2009-07-09 19:30:18
ГлавнаяФилософия — Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева



Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева


Но активное познание может и множить объективацию мира, например, научное познание объективированного природного мира выражается, в частности, в порождении феномена техники - этой предельной степени объективации. Со свободой познание роднит и негарантированность духовно-нравственного результата. Как и свобода, познание не содержит априорных внутренних гарантий благости своего итога, даже наоборот, трагическое бремя свободы, лежащее в основе познания, предопределяет «изгнание из рая».

Для Бердяева «основной вопрос гносеологии есть вопрос о том, кто познает и принадлежит ли к бытию тот, кто познает». Ясный ответ на этот вопрос дан в работе «Опыт эсхатологической метафизики»: «Величайшей истиной теории познания должно быть признано, что познающий сам есть существующий, сам есть «бытие», и что признание смысла мира возможно лишь в субъекте, а не в объекте, т.е. в человеческом существовании». Божественность же и подлинность существования познающего зависит от духовного состояния субъекта. «В этом и заключается истина экзистенциальной философии».

Тема этики чрезвычайно важна для раскрытия судеб человеческой свободы. Бердяев различает три вида этики: «Этика закона, этика искупления и этика творчества». Этика индивидуальна и несет элемент творческой новизны в мире, «она есть познание духа». Этика также связана с темой эсхатологии, она свидетельствует как об объективации, так и о попытках преодолеть её.

Этика закона есть этика социальной обыденности. Такая этика «должна быть преодолена», а не «просто отвергнута». Этика закона - олицетворение объективации, непосредственный результат свободного отпадения человека от высшей жизни. О возможности преодоления закона, как порождение греха, говорит этика искупления. Искупление благодатно и спасительно, это и есть подлинная победа над объективацией. «Искупление соединяет добро и бытие, преодолевает разрыв, установленный законом как последствие греха, оно есть вхождение сущего добра в самые недра бытия. Искупление вырывает корни зла и греха, но этим оно освобождает человека от безраздельной власти закона. Искупление означает прежде всего освобождение. Искупитель есть освободительно. Однако, искупление не есть ещё всеобщее преображение, в контексте философии Бердяева победа над объективацией Искупителя носит, так сказать, локальный характер, хотя, несомненно, и свидетельствует о потенциальном всеобщем и полном преодолении объективации. Всеобщий характер освобождения от объективации будет носить при ответе сотворенного на творческий и искупительный акт Бога-Творца, и этот ответ будет означать утверждение свободной личности. По мнению Бердяева, Христос в притчах о плоде, который должен быть возвращен с приростом, освящает человеческое творчество. Таким образом, этика христианства является этикой благого человеческого творчества. Но сколь возможно благое человеческое творчество в царстве объективации? «Этика творчества есть этика борьбы и созерцания, этика любви в борьбе и созерцании... Это есть этика восхождения и нисхождения человека. Человеческая душа поднимается вверх в гору, идет к Богу, завоевывает себе дары Св. Духа... И человеческая душа нисходит в грешный мир, разделяет судьбу мира и людей, страшится помочь братьям своим, отдает им духовную энергию, накопленную в движении души вверх, в стяжании духовной силы. Одно без другого невозможно». Разрешить эту коллизию призвана новая этика, которая «может быть лишь этикой свободы, сострадания и творчества». Такая этика, очевидно, и способна решать проблему объективации.

Можно сказать, что проблема объективации как ложного направления свободы была воспринята Бердяевым не умом, а сердцем. Русский мыслитель никак не хотел примириться с «разорванностью» мира, с разделенностью мира на множество «не-я». Истина для Бердяева была не в абстрактной, отвлеченной от конкретно-индивидуального события эстетике или онтологии, а живой и непосредственной этике; именно как тему этики он воспринял проблему объективации, в этом его основное отличие. Истина для Бердяева во Всеединстве свободных личностей, в изначальной целостности, которую он понимал вполне по-христиански и по гуманистически как Любовь, Добро, Дух, Свобода, уважение достоинства личности.

В целом, преодоление объективации связано с творческим самораскрытием индивида, со свободной самокреацией личности. Определение проблемы объективации как главной исторической проблемы, означает, что в центре земной истории находится живой человеческий дух, отношение которого к действительности имеет ключевое значение, что центральным моментом жизни человеческого духа является свобода, роковое воздействие которой порождает объективацию и благодаря которой возможно преодоление объективации. Учение об объективации является частью антропоцентризма Бердяева, а вера в возможность победы над объективацией а значит и над метафизическим злом и над роковой бездной Urgund свободного человека - сутью его гуманизма.

Бердяев пытался осмыслить объективацию в категориях экзистенциальной философии. Объективация - das Man. Бытие человека в мире - Dasein - подчинено объективации. И если для М. Хайдеггера Dasein есть конкретное «здесь-бытие» конкретного человека, то Бердяев понимает Dasein как неповторимое личностное бытие, взятое во всей метафизической глубине. Экзистенциальность человека должна проявиться в противлении объективации ради реализации человеком своей подлинной ноуменальной сущности. Это происходит в выражении личной судьбы через выражение судьбы мира. Именно подобный духовный настрой должен победить объективацию, падшесть мира и быть ответом человека на любовь Бога. Это квинтэссенция экзистенциально-гуманистической антропологии. Судьбы человеческой свободы есть судьбы мира, судьбы человеческой свободы соотносятся с Божественной судьбой. Человек, личность есть альфа и омега всех бердяевских построений. Всё во имя личности и всё через личность познается и постигается. Человек - микрокосм и микротеос. Это значит и то, что способ жизнедеятельности конкретной личности вариантен, так как человек примордиально свободен. Но трансцендентальная творческая природа человека, его Экзистенциальность обнаруживает возможность свободного творческого преображения объективированного мира, мира безличного, падшего и лишенного духовного единства. Это творческое преображение достигается в таинстве встречи человека и Бога, мистерия рождения человека в Боге и Бога в человеке, и означает в конечном итоге воссоздание целостной жизни в Духе, со-творчество в любви, завершение процесса творения универсума, апофеоз экзистенциального единства любящего Творца и любовью сотворенного и любовью на любовь ответившего человека.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26                        




Интересное:


Ориентация на целостную личность как исходная установка «нового ценностного мышления» К. Гюнцля
Материально-практические измерения общественного бытия. Начала праксиологии
Теоретические источники экологической этики
Глобализация как теоретико-методологическая проблема и процесс
Традиции школы всеединства в России
Вернуться к списку публикаций