2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяФилософия — Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители



Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители


Содержание

  1. Введение
  2. Место немецкой классической философии в истории философской мысли
  3. "Коперниканский переворот" Канта
  4. Человек как «гражданин двух миров»
  5. Природа и свобода
  6. Теоретический и практический разум
  7. Деятельно-творческая основа бытия в философии Й. Г. Фихте
  8. Субъективная диалектика
  9. Философия тождества Ф. В. Й. Шеллинга
  10. Г.В.Ф. Гегель, его философская система и метод
    1. Человек как субъект духовной деятельности, который создает мир культуры
    2. Гегель о закономерностях становления сущности человека
    3. Тождественность бытия и мышления
    4. Диалектика Гегеля
  11. Антропологический материализм Л. Фейербаха
    1. Человек как природное, чувственно-телесное существо
    2. Чувственность и разум
    3. Общение и существование человеческой сущности
    4. Любовь как основа общения, универсальность человека, Л. Фейербах и кризис классической философии
  12. Проникновение идей немецкой классической философии в Украину (П.Лодий, И.Шад, Д.Велланский (Кавунник) и др.)
  13. Заключение
  14. Литература

Проникновение идей немецкой классической философии в Украину (П.Лодий, И.Шад, Д.Велланский (Кавунник) и др.)

Нет нужды специально доказывать, что развитие немецкой классический философии пошло в дальнейшем самыми разнообразными путями. Критическое осмысление гегелевской философии во многом легло в основу богатства и разнообразия западноевропейской философской мысли в той или иной форме идеи Г. Гегеля, как и всей западноевропейской философской классики, оказали влияние на развитие философской мысли в Украине.

Первым ярким проявлением русско-украинского шеллегинанства были произведения ДАНИЛО МИХАЙЛВИЧА ВЕЛЛАНСКОГО (Кавунника) (1774-1847), русского ученого-медика, закончившего Медико-хирургическую академию и несколько лет стажировавшемуся в Германии. В 1805 г. была издана его работа: "Пролюзия к медицине как основательной науке". Цель познания, по Велланскому, заключается в отыскании общего идеального начала в природе, а не в "объятии частных предметов". Но т.к. абсолютная сущность мира сверхчувственна, человеческий разум не в состоянии познать ее обычными чувственными способностями. Высшей познавательной способностью человеческого разума является сверхъестественная интуиция. Многообразие вещественного мира в основе имеет единую неделимую идею, называемую абсолютом или универсумом. И неорганическая и органическая при-рода рассматриваются при этом как выражение "мировой жизни", ее бытия и действия. В неорганической жизни абсолют раскрывается в динамических процессах магнетизма, электротицизма и химизма. Каждый из этих процессов распадается на две противополож-ности: магнетизм, выражающий протяженность, представляет собой единство противоположных сил - притяжения и отталкивания; электротицизм складывается из действующих на поверхности положительного и отрицательного зарядов; химизм означает целостность явления, включающую в себя множество противоположно направленных действий. Подобной схеме подчинена и органическая жизнь, в центре которой поставлен человек. Атрибут вечности абсолюта выражается во времени, бесконечности - в пространстве, всесущественности - в веществе.

Проявление абсолюта в природе совпадает с его самопознанием, которое проходит ступени неорганического мира, живого вещества и завершается в человеке. Неорганическая природа, органическая жизнь и человек - это три ступени творения и одновременно самопознания духа в сфере вещественного. В человеческом разуме завершается самопознание абсолюта. Этот процесс триадичен и включает: момент "взирающего субъекта" (осознание своего "Я"), момент "рассматриваемого объекта" (противопоставление "Я" внешнему миру и осознание собственной сущности через другое); установление их односущности, т.е. тождество "Я" и "не-Я", субъекта и объекта. Последнее означает абсолютное познание мирового разума.

В более поздних работах, таких как: "Биологическое исследование природы" (1812), где рассматриваются проблемы пространства и времени и доказывается, что они неотрывны от материи; и в особенности в работе "Опытная, наблюдательная и умозрительная физика", Велланский доходит до утверждения, что Бог является творцом материи и всей природы, как неорганической, так и органической, которая с помощью Бога приходит к человеку. Бог - абсолютное начало всего.

