2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяФилософия — Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители



Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители


Содержание

  1. Введение
  2. Место немецкой классической философии в истории философской мысли
  3. "Коперниканский переворот" Канта
  4. Человек как «гражданин двух миров»
  5. Природа и свобода
  6. Теоретический и практический разум
  7. Деятельно-творческая основа бытия в философии Й. Г. Фихте
  8. Субъективная диалектика
  9. Философия тождества Ф. В. Й. Шеллинга
  10. Г.В.Ф. Гегель, его философская система и метод
    1. Человек как субъект духовной деятельности, который создает мир культуры
    2. Гегель о закономерностях становления сущности человека
    3. Тождественность бытия и мышления
    4. Диалектика Гегеля
  11. Антропологический материализм Л. Фейербаха
    1. Человек как природное, чувственно-телесное существо
    2. Чувственность и разум
    3. Общение и существование человеческой сущности
    4. Любовь как основа общения, универсальность человека, Л. Фейербах и кризис классической философии
  12. Проникновение идей немецкой классической философии в Украину (П.Лодий, И.Шад, Д.Велланский (Кавунник) и др.)
  13. Заключение
  14. Литература

Г.В.Ф. Гегель, его философская система и метод

Г.В.Ф. Гегель (1770-1831) создал грандиозную и всеобъемлющую философскую систему, в которой обобщил, насколько это способен сделать один человек, все существенные достижения не только философии, но буквально всех отраслей знаний. В основу своей системы он положил ряд исходных принципов. Поэтому весь разнообразный материал различных знаний представлен им не в хаотической, а именно в систематической форме. Г. Гегель принял во внимание достижения не только культуры Нового времени, но стремился опираться на всю совокупность накопленных человечеством знаний. Несмотря на то что в послегегелевское время философы пришли к выводу об ошибочности попыток построения столь всеобъемлющих систем, гегелевская философия остается грандиозным памятником человеческому духу в его стремлении «объять необъятное».

При всех особенностях современной интерпретации Г. Гегеля его философию следует рассматривать лежащей в русле новоевропейской культуры. В философии Г. Гегеля обнаруживаются те же фундаментальные черты этой культуры, которые ярко выражены у его предшественников.

Это культ научного разума, и активно-творческое отношение к миру. Г. Гегель более отчетливо, чем его предшественники, видит не только положительные, но и отрицательные стороны фундаментальных установок новоевропейского мышления. Обнаруживает он и то, что разделение на субъект и объект чревато внутренней разорванностью человеческого духа. Именно поэтому он и настаивает на тождестве субъекта и объекта. Однако в целом гегелевская философия остается внутри субъектно-объектной парадигмы, выявляя ее окончательные теоретические резервы.

