работают такие выдающиеся мыслители как М.М. Бахтин, А.Ф. Лосев, Г.Г. Шпет и др.

Второй этап охватывает период с 1930 по 1953 гг. На базе МГУ и ЛГУ создаются философские факультеты. С 1947 г. начинает регулярно выходить в свет популярный и поныне журнал «Вопросы философии». Вместе с тем это годы разгула репрессий и политических кампаний по травле инакомыслящих и просто неугодных.

Третий этап начался после смерти И.В. Сталина и длился до конца 80-х гг. «Хрущевская оттепель» отмечена оживлением философской мысли, хотя предшествующее десятилетие также имело важное значение. С 1956 г. философию преподают как самостоятельную дисциплину в вузах. В 1958 г. возникает еще один журнал - «Философские науки». Советские ученые становятся постоянными участниками международных конференций. Печатаются труды М.М. Розенталя, Э.В. Ильенкова, B.C. Степина, Э.Г. Юдина, А.Г. Спиркина и многих других.

Характеризуя эту эпоху в целом, мы можем сделать вывод о том, что главное направление развития советской философии осуществлялось в жестких рамках марксистской парадигмы, которая с одной стороны, сковывала, а с другой - задавала четкие теоретические «правила игры», нарушение которых каралось научным остракизмом.

Признание единственно верным методом познания метода диалектического материализма привело к утверждению марксистско-ленинского подхода и в понимании личности. Он требовал материалистического истолкования сущности человека и диалектического объяснения его становления и развития. По мнению идеологов марксизма, познать природу индивида возможно лишь на основе выявления внутренней структуры общества, закономерностей его прогрессивного движения вперед. Такое положение основывалось на признании соотношения между личностью и обществом как между частью и целым.

«Диалектическая трактовка общества как целостности включает истолкование его системы не как мертвой структуры элементов, а как единства действующих и развивающихся сложных образований со свойственными им связями и противоречиями, с перерывами постепенности и скачкообразными переходами от одного состояния к другому в их развитии».

Личность как часть общества и специфическая целостность также представляет собой сложный объект исследования. Главным в марксистском учении о человеке являлось положение о его общественно-исторической природе. Общественные отношения - это формы организации человеческой деятельности, а она, причем, понятая как «человеческая чувственная деятельность, практика», есть основное проявление человека. Люди «не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство».

Эти отношения носят название производственных. Их совокупность «составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка, и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы в жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание».

Каждый индивид, рождаясь, уже застает себя в определенных, сложившихся до его появления условиях. Становясь со временем активной личностью, осуществляя сознательный нравственный выбор, он, тем не менее, не может изолироваться от общества. Как писал В.И. Ленин, «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Условия жизни и связи человека с другими людьми, коллективами и общностями создают вокруг него постоянный, хотя и весьма подвижный комплекс факторов, который определяет его деятельность и поведение. Так, например, Г.Л. Смирнов рассматривает воздействие общества на человека в разрезе материальных условий, духовных ценностей общества, его политической организации:

«а) производственные, экономические отношения предопределяют разделение людей на классы, а, следовательно, характер их деятельности, источники и способы получения доходов - словом, материальные условия, интересы и стимулы деятельности и поведения;

б) благодаря принадлежности к тому или иному классу, социальной группе у индивида с ранних лет посредством системы семейного и школьного воспитания формируются представления о духовных ценностях, идеалах, что выступает в качестве духовно-нравственных стимулов человека;

в) в сфере политической государство, защищая интересы господствующего класса в антагонистических формациях, интересы всего народа при социализме, создает систему законов, органы охраны правопорядка и посредством всего этого обеспечивает соответствующее поведение людей, в том числе и путем принуждения».

Все это в совокупности, обусловливает усвоение человеком социального опыта, формирование у него системы ценностей и оценок, определенный способ поведения в тех или иных ситуациях. Отсюда делается основополагающий вывод о сущности человека, которая «есть совокупность всех общественных отношений». Так как человек «родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом: «Я есмь я», то человек сначала смотрится как в зеркало в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку». Иными словами сущность «особой личности» составляет не ее борода, не ее кровь, не ее абстрактная физическая природа, а ее социальное качество ...». Поэтому личность в отечественной философии советского периода «выступает как социальный облик каждого человека, выраженный в конкретной индивидуальной характеристике».