Несмотря на свой идеализм, Велланский признавал взаимосвязь всех явлений в природе, единство его органического и неорганического мира, тесную связь между естественными науками, в т.ч. между физиологией, физикой и химией.

У Велланского было немало последователей, среди которых философ идеалист М.Г.Павлов (1793-1840), а также представители философского течения любомудров, в особенности Веневитинов и кн. Одоевский.

Видный немецкий философ ИОГАНН БАПТИСТ ШАД, преподававший в 1804-1816 гг. в Харьковском университете, в истории русской философии традиционно характеризуется как шеллингианец, причем к философии Шеллинга, как считают исследователи, Шад пришел после основательной фихтеанской выучки.

Влияние Фихте, как считается, наиболее явственно проявилось в сочинении Шада “Absolute Harmonic des Fichte'schen Systems mil der Religion”, вышедшей в свет в Эрфурте (типография Геннинга, 1802 год). “Абсолютная гармония...”, по словам Шада, в действительности является третьим, наиболее оригинальным томом, завершающим ученический двухтомник “Gemeinfassliche Darstellung des Fichte'schen Systems und der daraus hervorgehende Religionstheorie”, также годом ранее вышедший в Эрфурте. “Абсолютная гармония...” представляет собой вместительный том, объёмом в пятьсот страниц, заслуживает отдельного исследования. Здесь же мы вынуждены ограничиться самыми общими моментами.

Шад, уже во введении к “Абсолютной гармонии системы Фихте с религией”, даёт понять, что в его лице читатель имеет дело не с рабским подражателем Фихте, но с самостоятельным исследователем, способным на критическое отношение к маститому учителю. Общим с Фихте Шад считает только “трансцендентальную точку зрения, отличную от обыденного употребления разума”. Философствование, по мысли Шада, должно преодолеть рефлексию (Reflexoionspunkt), с тем чтобы привести к знанию, в свете которого исчезает любая объективность, а всё реальное будет определено как чистое действие (als blouses Handein). Затем Шад делает, образно говоря, теологический ход. “Ur-Reale” он полагает как исключительно абсолютное действие, к тому же ничем не ограниченное. Оно, по его мнению, не может быть сведено ни к самоопределению (“Selbstbestimmen”), ни к определяемости (“Bestimmtwerden”). Основание этому следующее: любое определение предполагает ограничение, а там, где ограничение отсутствует, естественно, не может быть и определения. Отсюда мы приходим к выводу, что абсолютное действие, которое не имеет ничего общего с определением, - немыслимо и непостижимо. Если же мы и можем каким-то образом его помыслить, то делается это наперекор всем законам мышления. Выходит, “Ur-Reale” и есть Бог. Действие (“Handein”) в соответствии с учением Фихте полагается как Я и не-Я, то есть как сознательное и бессознательное. Здесь не место подробно анализировать названную выше работу Шада, отметим только наиболее важные в ней разделы, к которым, в частности, относятся вопросы о координации (взаимном ограничении) Я и не-Я, видах сущего, абсолютной субстанции как основе религии.

Шад критикует современников за то, что они, цепляясь за букву учения Фихте, а также за отдельные специфические его выражения, пренебрегли духом “Наукоучения”, и потому оказались неспособны верно оценить отношение йенского профессора к религии. В данном вопросе Шад рекомендует не упускать из виду суть системы Фихте, которая в различных сочинениях этого мыслителя не всегда определяется с достаточной чёткостью. Таковой сутью Шад считает абсолютное тождество, а именно положение, что объективное и субъективное, взятые как таковые, суть единство (das Subjektivitat und Objektivitat an sich schlechthin Eins sein).