Черта, отделившая гегелевскую эпоху от кантовской, проложена важнейшим событием, которое принято называть Великой французской революцией (1789-1796). И. Кант не успел осмыслить значение этого события и сделать из него философские выводы. Для Г. Гегеля и его современника Ф. Шеллинга Французская революция стала важнейшей проблемой творчества. От юношески восторженного отношения к ней Г. Гегель переходил ко все более глубокому осмыслению. В конечном итоге Французская революция истолковывается им как трагический факт, свидетельствующий о сложности и противоречивости истории и человеческой природы. Трагичность становится элементом гегелевской философии. В результате она лишается той разумной простоты и ясности, к которой стремились и которую считали идеалом и Р. Декарт, и И. Кант. На примере Французской революции Г. Гегель убеждается в том, что противоречивость бытия не может быть схвачена путем однозначных и простых оценок. Следовательно, знание, претендующее на истину, не может быть простым и легкодоступным. Тем самым Г. Гегель частично возвращается к идее герметического знания, характерной для древности и средневековья, - от которой в свое время отказался Р. Декарт. Однако существенно то, что гегелевская философия герметична в ином смысле, чем философия Платона или средневековая схоластика. Она адресована не к избранным («посвященным»), а ко всем, однако при соблюдении важнейшего условия: в процессе усвоения гегелевского учения человек должен быть готов к тому, чтобы не только принимать его как нечто внешнее; он должен быть готов изменить свою внутреннюю духовную сущность. Тот, кто думает воспринять гегелевскую философию на манер восприятия математики или физики или даже кантовской философии, ничего не поймет в ней. «Перед ним скоро встанет дилемма, по которой или читаемое лишено смысла, или сам читатель лишен дара к философии, и вся попытка в лучшем случае закончится недоумением и отказом от дальнейшего ознакомления». Трудности восприятия системы, подобной гегелевской, особенно возрастают по мере того, как в обществе растет вес формального и эмпирического знания. Рост значения этого типа знания формирует особую установку современного человека на механически-формальное восприятие. Вместе с тем современный человек ищет неформальных духовных путей, способных просветлить его душу. Согласно Г. Гегелю, чтобы найти их, потребны индивидуальные душевные усилия. Начать следует с забвения того, во что верилось прежде и к чему доселе склонялось мнение. Первое, что необходимо подлинному философу, - это смирение и способность к самоотверженному познанию.

Г. Гегель ведет читателя по пути духовного восхождения. Но мыслитель отчетливо понимает, что этот путь не может быть лишь его, Гегеля, изобретением. Это путь общечеловеческой культуры, взятой в ее историческом развитии. Одновременно это путь духовного развития отдельного человека. Трансцендентальный субъект И. Канта рассматривается им не статически, не в готовом виде, а в развитии. Человек проходит путь от детски-наивного сознания до зрелого. Задача мыслителя - обнаружить закономерности этого пути, его основные вехи и конечную цель. Именно так построено первое самостоятельное крупное произведение Г. Гегеля «Феноменология духа» (1807). В нем рассматриваются этапы развития человеческого сознания. Они есть одновременно этапы познания мира. Дух человека являет себя (отсюда название «феноменология»), постепенно все более прозревает, освобождается от обворожительных и наивных иллюзий, страданий и грез, зато приобретает мужество и зрелость. Г. Гегель исходит из различия души и духа. Душа в своем исходном виде субъективна. В ее состав входят ощущения, восприятия, представления, аффекты (страсти), Душа пристрастна. В ней выражаются особенности характера данного индивида, индивидуальный способ восприятия. Но душа способна к восхождению до уровня духа. Дух объективен. На этапе духа человек освобождается от мелкого, поверхностного, наносного. «Грань между субъективными и объективными элементами мысли проводится Гегелем в пределах реального живого сознания человеческой души». Душа Обнаруживает способность мыслить; мышление превращает душу в Дух. В мышлении реализуется высшая способность духа - разум. Разум отличен от рассудка. Рассудок оперирует абстрактно-формальным, т.е. систематизирует, классифицирует, подводит под рубрики и вообще действует в пределах правил формальной логики. Разум - способность к теоретическому мышлению. Для того чтобы подчеркнуть особенности теоретического подхода к действительности, Г. Гегель использует специальный термин «спекулятивное», или «спекулятивно-конкретное», выступающее у него синонимом теоретического.

Спекулятивная способность есть умение обнаруживать единство там, где рассудок видит лишь различия и противоположения. С трактовкой разума связаны особенности гегелевского рационализма.

