2009-07-09 19:30:18
ГлавнаяФилософия — Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева



Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева


Прежде всего необходимо отметить, что обращение к природе означает выбор научного, а не основанного на слепой вере или метафизике мировоззрения. «Научного» - значит, ориентированного на рационально-эмпирическое объяснение окружающего мира и практическое использование результатов объяснения для всестороннего улучшения жизни человека. Гуманисты считают, «что для человечества настало время осознать собственную зрелость - отбросить пережитки первобытного магического мышления и мифотворчества, подменяющие истинное постижение природы». Кроме того «...гуманизм а) утверждает жизнь, а не отрицает её; б) ищет реальных возможностей для жизни, но не бежит от неё; в) стремится создать условия удовлетворительной жизни для всех, а не для избранных». Современный гуманизм выступает за гармоничные отношения с природой и отвергает хищническую эксплуатацию природных ресурсов. Гуманисты считают, что «Правильным был бы лозунг - не покорение, а примирение с природой. Ведь это мы без нее не можем, а не она без нас, - всякое насилие неизбежно обращается против нас самих».

Обращение к природе ещё не означает отрыва от духовных истоков от Бога, скорее, это означает большее внимание к окружающей среде, более бережное к ней отношение, практицизм и тот самый здравый смысл, без которого жизнь человека невозможна даже в монастыре. Более того, обращение к природе может способствовать лучшему её пониманию не только как поля деятельности или как падшего мира, но и как жизненной среды, как стремлений к созданию ноосферы, предотвращения экологических проблем и, в целом, больший интерес к миру, в котором актуально проходит жизнь человека, к миру, в который помещен человек и иногда помимо своей воли. Гуманизм отнюдь не лишает природу сакральных черт, так вопрос просто не ставится. Гуманизм утверждает, что и природа, и дух имманентны человеку, что и то, и другое имеет значение для человека, и игнорирование чего-то одного в пользу другого есть обеднение человека, сужение его творческих возможностей. Гуманизм утверждает разумность и человечность человека по самой его природе. Отход от религии в антропологии вовсе не означает утверждений, что человек в сущности существо только природное, и природное, то есть инстинктивное начато, в нем главное. «Природа человека, как особи, и его природа, как элемента социума - противостоят ныне, как разум инстинкту, или как человеческое - животному. Ибо, как особи-то, мы все-таки вышли из первобытного состояния». Гуманизм утверждает также высокое природно-социальное предназначение человека.

Что же касается моральности, то жизнь подтверждает правоту тех мыслителей, которые считают, что религия отнюдь не предопределяет высокую нравственность. Вопрос о следовании тем или иным заповедям решает сам человек, свободно выбирая жизненный путь. «Для светских гуманистов этическое поведение оценивается (или должно оцениваться) критической мыслью, а их целью является воспитание себя как самостоятельных и ответственных личностей, способных делать свой собственный выбор в жизни и опирающихся на понимание смысла человеческого поведения. Мораль, не основанная на вере в Бога, отнюдь не должна быть антиобщественной, субъективной, неразборчивой в средствах или ведущей к распаду моральных устоев...

...Мы противимся всякой абсолютистской морали, однако считаем, что объективные моральные стандарты существуют, а нравственные ценности и принципы могут быть обнаружены в ходе этического познания.

Этика светского гуманизма зиждется на убеждении в способности людей жить осмысленной и здоровой личной и общественной жизнью без помощи религиозных заповедей или руководства священников».

Гуманизм возвеличивает свободу и свободного человека, осознающего и несущего ответственность за собственные поступки, в том числе и за антигуманные.

2. Бердяев утверждает, что гуманизм отрицает догмат о человеке как образе и подобии Божьем, тем самым, понижая ранг человека.