Надо заметить, что к концу своего сочинения Шад, увлекшись критикой Фихте, доходит в ней до геркулесовых столпов. Фихте, говорит Шад, грешит непонятным языком. Сам Шад якобы прочитал творения своего учителя сотни раз, но ничего ровным счётом в них не понял (!). Отчаявшись от такого бесполезного чтения, он решил дедуцировать систему человеческого духа самостоятельно. Помимо темноты языка Фихте, продолжает язвительную критику Шад, не обладает даром ясного изложения. Философу, если он желает достичь чего-либо путного, следует поступать так, как если бы “Наукоучения” вообще не существовало. В самом деле, только наделённый изрядным даром иронии человек отважится после этих слов называть Шада верным последователем Фихте. В заключение Шад выражает сомнение в творческих потенциях своего учителя. “Ясное, как солнце, сообщение широкой публике о сущности новейшей философии”, рассуждает Шад, наряду с имеющими появиться вариантами “Наукоучения” у читающей публики успеха иметь определенно не будет. В оправдание Фихте Шад нашёлся только сказать, что создатель системы не обязан быть её комментатором. Понятность изложения для комментатора необходима абсолютно, а для создателя она лишь желательна. Себя Шад, само собой разумеется, причислял к комментаторам, хотя в теории религии он, вероятно в качестве бывшего монаха, посчитал себя превзошедшим спекулятивные построения своего бывшего учителя.

В самых общих чертах учение Шада о религии допустимо охарактеризовать следующим образом. Прежде всего, философ, исходя из априорных принципов, доказывает, что все народы, коль скоро они пришли к самосознанию, являются народами религиозными. Далее Шад определяет свою задачу так: “Показать, что некое определённое чувство, которое даже на высочайшем уровне интеллектуальной культуры не может быть охарактеризовано посредством адекватного выражения, - (среди цивилизованных народов такое чувство называют религиозностью) - неотделимо от природы ума. Как только это положение будет доказано, мы также докажем и то, что религиозность будет наличествовать при первом акте сознания”.

В начале своего труда Шад, как мы помним, определил природу Ur-Reale как божественную. В завершении же своей работы он приходит к выводу, что Я первоначально есть не что иное, как умное стремление (intelligentes Streben) к безусловно сверхчувственному, которое и представляет собой реальное (das Reale) .

В Украине Шад не ограничился одной преподавательской деятельностью. В Харькове он издал несколько солидных трудов, названия которых приводятся нами в библиографии. Г.Г.Шлет в своём “Очерке развития русской философии” детально остановился на латинской логике Шада “Institutiones philosophiae universae in usum auditorum suorum. T. 1. Logica pura et applicata”, вышедшей в свет в Харькове в памятный год “разгрома двунадесяти языков”. Остальные труды Шада, равно как и его коллег, ещё ждут своего исследователя.

Еще одним последователем немецкой классической философии в Украине был ЛОДИЙ ПЕТР ДМИТРИЕВИЧ (1764 – 1829) - философ-идеалист, профессор Львовского и Краковского университетов. С позиций сенсуализма критиковал кантианство. Его критику философии Канта можно выразить следующей цитатой: «Кант весьма неправильно обвиняет столь знаменитую познавательную силу человеческого разума, якобы оный по свойству своему тщетен и исполнен обманов и будто бы нас по врожденной и неизбежной необходимости только обманывает пустыми привидениями. Ибо разум человеческий бывает деятелен не по одному только желанию доставить своим понятиям подлежательное (субъективное) совершенство и систему, но также еще и по существенному своему духу сия деятельность его стремится к открытию предлежательного (объективного) достаточного основания всех наших познаний, и деятельность сия может токмо удовлетворена быть достижением его цели, т.е. достаточного предлежательного основания». (Лодий П.Д. Логические наставления. СПб., 1815. С. 267).

Курсы естественного права Лодия испытали на себе гонение со стороны властей. Был отстранен от преподавания. Многие рукописи Лодия погибли. Главные его сочинения: 1. Логические наставления, руководствующие к познанию и различению истинного от ложного. СПб., 1815; 2. Теория общих прав, содержащая в себе философское учение о естественном всеобщем государственном праве. СПб., 1878.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Насилие как зло и грех
Глобализация и идеи конвергенции
Понимание целостной личности в философии русского космизма
Проблема человека в философии
Методологическая функция философии в научном познании
Вернуться к списку публикаций