Человек как субъект духовной деятельности, который создает мир культуры

Термин «антропология» применяется Г. Гегелем в узком значении, как учение о «природном, или непосредственном духе»: «Первое, с чем имеет дело антропология, есть качественно определенная и своим природным определением привязанная душа. Сюда относятся, например, расовые различия». Антропология, по Г. Гегелю, изучает душевные свойства, порожденные природными факторами, такими, как особенности географии мест проживания, климат, расовые и этнические различия. Эти факторы определяют некоторую первичную основу духовного начала в человеке, они существенно влияют на характер людей. С учетом их влияния Г. Гегель, например, определяет отличительные черты национального характера итальянцев, испанцев, французов, англичан, немцев. Понимаемая так, антропология близка к тому, что в наши дни принято называть «этнографией», «этнологией» (а иногда сохраняется прежнее название, принятое во времена Г. Гегеля, - «антропология»). Однако было бы ошибочным считать только эту часть учения Г. Гегеля учением о человеке: вся его философская система является в определенном смысле философской антропологией. Дело прежде всего в том, что он рассматривает человека как существо душевно-духовное. Душа - начальная стадия восхождения к духу - см. ранее.) Дух же, во всех его разнообразных проявлениях, является для Г. Гегеля основным предметом философии. Изучая дух, философия познает человека. Она превращается в самопознание человека. Характерна в этом смысле гегелевская трактовка древнего изречения, хорошо известного Сократу: «Познай самого себя - эта абсолютная заповедь не имеет значения только самопознания, направленного на отдельные способности, характер, склонности и слабости индивидуума, но значения познания того, что подлинно в человеке... - познания самой сущности как духа».

Таким образом, сущность человека, согласно Г. Гегелю, не сводится ни к природному, ни к чисто социальному началу. Он продолжает традицию, основанную еще Сократом. В составе человеческого существования выделяется то, что можно назвать собственно человеческим. Собственно человеческое сверхприродно, поэтому позиция Г. Гегеля в вопросе о человеке может быть охарактеризована как супранатурализм. Сверхприродное в человеке - божественного происхождения. Философия Гегеля стремится постигнуть смысл человеческой жизни. Она утверждает, что смысл человеческого бытия в свободе. Жизненный путь человека есть путь самоосвобождения духа. Сущность свободы в самоопределении. Человек должен пройти путь духовного самоопределения. Поэтому свобода есть творение человеком самого себя, своего духа. Это творение развивается во взаимодействии и противоборстве с внешним миром, который предстает как инобытие, первоначально чуждое и враждебное человеку.

Итак, смысл человеческой жизни в свободе и самоосвобождении. Этот смысл по своему существу не внешняя норма, он не предстоит человеку извне. Смысл человеческой жизни сокрыт в глубине человеческого духа, в качестве духовного начала, работающего над своим осуществлением. Это значит, что человеческий дух, даже когда не свободен, сохраняет силу освободить себя. Освободить свой дух и значит освободить себя. Человек живет не только для внешнего; все внешнее воспринимается им через внутреннюю жизнь души. В душе заключен дух, который по своей сути есть свобода.

Гегель о закономерностях становления сущности человека

По Гегелю, человек живет для жизни духа и только благодаря этой жизни. Человек живет той силой, идя которой он живет. Жизнь есть процесс самоосвобождения духа. Этот процесс имеет свои ступени, или этапы.

Первый этап связан с тем, что внутреннее наталкивается на что-то внешнее. Внешнее воспринимается как препятствие, как то, что ограничивает свободу. Внешнее ощущается как «другое» - инобытие. Инобытие имеет свою жесткость и непроницаемость. Оно ограничивает обнаружившую его внутреннюю силу. Однако выясняется, что в действительности инобытие совсем не чуждо внутреннему. Дух человека восходит ко второму этапу. Он осознает, что преодоление инобытия недостижимо на пути ослепленного отрицания, на пути его бесследного уничтожения. Освобождение мыслимо только следующим путем: инобытие должно быть принято и усвоено и затем должно быть разоблачено как мнимое инобытие. На втором этапе дух приемлет и усваивает инобытие. Инобытие становится частью духовного мира человека. Духовный мир не только обогащается за счет инобытия, но приобретает новую степень свободы. Это происходит потому, что инобытие осознается не как таковое, а как свое, как часть внутреннего. Оглядываясь «назад», на первый этап, дух убеждается, что чуждость внешнего заключалась в односторонней ориентации самого духа. Страх перед внешним был иллюзией духа. Это помогает перейти на третий, последний этап. Здесь инобытие осознается как мнимое инобытие. Включив инобытие в свой состав и освоив его, дух делает последний шаг - понимает, что чуждость внешнего была мнимой. Устанавливается спекулятивное тождество субъекта (человеческого духа) и объекта (внешнего мира).