С этим утверждением также вряд ли можно согласиться. Гуманизм не понижает ранг человека, наоборот, утверждает, что человек свободная творческая и волевая личность, и как личность - есть не средство, а всеобщая цель и высшая ценность. «Гуманизм - это мировоззрение, в центре которого идея человека как высшей ценности и приоритетное по отношению к себе реальности... личность - исходная реальность, абсолютная, по отношению к себе и относительная в ряду всех остальных». Гуманизм отнюдь не упрощает понимание человека. Человек - это бездна смысла, это открытость миру и способность вместить в себя мир. Это сложная и тонкая внутренняя иерархия, причудливо сочетающаяся с фундаментальными и экзистенциальными категориями. Личностное начало в человеке сокровенно, таинственно, постижимо разве что любовной чуткостью. Это начало, как сосуд с живительной водой, требует очень бережного к себе отношения: «Я - это и вездесущая наличность, осуществляющая роль синтезатора и объединителя, соотнесения и прикрепления к человеку всего и все, и некое «закулисное» существо. Оно и конкретно, поскольку личностно, и неопределенно, расплывчато, безгранично. Все бесконечно окружающее его и вмещаемое им не есть это Я. Само оно вмещает в себя неизвестно каким образом. Неизвестно и то, знает ли само Я, как это оно делает. Между тем именно к нему, как к последней инстанции, цели, «к столпу» истины и жизни обращено все, что происходит в человеке и с человеком. К этой же личности, к этому же Я восходит - благодаря различным физическим, биологическим, нервно-психическим и духовным качествам и процессам - все. что происходит с его телом и с окружающими его реальностями бытия, и неизвестности, с реальностью его внутреннего мира.». Именно личностное начало, имманентное человеку, есть центр мира, источник, рождающий ценности и смыслы - эти сокровища жизни. Гуманизм освободил это личностное начало от пут косности и невежества, наполнив тем самым разнообразным содержанием человеческую жизнь. Понижение ранга человека можно усмотреть в религиозном консерватизме, который по существу запрещает творческий поиск, а жизнь человека сводит к беспрекословному подчинению иррациональному догмату, навязывает человеку зачастую бессмысленные ритуалы, выступает против творческой новизны, прикрывая все это высокопарными лозунгами. Представители других конфессий вообще не признаются равными, максимум допустимого по отношению к ним - терпимость, да и в собственных рядах могут обнаружиться еретики; кроме того, любая религия строится на принципах жесткой иерархии, а это удобно для прикрытия всевозможных злоупотреблений.

Гуманизм же универсален. Преследования за убеждения он просто не допускает, в то время как универсализм мировых религий, так сказать, потенциален, то есть только для возможных последователей, а на тех, кто к данной религии не принадлежит, её спасительные каноны не распространяются, то гуманизм актуально общечеловечен, он априорно провозглашает принципы человечности, свободы, уважения и терпимости для всех.

Гуманизм признает и плюрализм в отношении высших ценностей. Гуманизм проповедует равноправие свободного человека среди таких же свободных людей. «Сущность человека - это сущность, свободно обретаемая; созидаемая и реализуемая им самим в себе и в мире, в котором он рождается, живет и действует». В гуманизме нужно видеть прежде всего примат свободы личности и отрицание всякого деспотизма.

О творчестве двух выдающихся философов-гуманистов 20 века нужно сказать особо. Это П. Тейяр де Шарлей и А. Швейцер.

Тейяр де Шарден воспринимал Бога «как Центр творения или высшую Личность». Его неканоническое понимание становления мира динамично, он соединяет идеи творения и эволюции, божественное и человеческое, религию и науку. Признаком эволюции он считает усложнение сознания, что невозможно без раскрепощения сознания, без признания направленности мирового процесса к возрастанию свободы. Совершенствование мира в процессе эволюции естественно приводит к появлению духовного и творческого существа - человека, созидающего ноосферу, движущего мир к совершенному единству «большой монды». Но в этом процессе всеобъемлющего синтеза присутствует и Бог, тем самым, Тейяр де Шарден признает актуальность со-творчества Бога и человека, что сближает его с Бердяевым. В точке Омега это со-творчество достигает наивысшего воплощения: «Смысл Земли открывается и взрывается вверх, в смысл Бога. А смысл Бога укореняется и питается снизу, в смысле Земли. Трансцендентный, личный Бог и эволюционизирующий мир, не являющиеся более противоположными центрами притяжения, но входящие в иерархическую связь, чтобы поднять всю человеческую массу в едином приливе, - такова должна быть та замечательная информация, которую теоретически можно предвидеть, но которая фактически уже проявляет себя на все растущем числе, как свободомыслия, гак и верующих, идея духовной эволюции Универсума». К точке Омега лежит общечеловеческий путь. Но этот путь человечество проходит постольку, поскольку каждый индивид, свободно осознав в себе высшее личностное начато, своим положительным творчеством приближает этот всемирный идеал. «Итак, цель жизни каждого человека состоит не в одном лишь послушании и покорности. С их помощью он должен создать, начиная с наиболее природной своей сферы, некое творение, «деяние», куда войдет частица всех элементов Земли. Он созидает свою душу на всем протяжении своего земного существования, и в то же время он участвует в другом созидании, в другом «деянии», которое бесконечно превосходит перспективы его личного становления и вместе с тем направляет их, тесно с ними переплетаясь, - в становлении мира».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26                        




Интересное:


Глобализация и критика прогрессистской модели цивилизационного развития
Проблема человека в философии И.А. Ильина
Идейно-теоретические и социокультурные предпосылки тектологии А.А. Богданова
Ценностно-нормативные установки этики устойчивого развития (на примере Байкальской природной территории)
Ценности капитализма и процесс глобализации
Вернуться к списку публикаций