С большинством этих тезисов нельзя не согласиться. Однако преклонение перед общественными идеалами и нивелирование личных интересов и потребностей или ошибочное понимание их как вытекающих только из общественных на практике привело к печальным результатам. Многие качества советского человека при тоталитарном режиме, отрицающем самоценность отдельно взятой личности в угоду классовости и партийности, приобрели негативный оттенок.

Квалифицируя характер жизнедеятельности человека при тоталитаризме, В.В. Ильин выделяет три линии: апологетизм, героизм, аутизм.

Апологетизм. Сюда относятся относительно обособленные малые группы:

1) клевретов (штатные функционеры высшего ранга);

2) выдвиженцев (проводящие линию кадры режима);

3) пособников-коллаборационистов (охранка, сикофанты, стукачи, осведомители, наушники, филеры);

4) искренние энтузиасты (рядовые граждане, по природе оптимисты, завороженные масштабом, громадьем «наших» планов).

Героизм. Герой в понимании В.В. Ильина - это «человек, способный преодолевать конечность, ограниченность за счет предельной мобилизации собственных ресурсов в решении неординарных, в полном смысле слова непосильных задач. Быть суперменом и одновременно героем нельзя. Герой - человек рядовой, однако действующий за гранью возможного».

Аутизм. Раскрывая этот термин, Ильин пишет: «Каноном бытия огромного молчаливого большинства населения - не апологетов и не героев... была заштатная философия нарочитого ухода от широких контактов с обществом, философия пигмеев, не одержимых комплексом Герострата: «не высовывайся».

И недопустимо их, поколение наших предшественников, винить за это. Не каждый способен найти в себе смелость для подвижнического подвига. Вакханалия власти сама по себе исключала возможность утверждения идеи личностного достоинства и самоуважения в масштабах всего общества («Я» подчиняется враждебным себе ценностям: «Я» делает то, что другие требуют от него). Поэтому преобладал тип конформиста, старавшегося жить как все и не выделяться на общем фоне в обстановке всеобщего страха и чувства незащищенности перед лицом всесильных обстоятельств.

Таким образом, общую направленность философии «советского периода» мы, вслед за Н.В. Казаковой, будем условно определять как «классово-партийный социоцентризм». Ей присущи следующие черты:

1) концентрация основного внимания на социально-философских вопросах;

2) партийно-классовый подход, основанный на признании борьбы двух главных философских направлений: идеализма и материализма (воинствующий материализм и атеизм);

3) формационный подход (на основе теории Маркса о социально-экономических формациях, конституирующих общественный строй на определенном этапе исторического развития);

4) отрыв социального от биологического и принижение роли последнего в понимании человека;

5) нивелирование значения отдельно взятой личности, восприятие человека как средства достижения исторических целей, поставленных коммунистической партией, а не как самоцели общественного развития.

Однако не все было так уж плохо, как это преподносилось нам в последнее десятилетие. Многие идеи, получившие актуализацию в настоящее время, были поставлены еще в 70-80-х годах, хотя подходы к их решению страдали исторической ограниченностью. Так, например, разрабатывались: концепция гармоничного развития личности (Г.Е. Глезерман, Г.Л. Смирнов и др.), проблема индивидуальности (И.И. Резвицкий), диалектика свободы и ответственности (И.И. Логанов), вопросы комплексного исследования человека (И.Т. Фролов) и др.