По данной схеме происходит освоение духом различных внешних предметов. Тем же путем душа приемлет свое тело, свои собственные бессознательные влечения, бытие других людей, общество, экономическую жизнь и т.д. В конечном итоге свобода и разум состоят в том, что я возвышаюсь до формы «Я»=«Я», что я все познаю как принадлежащее мне, как «Я», что каждый объект я постигаю как звено в системе того, что есть я сам, - коротко говоря, что в одном и том же сознании я имею и «Я», и мир, в мире снова нахожу себя и, наоборот, в моем сознании именно то, что есть, что имеет объективность», - пишет Г. Гегель.

В этой ситуации объект побежден и «субъект получает полное основание сказать ему: «ты - это я, а я- это ты; или ты и я- одно и то же». Объект оказывается разоблаченным, а субъект - свободным от инобытия». Субъект приобретает полную власть над объектом, тем самым становится свободным. Свобода предполагает, следовательно, что субъект справился со своим содержанием, он осуществил присвоение и овладение, закончил разоблачение инобытия, проработал его и снял различие между ним и собою; он превратил инобытие в свой знак и отображение. Процесс самоосвобождения предстает как своеобразное углубление духа. Дух углубляется в объект и в то же время в себя. Углубление духа в объект необходимо для того, чтобы осуществить истинное самоуглубление. Каждый этап, вводящий субъекта в объект, подвигает дело самоосвобождения субъекта. Таким образом, борьба с объектом необходима духу для его освобождения. Победа заключается в присвоении духом инобытия, в превращении его в свою часть. Дух обретает свободу, потому что может оперировать с бывшим инобытием легко и непринужденно, он познал инобытие, «снял» его чуждость.

Легко заметить, что процесс самоосвобождения духа, описанный Г. Гегелем, совпадает с тем, что происходит в глубине человеческого сознания, когда человек познает какой-либо предмет или овладевает навыками профессии. Действительно, вначале то, чем предстоит овладеть, предстает как нечто чуждое и пугающее. Но по мере того как знания и навыки совершенствуются, предмет становится все более «своим»; человек как бы «срастается» со знаниями и навыками как частью своей души. Наконец, человек осваивает свое дело и необходимые для него знания настолько, что чувствует себя в рамках профессии легко и непринужденно. О таком человеке принято говорить, что он «владеет профессией», «владеет предметом», «владеет ситуацией». Но у Г. Гегеля речь идет не только об овладении отдельным предметом, подлежащим изучению. Он полагает, что на том же пути можно «овладеть» природой как таковой, миром, историей, экономической и политической жизнью общества и т.д.- всем без исключения и без существенного остатка. Некоторый остаток может сохраниться за пределами нашего разума, но он несуществен. Следовательно, разум человеческий имеет все перспективы стать господином мира. В господстве над миром видит Г. Гегель свободу человека; только с достижением господства связывает он самоосвобождение духа.

Процесс самоосвобождения духа трактуется Гегелем еще и как развитие сознания от преобладания субъективной стороны к объективной и далее, к абсолютной. В этом случае дух подразделяется на три разновидности, которые являются одновременно и этапами преодоления субъективности, и этапами восхождения к абсолютности. Гегель выделяет субъективный, объективный и абсолютный дух.

Субъективный дух - такая стадия развития человеческой психики и сознания, на которой преобладающей являются индивидуальные стороны бытия, рассматриваемые изолированно от «большого» мира. Человеческий дух замкнут в себе, он страшится внешнего мира. В страхе он уходит в себя; говоря более точно, страх перед инобытием препятствует духу открыться навстречу миру. Однако такое положение в известном смысле нормально для первой фазы развития духа. Ее изучению посвящены соответствующие науки: антропология, феноменология и психология. Прорыв от субъективности к объективности происходит через практический дух. Практический дух - последняя фаза субъективности, открывающая путь к объективности. На этой фазе в дело вступает воля, реализующаяся в поступке. Поступок предполагает стимул для своего осуществления, т.е. интерес. «Поступок есть цель субъекта, а также его деятельность, осуществляющая эту цель только вследствие того, что субъект таким образом присутствует (даже) и в самом бескорыстном поступке, так как благодаря его интересу и существует вообще совершение поступков». Но для совершения поступка субъект нуждается в теории, ибо в противном случае поступок останется субъективным произволом. Ощущая потребность в теории, дух делает важный шаг навстречу свободе, поскольку «действительная свободная воля есть единство теоретического и практического духа».

Под объективным духом (второй стадией развития духа) Г. Гегель понимает такие формы сознания, которые не могут быть сведены к индивидуальным проявлениям, они общественны по природе. Это право, мораль и нравственность. В рамках нравственности он рассматривает также государство. Дух осваивает объективные формы для того, чтобы двигаться дальше. Он переходит на ступень абсолютного духа. Последний включает в себя искусство, религию Откровения (христианство) и философию. Освоением философии завершается путь духовного развития. Философия - вершина эволюции духа, поскольку именно в ней разум получает наибольшее развитие. В философии же происходит окончательная встреча индивидуального человеческого разума с «разумностью мира». Иначе говоря, через философию человек окончательно убеждается, что всюду в мире есть своя закономерность, доступная человеческому уму. Закономерно отнюдь не все и не всегда (в мире сохраняется несущественный, незакономерный, т.е. хаотический элемент), но мир закономерен в основе. Овладев философией, дух завершает путь своего духовного самоосвобождения, он свободен в абсолютном смысле. Под абсолютностью здесь понимается полное и глубокое овладение методом самоосвобождения. Этот метод и заключен в гегелевской философии. Овладев ее методом, человек способен объяснить любое явление (в том числе и не описанное в гегелевской философии) с позиции разумности. Философия Г. Гегеля должна научить усматривать закономерность мира: природы, общества, истории, человеческой жизни. По мысли Г. Гегеля, в этом и состоит свобода.

Тождественность бытия и мышления

Гегель отвергает утверждение Шеллинга о том, что первоначало должно быть мыслимо как абсолютное тождество субъективного и объективного, исключающее какое бы то ни было различие между ними. Тождество и различие диалектические противоположности, неотделимые друг от друга.

Первоначальное тождество, образующее субстанциальную основу мира, есть, по Гегелю, тождество мышления и бытия, в котором, однако, изначально наличествует различие между объективным и субъективным, но само это различие существует лишь в мышлении.

Мышление, по Гегелю - это не только субъективная, человеческая деятельность, но и независимая от человека объективная сущность, первооснова, первоисточник всего существующего.

Мышление, утверждает Гегель, "отчуждает" свое бытие в виде материи, природы, которая есть "инобытие" этого объективно существующего мышления, именуемого Гегелем абсолютной идеей. С этой точки зрения разум не специфическая особенность человека, а первооснова мира, из чего следует, что мир в основе своей логичен, существует и развивается по законам, внутренне присущим мышлению, разуму. Таким образом, мышление и разум рассматриваются Гегелем как независимая от человека и человечества абсолютная сущность природы, человека, всемирной истории. Гегель стремится доказать, что мышление, как субстанциальная сущность, находится не вне мира, а в нем самом, как его внутреннее содержание, проявляющееся во всем многообразии явлений действительности.