После огульного критиканства 90-х годов, когда советская философия признавалась сплошь антидемократичной и бесперспективной, современные авторы начинают обращаться к интегративному подходу, пытаясь разумно сочетать положительные моменты старых установок с нововведениями. Например, В.Я. Ельмеев продолжает разрабатывать идеи, лежащие в русле воспроизводственной концепции развития общества и человека. Основы теории воспроизводства были заложены еще К. Марксом. «Именно он на примере движения материального продукта раскрыл механизм превращения процесса труда из состояния движения в состояние наличного бытия и, тем самым, основной механизм воспроизводственного процесса - диалектику опредмечивания и распредмечивания. Маркс показал, что непосредственный процесс производства создает не только продукт, но и человека: его профессиональные навыки, социальный статус. Этот процесс - явление противоречивое и включает в себя свою противоположность - потребление (объективное и субъективное). Первый вид потребления порождает продукт, второй производит и воспроизводит человека. Поэтому, по Марксу, непосредственный процесс производства выступает как единство производства и потребления, или собственно производства и потребительского производства».

Рассмотрим вкратце основные положения данной концепции: Развитие общества представляет собой непрерывный процесс обновления и воспроизводства. Само производство выступает как процесс создания материальных благ, духовных ценностей и, в конечном счете, через механизм распредмечивания - самого человека в его общественных взаимосвязях. Функционирование экономического, духовного и социального производства в их органическом единстве обеспечивает воспроизводство социума и человека как социального объекта.

Главным механизмом воспроизводственного процесса является диалектика опредмечивания и распредмечивания, одновременно раскрывающая связь в собственной истории людей, в развитии культуры и цивилизации, преемственности поколений. Она помогает объяснить переход материального (экономическое производство) в идеальное (социальное воспроизводство). Кроме основного механизма воспроизводства существуют также дополнительные - народные традиции, социальный опыт, наследование, память и т.д.

В центре функционирования и развития социума находится человек как свободный агент, действующее лицо, главная производительная сила общества, творящий свою собственную историю. Развитие общества предстает как расширенное воспроизводство, основой которого выступает закономерное повышение уровня потребностей, согласно которому удовлетворенные интересы порождают еще более высокие нужды, которые, в свою очередь, служат толчком к новому производству.

Современную ориентацию отечественной философской науки можно условно назвать «гуманистический глобальный антропоцентризм». Он предполагает приоритетное внимание реальному человеку, а не классовости и партийности. В центр внимания вновь встали проблемы гармоничного развития свободной и ответственной личности, способной критически воспринимать реальную действительность и творчески преобразовывать ее.

Однако эти темы были предметом размышлений многих философов и во все времена, в том числе и тех, кому довелось жить и работать в советскую эпоху. Одним из таких «героев-подвижников» (В.В. Ильин), вопреки всему утверждавшим свое право на независимость мысли, являлся всемирно известный русский философ и культуролог, филолог и литературовед Михаил Михайлович Бахтин (1895 - 1975).

В соответствии с многовековой философской традицией первой категорией в системе Бахтина выступает понятие бытия. По своим мировоззренческим взглядам М. Бахтин близко примыкал к Марбургской школе неокантианства. Основные принципы данного направления можно свести к трем моментам: 1) философия понималась исключительно как критика познания; 2) познание ограничивалось сферой опыта, а онтология была лишена статуса научной дисциплины; 3) признавалось существование априорных форм, обусловливающих познание. Русский философ разделял антиметафизический пафос системы.

Для основателя школы Германа Когена «бытие, тождественное мысли о нем, не есть реальность статичная, раз навсегда данная - но есть процесс, есть разрешаемая задача, есть заданность, не отделимая от человеческого познания и творчества». «Только само мышление, - возвещает Коген, - может породить то, что может быть обозначено как бытие».

«Бытие для Бахтина - это событие, чисто динамический момент жизни, причем бытие осмысленное и ответственное, т. е. поступок. Строя свою систему, Бахтин, как от краеугольного камня, от первой исходной реальности, отправляется от конкретного, неповторимого поступка. Однако если есть поступок, значит есть и поступающий. Так, личность - в аспекте ее активности, свободы, творчества, внутреннего существования, в я-аспекте - становится второй ключевой категорией бахтинских воззрений».



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Глобализация и динамика цивилизационных процессов
«Целостная личность» и «органический социум» как взаимосвязанные социально-философские категории
Ценности капитализма и процесс глобализации
Этико-аксиологические корни экологического кризиса
Проблема свободы и ответственности современной целостной личности
Вернуться к списку публикаций