Стремясь последовательно провести принцип тождества мышления и бытия, Гегель рассматривает мышление (абсолютную идею) не как неподвижную, неизменную первосущность, а как непрерывно развивающийся процесс познания, восходящий от одной ступени к другой, более высокой. В силу этого абсолютная идея не только начало, но и развивающееся содержание всего мирового процесса. В этом смысл известного положения Гегеля о том, что абсолютное должно быть понято не только как предпосылка всего существующего, но и как его результат, т.е. высшая ступень его развития. Эту высшую ступень развития "абсолютной идеи" составляет "абсолютный дух" - человечество, человеческая история.

Мышление по сравнению с чувственными восприятиями представляет собой высшую форму познания внешнего мира. Мы не можем чувственно воспринимать то, чего уже нет (прошлое), то, чего еще нет (будущее). Чувственные восприятия непосредственно связаны с объектами, предметами, воздействующими на наши органы чувств; наука же обнаруживает, открывает явления, которых мы не видим, не слышим, не осязаем. Однако, как ни велико значение мышления, как ни беспредельны возможности теоретического познания, мышление базируется на данных чувственного опыта и без него невозможно. Гегель в силу свойственной ему идеалистической недооценки чувственных данных не увидел глубокого диалектического единства рационального и эмпирического, не понял, как из чувственных восприятий внешнего мира мышление черпает свое содержание. Содержание мышления (содержание науки), по мнению Гегеля, есть ему одному (одному лишь мышлению) присущее содержание; оно не получено извне, а порождено мышлением.

Познание, с этой точки зрения, не есть обнаружение того, что существует вне нас, вне мышления; это - обнаружение, осознание содержания мышления, науки. Выходит, следовательно, что мышление и наука познают свое собственное содержание и познание оказывается самосознанием духа. В конечном итоге Гегель приходит к фантастическому выводу, что человеческое мышление есть лишь одно из проявлений некоего абсолютного, вне человека существующего мышления - абсолютной идеи, т.е. Бога. Разумное, божественное, действительное , необходимое совпадают друг с другом, согласно учению Гегеля. Отсюда вытекает один из важнейших тезисов гегелевской философии: все действительное разумно, все разумное действительно.

Мышление отражает объективную реальность, и, поскольку оно правильно ее отражает, можно говорить о разумном взгляде на мир. Но Гегель отождествляет отражение действительности (разум) и то, что отражается, - объективную реальность. Это тождество мирового разума с многообразным миром явлений, этот процесс мышления, содержит в себе все многообразие действительности, и называется им "абсолютной идеей", с одной стороны, наполняется совершенно реальным природным и историческим содержанием, а с другой стороны, оказывается рафинированным представлением о Боге.

Основной формой мышления является понятие. Поскольку Гегель абсолютизирует мышление, он неизбежно обожествляет и понятие. Оно, по его учению, "есть начало всякой жизни" и представляет собой "бесконечную творческую форму, которая заключает внутри себя всю полноту всякого содержания и служит вместе с тем его источником". Выступая против материалистического учения о понятии как высшей форме отражения объективной действительности, Гегель ставит с ног на голову действительное отношение между мышлением и бытием: не мышление, говорит он, отражает бытие, а бытие представляет собой воплощение мышления, понятия, идеи.

Итак, исходный пункт гегелевской философской системы - идеалистическое отождествление мышления и бытия, сведение всех процессов к процессу мышления. Действительная история сводится к истории познания, а рост и углубление знаний о мире рассматриваются как развитие самой действительности. Гегель обожествляет процесс познания, осуществляемый человечеством, выдавая его за божественное самопознание, а также за познание человечеством Бога и тем самым самого себя.

Диалектика Гегеля

Высшим достижением немецкой классической философии являлась диалектика Гегеля. Гегель впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т.е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и сделал попытку раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития .Для нас здесь безразлично, что Гегель не разрешил этой задачи, но важно то, что он поставил ее. Значение философии Гегеля заключалось в том, что в ней в систематической форме было изложено диалектическое миропонимание и соответствующий ему диалектический метод исследования. Гегель разрабатывал диалектику как философскую науку, обобщающую всю историю познания и исследующую наиболее общие закономерности развития объективной действительности. В особенности же Гегель стремился исследовать и всесторонне обосновать важнейшие принципы диалектического способа мышления, в корне противоположного метафизике. Подвергнув глубокой и основательной критике метафизический метод, Гегель сформулировал, правда, в идеалистической форме, законы и категории диалектики.

Опираясь на диалектические идеи Канта, Фихте, Шеллинга, развивая их, Гегель вместе с тем отвергает ряд ошибочных положений, содержавшихся в учениях этих мыслителей. Гегель справедливо расценивает кантовскую попытку исследовать человеческую способность познания вне истории познания, вне .реального ее применения как бесплодную схоластическую.

Столь же определенно выступил Гегель против субъективизма Канта и Фихте. Природа, по Гегелю, существует независимо от человека, а человеческое познание обладает объективным содержанием. Отвергая кантовское субъективистское противопоставление сущности и явления, Гегель учил, что явления столь же объективны, как и сущность, сущность является, т.е. обнаруживается в явлении, ввиду чего и явление существенно. Познавая явления, мы тем самым познаем и сущность.

Исходя из диалектического положения о единстве сущности и явления, Гегель отверг кантовское учение о непознаваемости «вещи в себе»; в природе вещей нет никаких непреодолимых преград для познания. «Скрытая сущность вселенной не обладает в себе силой, которая была бы в состоянии оказать сопротивление дерзновению познания, она должна перед ним открыться, развернуть перед его глазами богатства и глубины своей природы и дать ему наслаждаться ими».

Гегель резко критиковал Шеллинга за недооценку роли логического мышления и логики вообще, за интуитивизм, который в конечном итоге привел Шеллинга к откровенному иррационализму. Однако, будучи идеалистом, Гегель не смог подвергнуть критике основной идеалистический порок своих ближайших предшественников: для него, также как и для других идеалистов, природа является производным от сверх природного духа. Именно поэтому Гегель не смог решить тех великих диалектических проблем, которые были поставлены предшественниками его собственной философии.

Он полагал, что ни материя, ни сознание человека не могут рассматриваться как первичное, ибо сознание невозможно логически вывести из материи, а материя также не выводима из человеческого сознания, которое само должно быть понятно как результат предшествующего развития абсолютного субстанциального первоначал.

В оценке философии у Гегеля есть много ценного. Он подчёркивал, что философское обобщение действительности не есть дело произвола, капризное желание пройтись для перемены разочек на голове, после того, как ходили долго на ногах. Но он не отвергал содержание положительных наук, просто философия не должна с ними считаться.

Заслуга Гегеля состоит в том, что он развил диалектический метод понимания мира. Гегель разработал вопросы взаимосвязи, движения, развития и превращения количественных изменений в качественные, вопросы природы теоретического мышления, о логических формах и категориях, в которых осуществляется это теоретическое мышление.

Большой вклад сделан Гегелем в понимании метода науки. Метод, согласно Гегелю, - это не совокупность искусственных приёмов изобретённых человеком, он есть нечто, что не зависит от предмета исследования. Метод - отражение реальной связи, движения, развития явлений объективного мира. Гегель показал, что познание есть исторический процесс.

Поэтому истина - это не готовый результат познания, навсегда данный, она постоянно развивается; логические формы, в которых развивается истина, имеют объективный характер.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Традиции школы всеединства в России
Личность Владимира Соловьёва и её влияние на становление философии всеединства
Глобализация и проблема войн в современном мире
Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители
Ориентация на целостную личность как исходная установка «нового ценностного мышления» К. Гюнцля
Вернуться к списку публикаций